Перечень учебников

Учебники онлайн

Общая характеристика региональной обстановки

В настоящий момент ситуация на Ближнем Востоке остается крайне напряженной. Регион раздирают конфликты - арабо-израильское противостояние, войны в Ираке и Афганистане, курдский вопрос. На субконтиненте есть несколько потенциальных конфликтных зон, где в любой момент может вспыхнуть острый внутриполитический кризис. В первую очередь опасения вызывает Пакистан, где этно-конфессиональный баланс невероятно хрупок. До последнего времени статус-кво здесь удерживался исключительно за счет умения экс-президента Мушаррафа лавировать между основными силами и обеспечивать собственное политическое выживание. Теперь же, после прихода к власти менее гибкой администрации Зардари - Гилани, ситуация в Пакистане может серьезным образом осложниться. Достаточно острые внутриполитические противоречия наблюдаются в Иране (арабские волнения в Хузестане (2005) и волнения азербайджанцев (2006), нестабильность в иранской части Курдистана, Систане-Белуджистане), Саудовской Аравии, Ливане, Турции. В перспективе ситуация в каждой из стран может также серьезно ухудшиться и даже скатится к гражданской войне.

На обстановку влияют следующие факторы:

Общий социально-экономический кризис. Большинство стран региона испытывают серьезные социально-экономические трудности, некоторые уже фактически перестали существовать как единое целое (Ирак, Афганистан). Положительную динамику развития демонстрирует лишь Иран, но множество существующих там внутриполитических проблем могут при неграмотном руководстве или в случае внешнего воздействия привести к социальному взрыву. Кризис имеет глубокие социально-экономические, религиозные корни и едва ли преодолим. Неразвитость большинства ближневосточных государств обусловлена и тем, что элиты сидят на «нефтяной игле», извлекая сверхприбыли, а также отчасти их колониальным прошлым.

Кризисным явлениям способствует и серьезная раздробленность исламского мира, который разделен по конфессиональному (сунниты - шииты), национальному (персы - арабы) и политическому признакам (например, некоторые арабские страны заключили мирный договор с Израилем, другие же в принципе отказываются признавать еврейское государство).

Внешняя политика США. С приходом к власти неоконсервативной администрации Джорджа Буша-младшего ситуация на Ближнем Востоке резко обострилась. Вашингтон решил пойти на насильственную демократическую модернизацию местных режимов, чтобы обеспечить свои долгосрочные стратегические интересы (в первую очередь - контроль над энергетическим потенциалом региона и затруднение доступа Китая к ближневосточным ресурсам). Несколько позже Белый дом выдвинул план модернизации расширенного Ближнего Востока, суть которого заключалась в навязывании странам региона либеральных ценностей (план «Большой Ближний Восток», был озвучен на саммите «большой восьмерки» в 2008 году). К настоящему моменту все очевиднее тот факт, что американская линия себя дискредитировала, оказалась контрпродуктивной. В этой связи пришедшая к власти в США в 2008 году демократическая администрация президента Б.Обамы пытается изменить американские подходы к ближневосточной политике. Декларируется намерение отказаться от силового давления в пользу политических методов и широкого международного диалога по основным региональным проблемам. Однако пока складывается впечатление, что продуманная ближневосточная стратегия у нового американского руководства отсутствует, что также чревато в перспективе возможным обострением обстановки на субконтиненте.

Исламский радикализм. Рост популярности исламистских идей - следствие системного социально-экономического и политического кризиса. Религиозность является для населения формой духовной оппозиции власти или стоящим за спиной этой власти «колонизаторам» (США, ЕС). В последнее время происходит процесс сращивания экстремистских организаций с центральной властью (Палестина, Ливан, Ирак), экстремисты таким образом легитимируются и становятся частью официального сопротивления «христианско-иудейской экспансии». Региональные оппоненты Вашингтона - Иран, Сирия - всячески используют активность исламских радикалов в своих интересах. Активно поддерживают радикальные исламские организации и некоторые влиятельные политические круги в Саудовской Аравии, которые, действуя через различные фонды и международные организации, являются, по некоторым данным, основными спонсорами исламистов.

«Веймарский синдром». В регионе набирает силу ощущение проигрыша государствами, которые более успешно приспосабливаются к конкуренции в новом глобальном мире, несправедливости политики внешнего мира, особенно Запада. На этих чувствах играют местные элиты, не желающие идти на системные реформы. Этот синдром постепенно приобретает агрессивный характер. При этом в самом исламском мире антииудейская и антихристианская пропаганда находится на подъеме и является чуть ли не повсеместной.

