Перечень учебников

Учебники онлайн

1. 2. 4. ОСНОВНЫЕ ЭТАПЫ КЫРГЫЗСКО-ЯПОНСКИХ ОТНОШЕНИЙ

Партнерство с Японией для Кыргызстана является одним из основных приоритетов современной внешней политики государства. В этом свете обращение к вопросу относительно особенностей развития двухстороннего диалога представляет определенный интерес, но прежде чем мы перейдем к сути, немного информации справочного характера.

Начало дипломатическим отношениям между Кыргызской Республикой и Японией было положено 26 января 1992 года.

В январе 2003 года в г. Бишкеке было открыто Посольство Японии, а в апреле 2004 года - Посольство Кыргызской Республики в Японии.

Современную договорно-правовую базу сотрудничества Кыргызстана с Японией составляют 9 соглашений, из которых 7 унаследованные Кыргызстаном от бывшего СССР. Также заключены 31 Обменная Нота по предоставлению кредитов и грантового содействия.

На сегодняшний день, основными политическими документами двустороннего сотрудничества являются:

• «Совместное Заявление о дружбе и сотрудничестве» (1998 г.);

• «Соглашение о техническом сотрудничестве» (2004 г.);

• «Меморандум о сотрудничестве между внешнеполитическими ведомствами» (2006 г.);

• «Совместное Заявление о новых отношениях дружбы, партнерства и сотрудничества» (2007 г.).

За всю историю развития японо-кыргызских отношений, в рамках обмена визитами на высшем и высоком уровне Глава государства посещал Японию четырежды (1993 г., 1998 г., 2004 г., 2007 г.); Премьер-министр КР - четырежды (1994 г., 1996 г., 2000 г., 2001 г.); Министр иностранных дел КР - четырежды (2001 г., 2002 г., 2004 г., 2006 г.).

В свою очередь, министр иностранных дел Японии находился в Кыргызстане с визитом дважды (1992 г., 2004 г.); парламентские делегации - дважды (1997 г., 2005 г.).

За последний период было проведено несколько важных двусторонних мероприятий, оказавших положительное влияние на общую динамику и фон сотрудничества: визит Советника Секретариата Кабинета министров Японии Х.Судзуки (июнь 2008 г.); визит Заместителя министра экономики, торговли и промышленности

Таким образом, с начала установления дипломатических отношений между двумя странами прошло всего 17 лет, однако несмотря на сравнительно короткий срок дипломатической активности Японии в Кыргызстане, на наш взгляд уместным было бы провести примерную периодизацию отношений и дать короткие пояснения политическим целям и мотивам. При этом, следует особо заметить, что Япония была и остается довольно значимым членом всего западного сообщества, а при изучении особенностей развития сотрудничества Японии и Кыргызстана, не следует забывать, что рассматривать японские инициативы в отрыве от других стран ЦА невозможно, равно как и без учета интересов США. Поскольку известно, на протяжении более чем 50 лет Японию и США связывали тесные отношения, основанные на договоре Безопасности и взаимозависимости экономических систем государств.

Итак, период первый (1992-1996 годы). Япония, США, страны ЕС приступают к оказанию материальной помощи бывшим республикам СССР, направленной на поддержку демократических, экономических и иных реформ.

Следует отметить, что оказание финансовой помощи Японии всем без исключения странам ЦА, в том числе и Кыргызстану, отвечало прежде всего политическим целям страны:

во-первых, это способствовало переориентации бывших советских республик на страны западного сообщества и соответствовало «духу» союзнических отношений с США;

во-вторых, содействовало созданию благоприятного имиджа Японии в странах региона и международном сообществе, а также вполне отвечало устремлениям страны играть более значимую роль в мировой политике.

Вместе с тем, Япония четко выделяла две группы стран, в которых внедрение демократических принципов во внутреннюю общественно-политическую жизнь привязывалось к финансовой помощи и являлось основным условием ее предоставления, к их числу были отнесены Кыргызстан и Таджикистан; а также страны, для которых постановка указанных вопросов не оказывала заметного влияния на развитие двусторонних экономико-политических отношений - в данную категорию причислялись Казахстан, Туркменистан и Узбекистан.

В начале 90-х годов президент Кыргызстана А. Акаев неоднократно заявлял о приверженности страны демократическому и западному пути развития. На тот период времени страна действительно пошла по пути переустройства и была справедливо признана одной из смелых государств в Центральной Азии. Токио высоко оценил предпринятые шаги Кыргызстана, направленные на проведение политических и экономических реформ в стране, и оказал финансовую помощь. Так, Япония стала одной из главных стран-доноров Кыргызской Республики.

Грантовое содействие со стороны Японии определялось в основном проектами, финансируемыми Правительством Японии в рамках программы содействия экономическим реформам «Официальная помощь развитию» (ОПР).

