Перечень учебников

Учебники онлайн

Основные задачи процесса палестинско - израильского урегулирования

2.1. «ДОРОЖНАЯ КАРТА» В ОЦЕНКАХ УЧАСТНИКОВ ПРОЦЕССА.

24 июня 2002 г. президент США Джордж Буш выступил с речью, которая положила начало внедрения нового плана по урегулированию ближневосточного кризиса, основанного на части принципов, действенность и необходимость которых была подтверждена многолетней практикой. К примеру, новый план опирается на резолюции Совета Безопасности ООН 242 и 338, принятые в процессе мирного урегулирования. Их суть заключается в следующих требованиях: 1) прекращение огня, 2) недопустимость приобретения территорий путем войны, 3) подтверждение необходимости вывода израильских войск с оккупированных территорий, 4) справедливое решение проблемы беженцев, 5) необходимость прекращения всех претензий или состояния войны и уважение и признание территориальной целостности, политической независимости каждого государства в районе Ближнего Востока и права жить в мире, в безопасных и признанных границах, не подвергаясь угрозам силой или ее применению.

Основные пункты плана:

1) этот план предполагает «международный контроль» за его выполнением, осуществлять его будут ЕС, США, Россия, ООН;

2) урегулирование процесса делится на три этапа, в результате завершения которых на Западном берегу Иордана и в секторе Газы к 2005 г. будет образовано постоянное государство Палестина.

Название «Дорожная карта» документ получил не случайно: его этапы представляют собой своеобразные отрезки на пути к мирному урегулированию, а переходные моменты от одного этапа к другому – это своеобразные дорожные указатели или километровые столбики.

1-й этап: палестинцы обязаны создать новый кабинет министров, ввести пост премьер-министра, отказаться от действий в поддержку террора по отношению к израильтянам. Когда у палестинцев будут новые лидеры, новые законы и новые меры безопасности для их соседей, США поддержат создание палестинского государства, границы которого и отдельные аспекты суверенитета будут носить временный характер, пока не наступит окончательного урегулирования на Ближнем Востоке.

От израильтян требуется уничтожить поселения, созданные во время правления А.Шарона, вывести войска с территорий, которые они заняли после восстания, начатого в 2000 г., и приостановить строительство в израильских поселениях.

2-й этап: усилия концентрируются на создании независимого палестинского государства с временными границами, определяются атрибуты суверенитета. В таком виде государство будет играть роль промежуточной станции на пути к постоянному урегулированию

3-й этап: соглашение по постоянному статусу и окончание палестино-израильского конфликта. Переход к третьему этапу осуществится на основе консенсуса «четверки» и с учетом результатов мониторинга, проведенного обеими сторонами. Цели третьего этапа – продолжение реформ, укрепление палестинских институтов, выполнение палестинцами обязательств по безопасности, израильско-палестинские переговоры, нацеленные на достижение соглашения о постоянном статусе в течение 2005 года.

Различные аспекты плана «Дорожной карты» вызвали огромное количество противоречий не только между противоборствующими арабами и израильтянами. Даже в самом «Ближневосточном квартете» существуют трения по ряду вопросов. Первое из них проявилось уже сразу после июньского выступления Дж.Буша и его заявления о том, что США поддержат создание палестинского государства только при условии, что «у палестинского народа будут новые лидеры, новые институты власти и новая организация мер безопасности с соседними государствами». Было очевидно, что в это высказывание вкладывался смысл неприемлемости Ясира Арафата как лидера ПНА и участника будущих переговоров о мире. Однако, несмотря на всю неприязнь американского президента к этому человеку, Россия, ЕС и ООН признавали Арафата единственным законно избранным лидером палестинского народа и считали, что только палестинский народ в праве выбирать себе руководителя.

Евросоюз выступает за немедленное прекращение Израилем строительства новых поселений без предварительных условий. США, продолжая придерживаться традиционного мнения, что поселения – основное препятствие для мира, тем не менее согласны, с израильской позицией, что нельзя замораживать их строительство, пока продолжаются теракты со стороны палестинцев.

Несомненно, среди участников «квартета» согласия относительно осуществления плана «Дорожная карта» больше, чем внутри любой другой стороны, заинтересованной в ближневосточном урегулировании, и в решении спорных вопросов они чаще всего приходят к консенсусу. К примеру, отказ США от официального заявления об отстранении Арафата от должности главы Палестинской автономии, но взамен принятие решения «квартета» об уменьшении власти лидера и введении поста премьер-министра. «В результате усилий удалось сформулировать предложение, которое включает в себя очень сложный баланс интересов сторон конфликта», – заявил министр иностранных дел России И.Иванов.

