Перечень учебников

Учебники онлайн

Общее представление о стратегии

При том, что цели, преследуемые международными акторами, не всегда очевидны, дать определение понятию «стратегия» очень сложно. Б.Г. Лидделл Харт определял стратегию как «искусство распределения и использования военных средств для достижения политических Целей» (Liddell Hart. 1967. P. 335). По мнению В. Муррая и М. Гримсли, «эта лаконичная, но неудачная формула ограничивает рассматривав-мый термин только военной сферой, в то время как на практике стратегия имеет гораздо более широкое применение» (см.: Murray Gnrnsley. 1994. С. 1). Соглашаясь с этим замечанием, следует заметить что и сам Лидделл Харт в конечном итоге приходит к выводу, цхл сущность стратегии заключается «не столько в том, чтобы искать воен. ных действий, сколько в том, чтобы добиться выгодной стратегической ситуации, которая если и не принесет сама по себе решения, то, будучи продолжена посредством военных действий, безусловно, обеспечит его» (Liddell Hart. 1967. P. 339). Такое понимание стратегии применительно к государству получило достаточно широкое признание.
В наши дни категория «стратегии» приобретает довольно широкий смысл. Возникли понятия экономической и политической стратегии, стратегии развития предпринимательства и банковского дела и даже «стратегии продажи арбузов в больших городах».
Характер и диалектику любой стратегии определяют: а) существенное воздействие на кого-то или что-то; б) средства и способы далеко идущего, воздействия; в) перспективно-динамичная ориентация цели (Chamay. 1973. Р. 75—77). В общем виде стратегия может быть определена как долговременная лцния поведения, соединяющая науку и искусство в достижении перспективной цели. С этой точки зрения стратегия международного актора представляет собой не столько единую доктрину, сколько метод анализа ситуации, оценку направлений ее возможного развития, сопоставление полученной картины с собственными интересами и выбор на этой основе наиболее подходящего момента и наиболее эффективных средств для реализации намеченной цели. Изменение ситуации влечет за собой изменение стратегии — от уточнения и корректировки ее приоритетов, до полной смены всех ее основных элементов, т.е. стратегической парадигмы. Например, стратегия «сдерживания коммунизма», которая была принята США по рекомендации бывшего посла Америки в СССР Дж. Кеннана, проводилась в разные периоды времени в различных вариантах и изменялась в зависимости от условий и используемых средств. С начала 1950-х гг. это была стратегия «массового возмездия», содержанием которой являлась глобальная конфронтация с СССР «по всем азимутам». Во второй половине 1960-х гг. она уступила место стратегии «гибкого реагирования», предполагавшей ограниченное сотрудничество с Советским Союзом, в том числе в вопросах ограничения гонки вооружений. В конце 1970-х'— начале 1980-х гг. возникла стратегия «устрашения», т.е. оТкрытого соперничества и противоборства США и СССР, который оыл назван «империей зла».
Окончание холодной войны повлекло за собой целый ряд серьезных изменений в стратегии США. Во-первых, с исчезновением кОНкретного противника и под влиянием электронной революции американская стратегическая мысль из биполярной становится «монополярной» (Тохе. 1997. Р. 325); во-вторых, она все более заметно отдаляется от европейских стратегических представлений; в-третьих, трансформируется содержание союзов. Главное же изменение — в смене основных целей: стратегия США теперь направлена на обеспечение безусловного лидерства Соединенных Штатов в мире после холодной войны. Уже в сентябре 1993 г. Энтони Лайк, советник президента Клинтона по национальной безопасности, заявляет о создании новой стратегии, стратегии расширения, которая должна окончательно заменить стратегию сдерживания эпохи биполярности и холодной войны. «Расширение» означает совместное распространение в глобальном масштабе демократии и рыночной экономики, призванных заменить государственную тиранию и коммунистическую экономику. В противоположность сдерживанию, которое было оборонительной военной программой, расширение рассматривается как наступательный экономический процесс. И несмотря на свой глобализм, данный процесс распространяется на географические зоны с подвижной и динамичной «границей». Выделяются четыре пространственно-временные зоны применения стратегии расширения. Во-первых, это ядро рыночной демократии, подлежащее защите (США, Канада, Япония, Западная Европа). Во-вторых, это новые демократии, подлежащие консолидации: страны Латинской Америки, бывшего СССР, а также ЮАР и Нигерия. В- третьих, это государства, враждебные демократии и рынку, которые подлежат подрыву путем их дипломатической, военной, экономической и технологической изоляции (Иран, Ирак, Куба). Наконец, в-четвертых, это регионы нищеты, гуманитарная помощь которым должна создать