В целом, за период с 1992 года Правительством Японии в рамках программы ОПР Кыргызстану была оказана помощь более чем на 500 млн. долларов США.

Среди наиболее успешных проектов, которые имели значимость для развития экономики Кыргызстана, стали: реконструкция и модернизация международного аэропорта «Манас»; реабилитация автодороги «Бишкек-Ош»; программа регулирования социального сектора; усовершенствование системы медицинского обслуживания.

Учитывая особую значимость расширения партнерства между двумя странами, в декабре 1993 года был создан Кыргызско–японский комитет по экономическому сотрудничеству и проведен ряд рабочих заседаний.

Условный второй период двухсторонних отношений пришелся на 1997-2002 годы. В этот период Япония по мере накопления и анализа информации о регионе приступает к активным действиям экономического плана.

Осознание большого ресурсного потенциала всей Центральной Азии подталкивает Японию к принятию четко сформулированных концепций, которые были призваны не только определить основные положения политики в регионе, но и предлагали конкретные формы активизации сотрудничества в наиболее приоритетных сферах.

Так, в первой половине периода, точнее в 1997 и 1998 годах общественности были представлены «Евразийская дипломатия» Р. Хасимото и «Программа действий по дипломатии Шелкового пути» К. Обути. Суть указанных концепций исходила из необходимости возрождения Великого Шелкового пути (ВШП), основным товаром которого в перспективе должны были стать энергоресурсы. По мнению разработчиков, в условиях географической заблокированности Центральной Азии, большой ресурсный потенциал региона мог бы приносить выгоду лишь в том случае, если по ее территории проходили бы современные, интегрированные транспортные артерии .

Необходимо отметить, что заявленные японские инициативы действительно привлекли внимание стран ЦА, придали новый импульс развитию сотрудничества, а также способствовали активизации деятельности по оказанию адресного содействия приоритетным сферам экономики центральноазиатских республик. Однако, сложилось так, что практически сразу же после объявления Японией «евразийских инициатив» обнаружилось главное препятствие на пути воплощения грандиозных планов построения моста между Востоком и Западом, им стала проблема обеспечения безопасности в Центральной Азии.

Нестабильность в Афганистане вызвала серьезные сомнения в жизнеспособности одного из основных путей транспортировки энергоресурсов и подтолкнуло Японию к концентрации внимания на дальнейшем углублении и развитии двусторонних отношений лишь с ключевыми странами Центральной Азии – Казахстаном и Узбекистаном.

Совершенно новая «страница» в отношениях Японии и Кыргызстана была открыта с произошедшими событиями 11 сентября 2001 года и всеми вытекающими из них последствиями (проведение антитеррористической операции в Афганистане, открытие военной базы США в Кыргызстане и последующее устранение режима «Талибан»). Которые не только выявили конечные цели японских инициатив, но и обнаружили явную взаимосвязь между деятельностью Японии и стремлением США установить стратегическое присутствие в Центральной Азии.

Третий этап межгосударственных отношений Японии и Кыргызской Республики нами был условно охвачен периодом с 2003 года и по настоящий момент.

В начальной стадии, а именно в 2004 году Япония предпринимает попытку выхода на многосторонний формат отношений «Центральная Азия плюс Япония». Развитие диалога предполагало быть построенным на пяти основных опорах, в частности: политическом диалоге, межрегиональном сотрудничестве, содействии бизнесу (предпринимательской деятельности), интеллектуальном и культурном диалогах, обмене людскими ресурсами.

Несмотря на то, что современные аналитики в развитии направления усматривали прежде всего, стратегические цели Японии: 1) «это стремление улучшить отношения с Казахстаном, которым были характерны низкий и не вполне доверительный тон; 2) «это стремление уменьшить дальнейшее усиление влияния Китая в рамках ШОС, в особенности экономической составляющей сотрудничества в рамках данной организации»; 3) «усиление позиций России в экономической и военной сферах не могли не повлиять на позицию Японии в отношении стран ЦА».

Тем не менее, политическое руководство Кыргызстана всецело поддержало японские инициативы сотрудничества в данном формате и выразило надежду на то, что они будут успешно внедрены в практическую плоскость, станут жизнеспособным инструментом в повышении социально-экономического уровня региона, а также создании зоны стабильности в Центральной Азии.

Поскольку выдвинутая инициатива предполагала проведение регулярных встреч на уровне глав министерств и ведомств для содействия сотрудничеству и региональному взаимодействию, поэтому в рамках диалога дважды проводились совещания на уровне министров иностранных дел (август 2004 г. (Астана); июнь 2006 г. (Токио)) и дважды на уровне старших должностных лиц (март 2005 г. (Ташкент); февраль 2006 г. (Астана)). По результатам встреч был разработан и подписан «План действий».