Мнение израильтян относительно «Дорожной карты» также нельзя назвать единым. По результатам социологических опросов, проведенных в рамках проекта мирного урегулирования, выяснилось, что около 20% всего еврейского населения Израиля категорически против любых видов мирных соглашений с арабами, а половина тех, кто признает план «Дорожная карта» как один из вероятных путей урегулирования, считает, что он просто не принесет результатов.

По вопросу о палестинских беженцах израильтяне настаивают на ограниченном возвращении их на бывшее место жительства, мотивируя это утверждение весьма несложными математическими подсчетами. В Израиле проживает 5,1 млн. евреев и около 1,26 млн. арабов. Если же все беженцы вернутся домой, то арабское население увеличиться примерно до 6 млн. человек, а это будет означать фактический конец еврейского национального государства.

Планом оглашено ограниченное количество палестинских беженцев, имеющих легальное право на возвращение домой, а по мнению палестинцев, каждый беженец имеет право на возвращение. Это утверждение палестинцы подтверждают также и тем, что у евреев есть право вернуться на свою историческую родину по прошествии более 2000 лет, арабское же население покинуло эти территории всего несколько десятилетий назад и тоже вполне имеет право на возвращение.

В урегулировании ближневосточного конфликта нельзя обойти стороной позиции окружающих Израиль и Палестину стран. Первая группа – это Иордания и Египет, позиция которых ориентирована, в основном, на США. В данный момент эти страны находятся с Израилем в состоянии мира, их признание Израиля как государства состоялось и официально закреплено. Основная их задача в том, чтобы убедить израильтян и палестинцев принять план «Дорожная карта» в его первоначальном виде, речь идет о том, чтобы подтолкнуть к принятию только Израиль, т.к. для палестинцев, в глазах этих стран, план более выгоден. Иордания поддерживает его без внесения каких-либо значительных изменений. Вторая группа стран – это Ливан и Сирия. По их мнению, «Дорожная карта» является всего лишь еще одной попыткой США ввести ситуацию на Ближнем Востоке в выгодное для себя русло. Пока США будут предлагать планы, у палестинцев не будет возможности говорить с Израилем на равных.

В наши дни объективная реальность такова, что фактически идущая в секторе Газы и грозящая перекинуться на Западный берег реки Иордан гражданская война постепенно превращается из «идеологического» конфликта между «светскими националистами» из ФАТХа и «исламскими радикалами» из ХАМАСа в вооруженное противостояние между различными трайбалистскими, общинно-клановыми и религиозно-сектантскими группировками, из которых, в сущности, и состоит местное арабо-палестинское общество.

Уже сейчас ясно, что эксперимент по быстрой консолидации этих групп различного происхождения в нечто отдаленно напоминающее единое сообщество провалился, «палестинской нации» нет. Из этого следует невозможность возникновения на палестинских территориях в обозримой перспективе относительно устойчивого режима, с которым можно было бы вести диалог по схеме «мир в обмен на территории», а Израиль вряд ли сможет в том или ином виде отделиться от палестинских арабов, предоставив им самим разбираться со своими проблемами, поддерживая при этом относительно мирный статус-кво.

Сегодня же не только израильские правые, но и немало представителей левого фланга израильской политики, а также большинство центристов считают, что события, происходящие на "территориях", вполне способны вообще снять идею палестинского государства с повестки дня. Тем не менее, представители Палестинской автономии продолжают контакты с представителями мирового сообщества: 19 февраля 2007г. в Иерусалиме прошла встреча премьер-министра Израиля Э. Ольмерта, главы ПНА М. Аббаса и госсекретаря США К. Райс. На ней не было достигнуто каких-либо конкретных результатов по палестино-израильскому урегулированию. Участники встречи подтвердили прежние договоренности и договорились о новом раунде переговоров. Неделю спустя М. Аббас посетил Великобританию, Германию и Францию. Главной целью его поездки стало получение поддержки формируемому палестинскому правительству национального единства и снятию блокады с палестинских территорий. В Лондоне премьер-министр Великобритании Т. Блэр заявил, что можно добиться прогресса в ближневосточном урегулировании, апеллируя к «разумным» членам ХАМАСа. В Берлине канцлер Германии А. Меркель приветствовала создание палестинцами коалиционного правительства, но одновременно от имени Евросоюза подчеркнула, что новому кабинету следует отказаться от терроризма, признать Израиль и все ранее заключенные палестино-израильские соглашения. В Париже М. Аббас попросил президента Франции выступить посредником в деле налаживания переговоров между новым палестинским правительством и Израилем. Франция обещала сотрудничать с коалиционным палестинским правительством. Зарубежную поездку с целью получения поддержки формируемому правительству национального единства совершил и лидер ХАМАСа Х. Машааль. 22 февраля в Берлине прошла очередная встреча международного «квартета» по ближневосточному урегулированию. Ее участники подтвердили, что новое палестинское правительство должно быть привержено требованиям международного сообщества.