условия для взращивания ростков рыночной демократии. Демократия и рынок, соединенные в странах Севера, взаимно разъединены и исчезают на Юге. Но есть разница между недемократическим и тираническим государством (пример последнего — Ирак), которое следует контролировать средствами экономической блокады и военной Угрозы; преступным государством (Панама Норьеги или Заир Мобуту) и государством-банкротом (Сомали, охваченное войной и как последствие — голодом), которое необходимо пытаться контролировать через снабжение продовольствием и гуманитарные экспедиции. Наконец, существует промежуточная зона — зона недемократических госу-арств, которые пытаются проводить экономическую либерализацию, эту зону входят Китай и страны ислама. Иран, Ирак и Куба (а позже Ним стали относить Северную Корею, вместе с которой они составит группу стран- изгоев) фактически являются наказуемыми заложниками (подробнее см.: Лхе. 1997).Большая стратегия
Национальная, или большая, стратегия государства объединяет в себе все имеющиеся в его распоряжении средства для обеспечения национальных интересов как в мирное, так и в военное время. В этом смысле содержание понятия большая стратегия синонимично понятию внешняя политика. В таком контексте стратегия подразделяется на несколько сфер, каждая из которых имеет прямое или косвенное отношение к национальной безопасности: политическую стратегию, которая ведает как международными, так и внутренними делами государства; экономическую стратегию — внешнюю и внутреннюю'; военную стратегию и т.д. (Коллинз. 1975. С. 39). В свою очередь, военная стратегия включает сухопутную, морскую, воздушную, ракетно-космическую и т.д. стратегии. Стратегия отличается от тактики.. Последняя представляет собой наиболее эффективное использование средств для достижения промежуточных целей, которые должны привести к успеху стратегии. Стратегия также отличается и от логистики, содержание которой касается технического и иного обеспечения маневренности вооруженных сил. Согласно классической военной науке, решающее условие высшей победы — это численный перевес над противником. В прямом кратковременном столкновении определяющим фактором является количество Средств (живой силы и вооружений), имеющихся в распоряжении каждого противника. Однако Наполеон выиграл итальянскую кампанию, не располагая необходимым перевесом над силами противника в целом. Он сумел так распределить свои силы, что при каждом прямом столкновении имел локальное и временное превосходство над противником. Таким образом, успешное достижение цели зависит не только от наличных средств, но и от того, как они используются, т.е. от тактики.
Как подчеркивает Дж. Коллинз, «большая стратегия» и «военная стратегия» — понятия взаимосвязанные, но не тождественные. Большая стратегия в случае успеха устраняет необходимость в прямом военном насилии. Кроме того, планы большой стратегии не ограничиваются достижением военной победы, но направлены и на сохранение прочного мира. Если военная стратегия — сфера действий генералов, то большая стратегия — компетенция политического руководства. Большая стратегия господствует над военной. Последняя представляет собой лишь один из элементов большой стратегии (там же. С. 40).
Существуют два необходимых условия успешной национальной (большой) стратегии. Первое, правильная оценка стратегической ситуации, т.е. особенностей сложившегося к данному моменту международного окружения. Второе, стратегический анализ, т.е. изучение других значимых международных акторов, призванное дать о них как можно более полное представление. В соответствии с оценкой международной среды как стабильной или нестабильной, благоприятной или неблагоприятной, дружественной или враждебной принимаемая стратегия будет иметь те или иные предпочтения, избирать средства и корректировать намеченные цели. Что же касается стратегического анализа, то его предварительную и определяющую фазу составляет сбор и изучение информации о потенциальном партнере и противнике. Официальная и легитимная структура представлена в этой области сетью посольств государства, деятельность которой, как правило, дополняется деятельностью секретных служб, профессионально занятых сбором информации. Следующая фаза состоит в изучении того, как партнер или противник формулируют свои интересы, и особенно — интересы . своей безопасности. Основные знания, которые лежат в основе стратегического анализа, предоставляются историческими науками и сведениями, касающимися внутриполитического контекста. Наконец, еще одна фаза стратегического анализа состоит в изучении и описании угроз и рисков. Объективный анализ в этой области часто затруднен и может вести к их пессимистической переоценке или недооценке, которые также способны помешать выработке эффективной стратегии (см.: Gounelle. Р. 78-79).

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com