В 2006 году МИД Японии выдвинул также инициативу «Трансформация Центральной Азии в коридор мира и стабильности», которая предполагала новый подход к Ценстрально-азиатскому региону с учетом долгосрочной перспективы, поддержки регионального сотрудничества, поиска партнерства, основанного на общих универсальных ценностях.

Необходимо отметить, что на сегодняшний день между Японией и Кыргызстаном не существует явных противоречий и проблем принципиального характера, и в целом ничто не препятствует активному наращиванию взаимного сотрудничества в будущем.

В 2007 году К.Бакиев в ходе официального визита особо отметил, что Кыргызстан высоко оценивает уровень сотрудничества с Японией и готов к его дальнейшему укреплению и расширению по всем направлениям.

По итогам встречи К.Бакиев и Я.Фукуда подписали Совместное заявление о новых отношениях дружбы, партнерства и сотрудничества между Кыргызской Республикой и Японией. В данном документе официальный Кыргызстан выразил поддержку стремлений Японии стать постоянным членом Совета Безопасности ООН, поддержал работу по формированию нового механизма сотрудничества для борьбы с глобальным потеплением. Было также высказано намерение приложить усилия по привлечению японских компаний для участия в совместной разработке природных ископаемых на территории страны. «Кыргызская сторона выражает стремление содействовать привлечению японских предприятий, которые имеют интерес к совместной разработке природных ископаемых», - отмечалось в заявлении.

Что касается дальнейшего укрепления торгово-экономических отношений, то Бишкек и Токио обозначили перспективные планы по подготовке всех необходимых условий.

Надо отметить, что на протяжении последних лет наблюдалась динамика роста двусторонней торговли. И если в 2001 году товарооборот составлял 6,3 млн. долларов США, то в 2006 году уже - 14,4 млн. долларов США. В период январь-апрель 2009 года товарооборот между двумя странами составил - 19,5 млн. долларов США. (Приложение 2.)

Экспортную структуру составили: цветные металлы, неорганические химические вещества, импортировались – автомобили, машины и оборудование электросвязи и звукозаписи, электронные приборы.

В период 2005-2006 годы была достигнута договоренность о реструктуризации внешнего долга Кыргызской Республики перед Японией на сумму 239 млн. долларов США.

В отмеченном ранее Совместном заявлении о новых отношениях дружбы, партнерства и сотрудничества между Кыргызской Республикой и Японией было особо выделено и то, что Токио намерен продолжать экономическое и техническое содействие по линии официальной помощи развитию. Что касается практической реализации направления, то оно не было довольно скоро претворено в жизнь.

Февраль 2009 года был ознаменован тем, что была достигнута договоренность об оказании Японией грантового содействия на сумму 625 млн. японских иен (более 5 млн. долл. США) в рамках проекта «Реконструкция мостов Чуйской области». А в марте 2009 года Правительство Японии информировало о решении выделить Кыргызстану около 170 тысяч долларов США на реализацию таких проектов, как:

1) реконструкция здания травматологического пункта при Бишкекской городской детской клинической больницы;

2) улучшение санитарных условий в профессиональном лицее №20 г. Бишкек и Ортосуйской вспомогательной школе-интернате Панфиловского района Чуйской области, в рамках программы «Корни травы и человеческой безопасности».

В целом, с 1996 года в Кыргызстане в рамках данной программы было реализовано 50 малых грантов на общую сумму 1 млн. 724 тыс. долл. США.

Поэтому не удивительно, что по результатам Официальной помощи развитию (ODA) стран Комитета содействия развитию (DAC), Япония на протяжении ряда лет стабильно занимала одно из лидирующих положений. В следующей таблице приведена в (млн.дол. США (ОЭСР / СР))

год 1 место 2 место 3 место 4 место 5 место 2001 США (28,1) Япония (23,2) Германия (7,4) Швейцария (4,9) Англия (2,4) 2002 США( 28,7) Швейцария (13,9) Германия (11,0) Япония (8,1) Англия (4,5) 2003 США (40,1) Япония (31,2) Германия (14,8) Швейцария (8,6) Англия (7,1) 2004 США (39,9) Япония (26,7) Германия (13,7) Швейцария (10,4) Англия (6,3) 2005 США (41,4) Германия (27,64) Япония (20,95) Англия (9,36) Швейцария (9,31)

Размеры технического сотрудничества между Японией и Кыргызской Республикой по состоянию на конец 2006 года были представлены следующими данными (Приложение 4).

Со времени открытия офиса Японского агентства по международному сотрудничеству (JICA) в 2000 году в Кыргызстане начала функционировать программа японских волонтеров, работающих в основном в регионах страны: в Джаильском и Беловодском, психоневрологических домах-интернатах, Реабилитационном центре «Максат», Детском доме инвалидов в г.Токмак.