Противостояние Ирана и Саудовской Аравии. В настоящий момент, по мнению многих экспертов, политическое лицо региона определяется во многом противостоянием двух региональных «супердержав» Ирана и Саудовской Аравии. Конфликт Тегерана и Эр-Рияда многогранен и носит как политическую (борьба за доминирование в исламском мире в целом), так и религиозную подоплеку (опасения саудовского руководства относительно возможности расширения влияния «еретиков-шиитов»). Саудовская Аравия в своем противостоянии с Ираном пользуется всеобъемлющей поддержкой Соединенных Штатов, однако с течением времени ситуация может серьезно измениться, поскольку сам Эр-Рияд до недавнего времени числился среди основных целей американской политики «модернизации» региона Большого Ближнего Востока.

Влияние Китая. С развитием китайской экономики значительно возросли потребности Пекина в энергоносителях, которые он пытается удовлетворять за счет расширения своего присутствия в ТЭК ближневосточных и центральноазиатских государств. Особенное внимание КНР уделяет Ирану, Тегеран же видит в Китае противовес США. Американо-китайское противостояние в возрастающей степени будет влиять на Ближний Восток.

Высокий авторитет националистически настроенных военных, которые в ряде стран вполне могут составить конкуренцию исламистам в борьбе за власть. Военные удерживают прочные позиции в Турции, Иране, Сирии и Пакистане, регулярно делегируя своих представителей в высшие органы власти. Особенно острая борьба между исламистами и милитаристами идет в Турции, где умеренным исламистам удалось несколько потеснить генералов, но военные готовы взять реванш. В некоторых странах именно генералы могли бы стать своеобразными союзниками США в их борьбе за «демократизацию». Нежелание Вашингтона сделать в Ираке ставку на военных (роспуск саддамовской армии и полная «дебаасизация») привело к их «расползанию» по разным политическим лагерям. Позже американцы попытались исправить эту ошибку, но было уже слишком поздно.

Дестабилизирующие факторы преобладают на Ближнем Востоке над стабилизирующими. По всей видимости, в ближнесрочной перспективе эти процессы усилятся или, по крайней мере, не ослабнут. Регион останется ареной борьбы развитых стран за господство над запасами углеводородов, и региональных держав за доминирующее положение. Социально-экономическая деградация затронет большинства государств региона.

Политическое лицо региона во многом определяет арабо-израильский конфликт. При этом разрешить его в ближайшие годы вряд ли удастся, если великие державы не создадут мощный пул по навязыванию мира (но этот вариант маловероятен). Израиль стремительно теряет поддержку в Европе. Все большая часть населения Старого Света воспринимает его как агрессивное государство и основную угрозу для стабильности на Ближнем Востоке. Изменение отношения к Израилю связано, видимо, не столько с увеличением притока на Запад мигрантов из арабских и других стран мусульманского мира, сколько с антисемитскими настроениями, присущими значительной части «коренных» европейцев и европейской интеллигенции, и имеющими глубокие исторические корни. Эти настроения активизировались вследствие обострения ситуации в районе арабо-израильского конфликта и неуступчивой политики, проводимой здесь Израилем.

Отличительной особенностью ситуации на Ближнем Востоке является военно-политическая слабость региональных держав. Сильной и боеспособной армией располагает лишь Израиль. Определенную конкуренцию ему могут составить Иран и Турция. При этом не сформировано военно-политических союзов. Существует лишь ось Вашингтон - Тель-Авив - Анкара, противоречия внутри которой все более ощутимы (так, Турция активно сотрудничает с основным региональным противником США и Израиля - Ираном).

В регионе нет ярко выраженного лидера или государства, способного им стать. На первенство в арабском мире претендуют сразу три страны - Саудовская Аравия, Египет и Сирия, но ни одна из них не может добиться решающего влияния в Лиге арабских государств (ЛАГ). Государством, наиболее мощным в политическом и военном отношении, является шиитский Иран, но в силу конфессиональных и этнических особенностей у него нет лидерской перспективы.

Большинство политических элит (особенно, в арабских странах) с недоверием, а иногда и открытой враждебностью воспринимают успехи персидского Ирана и его региональных союзников. Показательна ситуация, сложившаяся в арабском мире летом 2006 г. во время войны в Ливане. Практически никто из ведущих арабских держав, за исключением Сирии, не поддержал ливанских шиитов, а Эр-Рияд вообще возложил вину за развязывание военных действий на «безответственные элементы» в Ливане. Соперничество «всех против всех» мешает эффективной работе большинства региональных международных организаций - ЛАГ, Совета сотрудничества государств Персидского залива, Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com