В период с 26 марта – по 1 апреля 2007г. наиболее важные события в регионе были связаны с очередным (XIX-м) саммитом стран-членов ЛАГ в Эр-Рияде (28-29 марта) и Ираном. Совещание высших руководителей арабских государств практически без изменений подтвердило саудовский план арабо-израильского урегулирования от 2002 г.

Главным итогом общеарабского саммита в Эр-Рияде стало единогласное подтверждение его участниками приверженности плану мирного урегулирования с Израилем принятого на совещании в верхах в Бейруте в 2002 г. Как известно, этот документ предусматривает уход Израиля со всех арабских территорий, захваченных в 1967 г., признание им независимого палестинского государства со столицей в Восточном Иерусалиме и справедливое решение проблемы палестинских беженцев (право возврата на прежние места их проживания). В ответ арабы обязуются признать Израиль, подписать с ним мирные соглашения и наладить нормальные отношения. План, по замыслу арабов, должен стать «платформой для всеобъемлющего урегулирования на Ближнем Востоке». В Эр-Рияде Израиль призвали «принять арабскую инициативу и воспользоваться возможностью возобновить прямые переговоры на всех направлениях». Создана специальная комиссия в составе Египта, Иордании, ОАЭ и Саудовской Аравии, которая должна наладить контакты с генеральным секретарем ООН, членами СБ ООН, международным «квартетом» по ближневосточному урегулированию (РФ, США, ЕС, ООН) и другими заинтересованными сторонами. Цель контактов – возобновление мирного процесса и обеспечение поддержки арабской инициативы. Решения саммита по БВУ поддержали Россия, Евросоюз, генеральный секретарь ООН. США расценивают их как попытку «идти на контакты с Израилем» и «действовать конструктивно в интересах всех держав региона». Израиль отнесся к решениям саммита с очень осторожным оптимизмом, но, как и прежде, не согласен с требованием о праве возвращения беженцев на прежние места жительства.



В целом итоги эр-риядской встречи показали стремление арабских стран сдвинуть с мертвой точки процесс урегулирования конфликта с Израилем, попытаться преодолеть имеющиеся в арабском мире разногласия путем диалога и восстановления взаимного доверия, придать новый импульс арабской солидарности.

2.2. Участие в «квартете» ООН, США, ЕС и РФ: цели, задачи, перспективы взаимодействия.

ООН, Евросоюз, США и Россия являются участниками «квартета» по ближневосточному урегулированию, однако роль каждого из них далеко неоднозначна. Основная слабость Европы состоит в том, что сегодня она не является достаточно признанным действующим лицом, которое может продвинуть мирный процесс и которому доверяют стороны. Существует несколько препятствий для проведения в ЕС эффективной общей внешней политики на Ближнем Востоке и, в частности, по отношению к Израилю.

До назначения посланника от ЕС в 1996 г. в ближневосточных делах Европа была раздираема скрытым соперничеством стран между собой, коренящимся в различном историческом опыте. Сегодняшняя внешняя политика, которая не переходит границы отношений между членами ЕС, не сможет превратить ЕС в активное, влиятельное, ценное действующее лицо. Представители от европейских стран в регионе практически не слышны, они не запоминаются своей деятельностью или заявлениями. Это происходит отчасти из-за принципа функционирования европейских институтов – меняющегося президентства в иностранных делах. Ответственные лица меняются постоянно и довольно часто, что вредит эффективности деятельности. В то время, как американские представители на Ближнем Востоке окружают себя прессой и много говорят публично, европейские представители держатся в тени. Но имидж касается не только средств массовой информации. Это еще и результат деятельности в сфере образования. Необходимо отметить, что в европейских университетах очень мало центров по изучению проблем Ближнего Востока. Постоянная забота об американской поддержке или следование инициативам США. Боясь вызвать недовольство Америки, европейцы часто следуют в фарватере ее политики, даже когда это противоречит их собственным интересам.

