Перечень учебников

Учебники онлайн

Организационная перестройка и восстановление промышленности

Одним из проявлений нэпа в промышленности было то, что теперь снова разрешалось капиталистическое предпринимательство, правда, лишь в определенных ограниченных формах:

1) разрешались мелкие частные предприятия с числом рабочих до 20 человек;

2) разрешалась сдача в аренду государственных предприятий;

3) допускалось создание смешанных акционерных обществ с участием государственного и частного капитала;

4) для привлечения иностранного капитала разрешалось сдавать хозяйственные объекты в концессии иностранцам.

Доля концессий в промышленном производстве страны была невелика — они выпускали лишь 1% промышленной продукции. Высоким их удельный вес был в горной промышленности — концессионеры добывали 60% свинца и серебра, 85% марганцевой руды, 30% золота. Но иностранцы производили также 22% одежды и предметов туалета.

В связи с иностранными концессиями следует отметить еще одно явление тех лет: в Россию приезжали тысячи рабочих из индустриальных стран, чтобы, опираясь на силу своих профсоюзов, помочь наладить хозяйство, и нередко создавали здесь свои концессионные предприятия.

Группа американских рабочих организовала в Кузбассе Автономную индустриальную колонию АПК — "пролетарскую концессию", как ее называли. Под лозунгом "Превратим Сибирь в новую Пенсильванию" они стали не только налаживать добычу угля и производство кокса, но и, привезя из США тракторы и породистый скот, создали образцовое подсобное хозяйство. Американский профсоюз швейников организовал Русско-американскую индустриальную корпорацию, объединив десяток швейных фабрик в Москве и Петрограде.

В разгар нэпа капиталистический сектор охватывал значительную часть легкой промышленности и давал на рынок если не основную, то весьма значительную часть товаров народного потребления. В дальнейшем государственная промышленность, используя силу государства, оттесняла капиталистов и завоевывала рынок. В 1925 г. на частных предприятиях работали 1/10 рабочих, эти предприятия давали 27% промышленной продукции. Сопоставление этих цифр показывает, что производительность труда в капиталистическом секторе была выше, чем на государственных предприятиях. Государственный сектор производил в это время 65% продукции. Остальное приходилось на кооперативный сектор.

Преимущества государственного капитализма перед частным заключались в преимуществах крупных предприятий перед мелкими заведениями. К тому же предприятия государственного капитализма действовали под государственным контролем и в перспективе, по окончании срока аренды или концессии, должны были превратиться в государственные.

Но новая политика в промышленности заключалась не только в разрешении частного предпринимательства. Поскольку в хозяйстве были восстановлены рынок, прибыль, материальная заинтересованность и поскольку рядом с государственными действовали капиталистические предприятия, была перестроена и организация государственной промышленности.

Эта перестройка выразилась, во-первых, в переводе предприятий на хозрасчет. Если в период военного коммунизма они не имели хозяйственной самостоятельности, получали от государства все, необходимое для производства, и ему же сдавали продукцию, то теперь они должны были вести хозяйство самостоятельно, закупать на рынке сырье и материалы, сбывать свою продукцию, получать прибыль и, заплатив из этой прибыли налог государству, продолжать производство за счет этой прибыли. Государственные предприятия переводились на так называемый хозяйственный расчет, то есть, по сути, в значительной степени на коммерческие и капиталистические начала. Однако хозрасчет не считался явлением, свойственным социалистическому хозяйству.

Во-вторых, произошел переход от главков к трестам и синдикатам. Если прежде все предприятия каждой отрасли были подчинены своему главку, т. е. отделу ВСНХ, то теперь главным звеном управления промышленностью стали тресты. Трест был территориально-отраслевым объединением, т. е. он объединял лишь часть предприятий отрасли, расположенных на определенной территории. Например, трест Югосталь объединял металлургические заводы Юга, трест Северолес — лесную промышленность севера европейской части страны. Подчеркивалось, что тресты — хозрасчетные объединения, что они "действуют на началах коммерческого расчета с целью извлечения прибыли".

