Перечень учебников

Учебники онлайн

Рыночные преобразования в государствах Балтии

Литва, Латвия и Эстония вышли из состава СССР в 1991 г. раньше всех бывших союзных республик и провозгласили государственную независимость. Для этих стран был характерен более высокий уровень экономического развития по сравнению с другими союзными республиками. Произведенный национальный доход на душу населения на 10 – 19% превышал среднесоюзный уровень. Характерно, что, когда в СССР в целом в 1986—1989 гг. темпы развития народного хозяйства снижались, в Прибалтийских республиках они по сравнению с предшествующим пятилетием выросли: в Литве – 1,3 раза, в Эстонии – в – 1,4, в Латвии – 1,5 раза.

Прибалтийские государства были меньше интегрированы в общесоюзную экономику, созданные здесь отрасли не были ориентированы на удовлетворение общесоюзных потребностей в отличие от Украины и Беларуси. Значительная часть производственного потенциала была направлена на удовлетворение собственных потребностей, что впоследствии облегчило структурные рыночные преобразования.

Начавшиеся реформы в Литве, Латвии и Эстонии проводились в соответствии с традициями монетаризма:

отказ от прямого государственного регулирования деятельности предприятий;

последовательная либерализация цен;

поддержка частного предпринимательства;

приватизация и акционирование государственной собственности;

переориентация на европейский и мировой рынки;

привлечение иностранного капитала;

жесткая финансово-кредитная политика.

Глубокий экономический кризис, приведший к распаду СССР, наложил существенный отпечаток на экономическую жизнь государств Балтии, которые не предполагали вступления в СНГ и сразу поставили задачу преодоления экономической зависимости от России посредством расширения торговли с Западной Европой.

Однако в первые месяцы самостоятельного развития Балтийские страны, как и большинство советских республик, оказались в полосе постоянно растущей инфляции, разрушающейся финансово-кредитной сферы.

В первой половине 1992 г. в бывшем Советском Союзе в пределах одного денежного пространства действовали 15 независимых центральных банков бывших союзных республик, которые выдавали кредиты. Сложилась своеобразная конкуренция за выпуск максимального количества денег, причем не только наличных, но и кредитных, что вело к неизбежной дестабилизации рубля. И если республиканский банк отказывался от подобных мер, то его республика получала меньшую долю общего объема национального продукта, так как другие заплатили бы ей кредитами, а не товарами и услугами.

В этой ситуации утверждение экономического суверенитета Прибалтийские страны начали с выхода из рублевой зоны, перехода к конвертируемой и устойчивой национальной валюте.

В мае 1992 г. начала восстанавливать свою довоенную валюту Латвия. Первоначально был налажен выпуск латвийских рублей в качестве временной валюты, используемой наряду с российским рублем по курсу 1:1. В июле того же года латвийский рубль – рублис стал единственным законным платежным средством во внутреннем обращении. Менее чем через год – к июню 1993 г. – в стране вводится лат, который становится единственным платежным средством.

В октябре 1992 г. в качестве единственной национальной валюты другое Прибалтийское государство – Литва начала использовать талон (купон), до этого обращавшийся параллельно с российским рублем. В июне 1993 г. талоны как временная валюта были заменены литовским литом в соотношении 100 : 1. С августа 1993 г. хождение иностранной валюты на территории было республики запрещено.

В июне 1992 г. национальную валюту – крону вводит Эстония. Устанавливается фиксированный курс кроны по отношению к немецкой марке – 8:1. Центральный банк страны с самого начала гарантировал конвертируемость кроны. Эстонская валюта до настоящего времени остается наиболее стабильной, ее девальвация запрещена законом.

Введение собственных национальных валют сопровождалось жесткой денежно-кредитной политикой:

сокращением расходов бюджета;

отказом от финансирования бюджетных расходов за счет эмиссии;

ограничением выдаваемых банками кредитов;

переводом кредитования на коммерческую основу и др.