Внутренняя ситуация в Европе не располагает к хорошим отношениям с Израилем: около 10% населения стран Магриба живут в Европе. Из них 3 млн. человек – в одной только Франции. В Германии проживают около 2 млн. турок, из них как минимум 400 тыс. – этнические курды[10]. Это создает влиятельные лобби в европейских странах. Роль произраильских лоббирующих групп в Европе относительно слаба. В Европе, где еврейские и другие произраильские организации менее многочисленны, менее влиятельны, чем в США, нет израильского лоббирующего давления на власть.

Географическая близость обусловливает заинтересованность Европы в мирном процессе. Европа подвержена последствиям неразвитости и нестабильности на Ближнем Востоке, терроризму, нелегальной иммиграции, контрабанде, а также более опасным проявлениям, в том числе распространению оружия массового поражения. Прогресс в арабо-израильских переговорах – это не окончательное, но необходимое условие устранения всех этих угроз.

После того, как европейские страны в 1970-х оказались зоной террора палестинцев, большинство континентальных европейских правительств до сего дня оглядывается на то, как их политика может быть воспринята радикальными элементами в арабском мире.

Европа также более зависима от импорта энергии с Ближнего Востока. Европейские страны, за исключением Великобритании и Норвегии (которые имеют собственные запасы нефти), зависят от импорта нефти на 50%. И большая доля этого импорта идет с Ближнего Востока и Северной Африки. Хотя источники нефти можно сменить, большая зависимость Европы от импорта энергии определяет до сегодняшнего момента ее заинтересованность в обеспечении стабильности в арабском мире.

В теории, у ЕС достаточный размер, богатство, военный потенциал и интерес в мирном процессе, чтобы быть таким же посредником, как и США. На практике посланник ЕС представляет десятки наций разного веса, с разными перспективами, разными целями, разным историческим опытом. Многие страны считают сферу внешней политики личной, не подлежащей подчинению общеевропейским интересам сферой своего суверенитета.

Разница между европейскими государствами следует из их географического расположения, культуры и исторической роли в регионе. У Великобритании исторически сложились теплые отношения и тесные торговые связи с Иорданией, Саудовской Аравией, Кувейтом и Оманом, а также она, в отличие от своих европейских партнеров, не зависит от импорта нефти. Франция испытывает особые «родственные» чувства и ответственность за Ливан с его христианским меньшинством, и симпатии к Ираку, где Франция долгое время поддерживала секулярный режим БААС. У Италии есть специальные торговые отношения с Ливией, благодаря которым она получает большое количество нефти. К тому же она особенно подвержена притоку беженцев и иммигрантов из арабских стран. Германия имеет особые отношения с Израилем со времен Холокоста, а также у Нидерландов есть исторические связи с Израилем, который они долгое время поддерживали сильнее, чем другие их европейские партнеры. У Греции из-за связей с арабским миром отношения с Израилем ухудшаются все больше по мере растущего стратегического партнерства Израиля с Турцией, историческим противником Греции.

Трудности у ЕС с проведением общей эффективной ближневосточной политики – прежде всего результат различных взглядов и интересов самых важных членов. Эти проблемы обостряются неспособностью институциональных структур ЕС выработать единый подход там, где его не существует.

В свете перечисленных фактов можно сделать вывод: Европейский союз не всегда един в своей внешней политике по отношению к Ближнему Востоку. Существуют страны более и менее расположенные к поддержке и сотрудничеству с Израилем по разным причинам. Но в целом можно выделить некоторые общие тенденции. В области мирного процесса Израиля с палестинцами для европейских стран характерно все большее желание принять участие в переговорах, так как роль спонсора и стороннего наблюдателя устраивала далеко не всех. В экономической сфере, однако, заметен интерес как к выгодам экономического и научного сотрудничества с Израилем, так и к перспективам кооперации в регионе Ближнего Востока в целом. И хотя идея кооперации на сегодняшний момент явно несостоятельна, в 1994–2000 гг. были сделаны некоторые шаги для того, чтобы стороны привыкли встречаться и вести переговоры по поводу своих экономических отношений. Однако общеевропейские тенденции постепенно склоняются не в сторону Израиля. Как во Франции, так и в Германии с уходом поколения Холокоста общественное мнение все больше осуждает политику Израиля.