С 21 мая 2004 года приступил к деятельности Кыргызско-Японский центр человеческого развития, который позволил десяткам студентов и аспирантов обучаться в Японии, свыше 600 кыргызским гражданам пройти стажировку в Японии по различным специальностям.

С целью углубления взаимопонимания двух стран, Япония на протяжении ряда лет ежегодно проводит различного рода культурные мероприятия. Так в 2005 году были проведены Весенний фестиваль японской культуры, фестиваль осенних листьев, в 2006 году – музыкальный фестиваль «Жазгы Ыр Десте», фестиваль японской культуры, фестиваль японских боевых искусств, в 2007 году – японский кинофестиваль, концерт «Праздничные мелодии», демонстрация «Дзюдо» и т.д.

Что касается многостороннего формата сотрудничества двух стран, то в ходе 57-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН Правительство Японии выступило спонсором кыргызской инициативы об объявлении 2003 года - Годом 2200-летия Кыргызской государственности.

В свою очередь, Кыргызская Республика продолжает оказывать неизменную поддержку японским кандидатурам на выборах в международные организации, а также неоднократно заявляла о поддержке кандидатуры Японии в постоянные члены Совета Безопасности ООН.

Кроме этого, Кыргызстан поддержал Японию в следующие организации:

• в 2006 году в Совет по правам человека ООН на выборах, которые состоялись в ходе 60-й сессии Генеральной Ассамблеи в Нью-Йорке.

• в 2007 году в Совет Международной организации по гражданской авиации (ИКАО) и в Апелляционный Орган ВТО.

• в 2008 году в Совет ООН по правам человека на 2009-2012 гг.

Кыргызское руководство не раз выражало надежду на то, что отношения между странами будут подняты на новый уровень и реализованными станут большинство инициированных проектов сотрудничества.

При этом хотелось бы обратить особое внимание на некоторые проблемы и несовершенства политического курса Японии в Кыргызстане, которые заключаются прежде всего в низком информационном обеспечении осуществляемой деятельности, декларативном характере многих выдвигаемых инициатив.

Кроме этого, следует объективно указать и на проблемы внутрирегионального характера, негативно влияющие и наносящие серьезный урон двусторонним отношениям. В первую очередь, среди остро стоящих проблем следует особо выделить коррумпированность власти на всех ее уровнях, которая зачастую ведет к тому, что реализация проектов инициируемых Японией становится невозможной. Следующее препятствие тесно связано с проблемой коррупции и отчасти является ее порождением, речь идет о потребительском отношении и иждивенческих настроениях кыргызстанцев. Да, Япония нередко представляется как богатый меценат готовый выделить деньги под любые проекты, в случае верного оформления соответствующей заявки, однако при таком подходе японские политики указывают на утерю основного смысла финансирования инициатив – стимулирования развития, а не его постоянного субсидирования.

Понятно, что в среднесрочной перспективе указанные проблемы, скорее всего не станут для Японии основанием для сворачивания активности в регионе. Ведь еще семь лет назад, советник посольства Японии в Узбекистане И. Накадзима сказал: «Мы работали и работаем в ЦА с убытками, но мы не намерены уходить из этого региона. Мы богаты, можем себе это позволить, и все равно дождемся лучшего будущего».

И тем не менее, не вызывает сомнений необходимость построения такого политико-экономического сотрудничества Японии и Кыргызстана, которое было бы действительно привлекательным для обеих сторон. При этом важным для достижения результата представляются такие факторы, как: прозрачное и справедливое правовое поле, отсутствие субъективных факторов влияния на инвесторов со стороны высшего руководства; отсутствие коррупции в отношениях инвестора и фискальных органов, стимулирующая инвесторов налоговая система; стабильная политическая ситуация, постоянное развитие демократических институтов и процессов в пользу расширения прав граждан на свободу слова, манипулирования капиталом, безопасности собственности и других активов.

И хотя, многие специалисты выражают убежденность в том, что в ближайшей перспективе не стоит ждать «прорыва» в кыргызско-японских отношениях, однако нам хотелось бы верить, что еще грядет этап отношений, который будет ознаменован переходом на совершенно новый и качественный уровень. При этом выработка и практическая реализация инициатив сотрудничества возможна лишь при наличии консолидированной политической воли двух стран в части максимального задействования имеющего потенциала. Однажды, Грегори Фостер отметил «стратегия заключается в эффективном использовании могущества», а следовательно в основу стратегии и курса внешнеполитической и внеэкономической политики стран должны быть заложены принципы долгосрочного, надежного и приемлемого политико-экономического сотрудничества.

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com