В итоге высокие темпы инфляции, составившие в 1992 г. в Литве – 1162,5%, в Латвии – 958, в Эстонии – 1042,4%, в 1993 г. составили соответственно 188,3; 35 и 35,7%. Вместе с тем, несмотря на столь значительные успехи в смягчении инфляции, ситуация в этой области еще далека от желаемой. В 1994 г. уровень инфляции в Латвии составлял около 46%, в Эстонии – 47, в Литве – 45%.

Имевшиеся у Прибалтийских республик в первые месяцы независимости достижения в антиинфляционной политике не были дополнены успехами в сфере производства. Свертывание экономических связей с Россией и другими бывшими советскими республиками и резкое удорожание традиционного импорта привели к обвальному спаду производства.

В Литве объем промышленного производства в 1992 г. сократился в 2 раза, продукции сельского хозяйства – на 30%. В 1993 г. объемы производства снизились на 46% по сравнению с 1992 г. В Латвии в 1992 г. производство промышленной продукции сократилось на 35%, в 1993 г. – еще на 38%. В Эстонии в 1992 г. продукция промышленности упала на 39%, сельского хозяйства – на 21%. В результате такого сокращения производства происходил фактический развал государственного сектора экономики, который ранее работал на союзный комплекс. При этом падение затронуло и отрасли легкой, пищевой промышленности, чья продукция адресовалась внутреннему потребителю.

Во второй половине 1993 г. в Эстонии замедлился спад производства и наметилась определенная стабилизация, хотя еще недостаточно устойчивая. Эта тенденция сохранилась в Эстонии и в 1994 г. ВВП за 1994 г. увеличился по сравнению с 1993 г. на 5%. В 1994 г. явственно обозначается и выход из спада экономики Литвы: ВВП вырос на 1,5%. Положительные сдвиги произошли и в экономике Латвии.

Таким переменам способствовали рыночные преобразования, иностранные инвестиции, начавшаяся реструктуризация производства, расширение негосударственного сектора экономики.

В ноябре 1992 г. Европейский союз выделил Балтийским странам займы, рассчитанные на семь лет. В ходе визита президента США Б.Клинтона в Ригу в 1994 г. было объявлено об официальном учреждении Балтийско-американского фонда предпринимательства для содействия развитию частного сектора в Литве, Латвии и Эстонии.

В области торговли политики стран Балтии стремятся уменьшить зависимость от бывших советских республик, переориентироваться на Запад и другие мировые державы. Провозглашаются почти полный отказ от протекционизма, свободная и в основном беспошлинная торговля. В 1994 г. ЕЭС подписал соглашения о торговле с Балтийскими государствами, которые вступили в силу в 1995 г. и предполагают создание зон свободной торговли промышленными товарами между ЕЭС и Прибалтикой.

Наибольших результатов в переориентации внешней торговли на мировые рынки добилась Эстония. В начале 1993 г. на западные страны приходилось 2/3 ее товарооборота, хотя, в 1990 г. 90% в нем занимали советские республики.

Однако вхождение в мировую экономику сопряжено с немалыми сложностями. Незащищенность внутреннего рынка ведет к доминированию импорта, ставит в тяжелое положение собственных производителей. Ощущается недостаток валютных средств и слабая конкурентоспособность выпускаемой продукции. Зависимость этих государств от России и других стран СНГ оказалась сильнее, чем предполагалось, и они вынуждены обращаться к рынку бывших советских республик для приобретения необходимых материально-технических ресурсов и реализации собственной продукции.

В тяжелом положении в странах Балтии в условиях перехода к рынку оказалось сельское хозяйство. Формальное упразднение колхозов и совхозов в этих республиках сопровождалось приватизацией сельхозугодий, созданием фермерских хозяйств. Бывшие колхозники фактически оказались лишенными техники, денежных средств, государственной поддержки. Это привело к обозначившимся процессам натурализации, резкому падению объемов аграрного производства.