22 октября 2003 г. Генеральная Ассамблея ООН на своей 10-й чрезвычайной специальной сессии одобрила резолюцию, требующую от Израиля «прекратить строительство и демонтировать «стену безопасности» на оккупированной палестинской территории».

Эта резолюция была принята после того, как за неделю до этого США наложили вето на резолюцию Совета Безопасности ООН, в которой предлагалось осудить строительство Израилем заградительной стены. Как известно, в Генассамблее право вето не действует. В отличие от резолюций СБ ООН резолюции ГА ООН не являются обязательными, однако они отражают отношение мировой общественности к тому или иному международному событию. За резолюцию проголосовали 144 члена ООН, против – 4 (США, Израиль, Маршалловы острова и Микронезия), 12 стран воздержались.

Главные претензии Генассамблеи сводились к тому, что линия строящейся стены не совпадает с так называемой зеленой чертой и фактически аннексирует палестинские земли, включая территорию Восточного Иерусалима. В ответ на эти обвинения премьер-министр Израиля А.Шарон заявил, что «стену построил террор» и что защитная стена – это временный шаг, на который Израиль пошел ради предотвращения террористических нападений на период до полного политического урегулирования израильско-палестинского конфликта[11].



23 февраля 2004 г. пятнадцать судей Международного суда услышали мнение лишь одной стороны – палестинской и арабской. Первое заседание суда открылось выступлением главы делегации Палестинской Национальной Администрации, посла Палестины в ООН H.аль-Кидвы, который фактически призвал международное содружество наложить санкции на Израиль. Н.аль-Кидва заявил, что строительство стены «закрепляет оккупацию и создает угрозу мирному решению израильско-палестинского конфликта». Генеральный секретарь Лиги Арабских Государств А.Муса в своем выступлении отметил, что «строительство стены, в результате которого палестинцы потеряют 40% территории Западного берега, является беспрецедентным нарушением общепризнанных правовых норм»[12].

Палестинцы считают, что возведение разделительной стены символизирует «чужеродность сионистского образования на Ближнем Востоке» и, соответственно, неспособность израильтян интегрироваться в этот регион. По мнению представителей палестинского правительства, Израиль решил бойкотировать Международный суд потому, что «не сможет отстоять свою позицию, которая является ни чем иным, как проявлением расизма». По словам представителя палестинского руководства С.Эриката, разделительная стена – это умышленная попытка израильского правительства саботировать план Буша по созданию палестинского государства, подорвать мирный процесс и уничтожить «дорожную карту». Палестинцы заявляют, что они не возражают против строительства Израилем разделительной стены вдоль «зеленой линии» или на израильской территории.

Кроме того, утверждают палестинцы, если Израиль продолжит осуществлять свои планы по возведению стены, то руководство ПНА рассмотрит возможность провозглашения независимости Палестины. Однако трудно представить, как будет выглядеть такое «лоскутное государство», созданное на изолированных палестинских территориях Западного берега, перемежающихся с еврейскими поселениями. (На Западном береге расположены 75 израильских поселений, в которых живет около 300 тыс. израильтян).

Во время турне в середине февраля 2004 г. премьер-министра ПНА А.Куреи по европейским странам с целью получить моральную поддержку палестинской позиции в вопросе о строительстве «стены безопасности» ни один руководитель европейских государств не выразил своего одобрения действиям Тель-Авива. Так, глава католической церкви папа Иоанн Павел II заявил, что «взаимопонимание на святой земле нуждается в прощении, а не мести, мостах, а не стенах».Верховный представитель ЕС по вопросам внешней политики Х.Солана заявил, что строительство «стены безопасности» и экспроприация палестинских владений под ее строительство на Западном береге «не соответствуют нормам международного права»[13].

Многие международные гуманитарные и правозащитные организации осудили возведение защитной стены на палестинских территориях. За неделю до начала слушаний в Международном суде в Гааге о легитимности израильской разделительной стены Международный Комитет Красного Креста (МККК) обратился к Израилю с призывом «не планировать и не возводить разделительный барьер на оккупированных территориях».