Трест объединял предприятия, укрупнял, кооперировал производство, что позволяло наладить разделение труда между предприятиями. Иногда трест практически становился предприятием, а прежние предприятия — его цехами. Вспомним, что одной из важнейших задач новой политики было укрупнение производства, пусть в данном случае только организационное. Трест намного удешевлял заготовку сырья и сбыт продукции, так как объединил заготовительные и сбытовые конторы предприятий. К тому же все предприятия государство не могло обеспечить специалистами. Специалисты теперь концентрировались в тресте и оттуда могли руководить всеми его предприятиями. К концу 1922 г. в тресты было объединено 90% промышленных предприятий.

Тресты были организованы по образцу капигпалистических монополий. Они и должны были действовать как монополии, вытесняя частный капитал, разоряя капиталистов. Но они стали конкурировать и между собой, что увеличило рыночную стихийность. Именно стихийности, неконтролируемости руководители советского хозяйства особенно боялись. Поэтому тресты и нетрестированные предприятия каждой отрасли объединялись в синдикаты. Синдикаты тоже были построены по образцу капиталистических монополий. Они объединили только заготовку материалов и сбыт продукции, т. е. были торговыми организациями, зато охватывали целую отрасль (текстильный, табачный, кожевенный синдикаты). Внутри синдиката тресты уже не конкурировали между собой, а вместе действовали против частного капитала. Уже к концу 1922 г. 80% трестированной промышленности было синдицировано.

Еще до введения продналога, в феврале 1921 г., был организован Госплан (Государственная плановая комиссия), который должен был действовать на основе плана ГОЭЛРО, конкретизируя основные направления этой программы. Вначале разрабатывались только годовые планы по отдельным отраслям, но и те выполнялись лишь на 50—80%, потому что охватывали только производственно-техническую сторону хозяйственной деятельности, и нередко оказывалось, что для выполнения плана не хватает денег. С 1924 г. в планах стали учитывать финансовые возможности и планы стали называть промфинпланами. Наконец, в 1925 г. отраслевые планы впервые сливаются в единый годовой план промышленности и строительства.

Восстановление началось с легкой промышленности. Тяжелая промышленность была сильно разрушена, для ее восстановления нужны были огромные капиталовложения, в качестве сырья и топлива нужны были железо и каменный уголь, которые сами являлись продукцией той же тяжелой промышленности. Легкая промышленность довольствовалась дровами и торфом, сырье получала от возрождавшегося сельского хозяйства. Она не требовала больших капиталовложений, к тому же именно в ней действовали частный капитал и кустарные артели.

Первоочередное восстановление легкой и мелкой промышленности было не только возможно, но и необходимо — необходимо для того, чтобы после бедствий войны одеть и обуть людей, а особенно — чтобы получить продовольствие для города: без обмена на промышленные товары крестьяне не дадут городу хлеб, товарооборот между городом и деревней не будет восстановлен. А крестьянам прежде всего нужны были потребительские товары — ткани, обувь, мыло и т. п., — производимые легкой промышленностью. Короче говоря, восстановление легкой и мелкой промышленности означало создание необходимых предпосылок для восстановления тяжелой индустрии.

Но что значит — мелкая промышленность? Это кустарно-ремесленное производство. В 1925 г. в кустарной промышленности были заняты 2/3 всех работников промышленного производства, т. е. кустарей было вдвое больше, чем рабочих. Правда, давали кустари лишь 1/3 промышленной продукции — вдвое меньше, чём крупная промышленность.

В 1925 г. было получено только 75% промышленной продукции от уровня 1913 г. Довоенный уровень промышленного производства был восстановлен в 1926 г. С учетом продукции мелкой промышленности, таких потребительских товаров, как ткани, обувь, сахар, мыло, плуги, было в 1925 г. произведено больше, чем до войны. Каменного угля и металла пока выпускалось вдвое меньше, чем до войны. Не достигло пока довоенного уровня и машиностроение, но зато было освоено производство таких машин, которые до этого в России не выпускались — гидротурбин, электрогенераторов. А выработка электроэнергии уже на 40% превысила довоенный уровень. В этом уже сказывалось сочетание плана и рынка. По плану государство направляло максимум ресурсов в сферу электрификации, обеспечивая ее ускоренный рост, но в то же время рыночный спрос стимулировал высокие темпы, развития производства товаров народного потребления

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com