Особенно глубоко кризис поразил аграрный сектор Литвы. Здесь сельскохозяйственное производство по сравнению с 1989 г. уменьшилось более чем наполовину. Это объясняется сокращением сельхозугодий, спадом урожайности, сокращением поголовья скота, которое к началу 1994 г. составляло около 60% от уровня 1991 г. Кроме того, в результате распределения земли в стране средний земельный надел составляет примерно 9 га, что недостаточно для ведения высокорентабельного хозяйства. Большую роль в сельскохозяйственном производстве играют сельские жители, имеющие в подсобном хозяйстве 2 – 3 га земли.

К 1995 г. в Литве частные хозяйства составили 60% от общей площади сельскохозяйственных угодий. Обозначилась тенденция увеличения производства сельхозпродукции в частных фермерских хозяйствах.

Аналогичные процессы проходили и в сельскохозяйственном секторе Латвии и Эстонии, где особенно резко снизились показатели животноводства. В Латвии поголовье скота сократилось почти на 40%, в Эстонии несколько меньше. В результате в латвийских хозяйствах производство мяса в 1993 г. составило лишь около 62% от уровня 1990 г., молока – 64,4, яиц – 42,3%. Сокращение этих показателей, хотя и в меньших размерах, обозначилось и в Эстонии.

При этом необходимо отметить, что в советские времена значительная часть сельхозпродукции предназначалась не для внутри республиканских прибалтийских рынков, а для всесоюзного потребления, ибо Латвия, к примеру, производила тогда около 170 кг мяса на каждого жителя, и этого количества хватило бы, чтобы снабдить все республики Средней Азии. Однако для производства этой продукции СССР поставлял тогда в необходимых количествах и технику, и горюче-смазочные материалы, и разнообразные корма.

В новых условиях хозяйствования в государствах Балтии происходит закономерная реструктуризация производства, предполагающая сокращение сельскохозяйственного комплекса из-за отсутствия прежнего рынка. Например, в Эстонии доля промышленного производства в ВВП в 1994 г. составляла 21,1%, а сельскохозяйственного – чуть более 8%, тогда как в 1989 г. соответственно 36,3 и 16,6 %, но при этом увеличилась доля торговли и сферы услуг в 2,5 раза.

Вместе с тем стабилизация сельскохозяйственных отраслей в республиках Балтии осложняется неконкурентоспособностью многих видов аграрной продукции не только на внешнем, но и на внутреннем рынке, куда поступают более дешевые продукты питания как из ближнего, так и из дальнего зарубежья-.

Значительное место в рыночных преобразованиях Балтийских государств занимает приватизация. Первой этот процесс начала Литва, где приватизация проходила быстрее, чем в соседних Прибалтийских странах. Закон о первоначальной приватизации государственной собственности был принят уже в феврале 1991 г. На продажу выставлялись многие государственные промышленные, торговые и другие предприятия, а также жилье и земля. Граждане Литвы получили для этой цели приватизационные чеки. Разгосударствлению в первую очередь подлежали мелкие и средние объекты. В середине 1994 г. в частном секторе было занято 63,5% от общей численности занятых в хозяйстве в целом. Наиболее высокий уровень занятых на частных предприятиях был в сельском и лесном хозяйстве – 96% от общего числа занятых; в торговле – 93,4, в обрабатывающей промышленности – 63%. Предприятия приватизировались тремя методами: аукционы, продажа акций, продажа за твердую валюту. Двумя наиболее крупными объектами продаж за валюту явились Клайпедская табачная фабрика и Каунасское кондитерское предприятие.

В Латвии приватизация шла медленнее. Только осенью 1993 г. было создано Управление по приватизации государственных фирм. На базе государственных предприятий создаются акционерные компании и частные фирмы. До ноября 1993 г. власти продали лишь 15 из 703 предприятий, выставленных на продажу. Всего было приватизировано лишь 13% госпредприятий. В сельской местности к началу 1994 г. крестьянским хозяйствам было передано свыше четверти общей площади обрабатываемых земель, вступил в силу Закон о приобретении земли в личную собственность.