Как отмечает израильский автор А.Ельдар, «в результате сооружения системы разделительных стен палестинцы станут узниками в собственной стране, вполне зависимые от доброй воли оккупационных властей, загнанные, как скот, в загон за колючую проволоку, откуда они не выйдут без специальных пропусков. Это – ближневосточная версия апартеида, задуманная и осуществляемая А.Шароном. Таким образом, цель сооружения стены – не отделить Западный берег от Израиля, а загнать палестинцев в резервацию». Поскольку в таких условиях практически невозможно нормально существовать, то это в итоге приведет к переселению палестинцев в другие страны. Как отмечают израильские исследователи Г.Альгази и А.Бдейр, «палестинское общество рискует остаться без людей и оставить мечту о независимости».

Ведущие арабские страны единодушно осудили строительство Израилем «расистской разъединительной стены». Министр иностранных дел Саудовской Аравии принц Сауд аль-Фейсал во время пресс-конференции 10 февраля 2004 г. в Эр-Рияде квалифицировал сооружение стены как попытку изменить статус-кво и разделить Палестину на кантоны. Он призвал Соединенные Штаты и мировое сообщество к немедленному вмешательству с целью положить конец односторонним действиям Израиля. Один из немногих арабских лидеров, который поддерживает диалог с израильским руководством, иорданский король Абдалла II во время встречи в Аммане в середине февраля 2004 г. с бывшим израильским премьер-министром Ш.Пересом в очередной раз осудил сооружение «разъединительной стены», отметив, что «она создает угрозу Иордании и будущему независимому Палестинскому государству».

Позиция президента США относительно разъединительной оказалась достаточно определенной. Время от времени представители американской администрации делали «замечания» израильскому правительству относительно возможного негативного влияния разъединительной стены на процесс образования в будущем независимого палестинского государства. Однако во время одной из встреч с А.Шароном Дж.Буш сообщил следующее: «Мы должны вести переговоры, чтобы убедиться, что стена подаст правильный сигнал палестинцам».

Очевидно, что сооружение «защитной стены» создает новую реалию, новое дополнительное препятствие на пути израильско-палестинского урегулирования и образования независимого палестинского государства.

Позиции участников «квартета», созданного для урегулирования палестино-израильского конфликта, достаточно противоречивы и неопределенны. Евросоюз представляет собой объединение государств, имеющих разные взгляды на способы разрешения ближневосточных разногласий. Соединенные Штаты Америки, позиционирующие себя в качестве наиболее активного участника миротворческого процесса, тем не менее, предпринимают либо одобряют действия, прямо или косвенно направленные на обострение противоречий (как это было в случае со строительством разделительной стены). Деятельность Организации Объединенных Наций, принятые ею резолюции существенным образом усложнили ситуацию с определением окончательного статуса Иерусалима. Что же касается Российской Федерации, здесь уместным будет обратиться к Обзору внешней политики России, утвержденному В.В.Путиным в 2007г.

«Политико-дипломатическое урегулирование кризисных ситуаций, в особенности на Ближнем и Среднем Востоке, не имеет разумной альтернативы, - сказано в документе. - Россия не может присоединяться к ультиматумам, которые всех загоняют в тупик, создают новые кризисы в уже серьезно дестабилизированном регионе, наносят удар по авторитету Совета Безопасности ООН. Применение силы в целях принуждения к миру должно быть исключительной мерой, к которой международное сообщество может прибегнуть в строгом соответствии с Уставом ООН, если все другие возможности урегулирования конфликта исчерпаны».

Первопричиной проблем, с которыми сталкиваются страны Ближнего Востока, названа неурегулированность арабо-израильского конфликта. И усилия, направленные на разблокирование палестино-израильского конфликта, остаются в числе приоритетов российской ближневосточной политики. «Россия видит свою задачу в том, чтобы руководство Израиля, ПНА и арабских государств приняли правильные решения, направленные на прекращение конфронтации и перевод конфликтных ситуаций в русло политического урегулирования. Пока нет реалистичной альтернативы «четверке» как механизму коллективного внешнего воздействия на ситуацию в БВУ и необходимо содействовать повышению его эффективности и оперативности».

В качестве основы для принятия решений называются 242, 338, 1397 и 1515 резолюции СБ ООН, предлагается созвать международную конференцию по Ближнему Востоку, подчеркивается необходимость комплексного подхода, вовлечения в международные усилия по урегулированию всех заинтересованных сторон, включая Сирию и Иран.

Конечной целью считается разработка системы региональной безопасности на Ближнем Востоке с участием всех стран региона, которая включала бы обеспечение равных гарантий военной безопасности, учреждение зоны, свободной от ядерного оружия

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com