Управление по приватизации в Эстонии, организованное в середине 1992 г., подготовило список из 37 крупных компаний, предназначенных на продажу. В 1993 г. были проданы еще 52 компании. Как и в других странах Балтии, здесь быстрее проходит приватизация малых предприятий. К началу 1994 г. свыше 80% сферы услуг и общественного питания находилось в частных руках.

Характерной особенностью приватизации, проходящей в Балтийских республиках, является принятие законов о возвращении бывшим владельцам и их наследникам прав собственности на движимое и недвижимое имущество. Предприятия, национализированные в 1940 г., подлежали возврату их прежним владельцам. Однако процесс восстановления в правах бывших собственников, так называемая реституция, проходит весьма трудно и сопряжен со многими сложностями.

Постоянно идущие и необратимые процессы разгосударствления и приватизации привели к формированию в Балтийских государствах смешанной многоукладной экономики с непрерывно расширяющимся частным сектором. Вместе с тем процесс становления либеральной экономики по образцу средних европейских государств пока еще не завершен. До конца не решен и основной вопрос переходного периода – вопрос о частной собственности.

Начавшиеся в Балтийских государствах рыночные преобразования в 1990 – 1992 гг. привели к резкому снижению жизненного уровня большинства населения. Расходы на питание среднестатистической семьи составили около 2/3 месячного дохода, вследствие чего приобретение других товаров стало минимальным.

Граждане стран Балтии лишились значительной части социальных гарантий со стороны государства по линии бесплатного образования, здравоохранения, пенсионного обеспечения. Тяжелым бременем на плечи общества легла безработица. В середине 1993 г. в Эстонии, например, потеряла работу 1/4 часть трудоспособного населения, в Латвии — более 5%.

В 1993 г. наблюдался существенный рост среднемесячной заработной платы и пенсий. Если в марте среднемесячная зарплата в Литве, Латвии и Эстонии составляла соответственно 31, 64 и 66 дол., то в декабре – 74, 119, 82 дол. В Литве во второй половине 1993 г. обозначилось некоторое повышение доходов, хотя реальная зарплата составляла около 1/3 от уровня 1989 г. К концу 1994 г. в Литве четко обозначился рост реальных доходов. К осени 1994 г. средняя зарплата жителей Латвии достигла 140 дол. – самого высокого показателя на территории бывшего Советского Союза.

В последующий период зарплата и пенсии в государствах Балтии продолжали расти. К середине 1995 г. в Литве, Латвии и Эстонии месячная заработная плата составляла соответственно 132, 192 и 187 дол. Но при этом нельзя не учитывать, что, к примеру, в Латвии квартирная плата "съедает" от половины и выше средней зарплаты. Здесь, как и в других Прибалтийских республиках, государственные дотации на оплату жилья фактически ликвидированы. Практически отсутствует и бесплатное лечение. Визит к врачу в Латвии обходится в 2 – 9 дол. Материальное положение трудящихся в странах Балтии ухудшается в силу неустойчивости банковской системы, многочисленных финансовых афер. В 1994 г. в Латвии было разоблачено около 70 фирм, обманувших своих вкладчиков, в результате чего жертвами финансовых афер стало более 100 тыс. человек. В 1995 г. банковский кризис в Литве привел к краху целого ряда банков, в которых было сконцентрировано свыше 20% всех вкладов жителей страны.

Таким образом, переход Прибалтийских государств к рынку осложняется рядом обстоятельств. Трудной является реализация стратегической установки – замены бывшего союзного рынка на мировой. Большого промежутка времени требует структурная перестройка народного хозяйства. Значительных усилий правительств требует снижение социальной напряженности.

Однако, несмотря на многочисленные сложности реформирования хозяйства, страны Балтии по сравнению с другими бывшими советскими республиками достигли более значительных успехов на пути от государственной экономики к рыночной. Перемены, осуществляемые в Балтийских государствах, последовательны и необратимы, внушают оптимизм и уверенность в завтрашнем дне

< Назад

Содержание
 
© uchebnik-online.com