Перечень учебников

Учебники онлайн

Переговоры по ПСТ в период «разрядки»

Лишь коренные сдвиги в конфигурации на мировой арене могли изменить «соотношение сил» между Токио и Москвой. К 70-м годам биполярная система, сложившаяся во время холодной войны, по мере экономического подъема Японии и Европейского сообщества начала все больше приобретать многосторонней характер. В азиатском контексте она проявила новый динамизм, когда «разрядка» в отношениях США и Китая в 1972 г. перевела холодную войну в Азии в новое измерение. Такой сдвиг привел всю советскую элиту в шоковое состояние, и она приступила к переоценке своих отношений с Японией. Повышение статуса Китая и последовавшее за этим его соперничество с СССР открыли еще раз окно возможностей для нового подхода к ПСТ.

Москва стремилась противопоставить американо-китайскому сближению свое признание Японии в качестве новой экономической державы. Профессор С. Василюк полагает, что Япония и СССР имели общие интересы - Китай и нефть26. Кроме этого, после «нефтяного шока» Японии были крайне необходимы энергетические ресурсы Сибири. Москва и Токио провели серию переговоров, которые начались с визита Громыко в Токио в январе 1972 г., за месяц до поездки Никсона в Китай. Кульминацией переговоров стал визит премьер- министра Танака Какуэй в Москву в октябре 1973 г.

Во время своего визита Громыко не только улыбался, но и не стал вести себя в обычной манере советского руководства, которое относилось к ПСТ как к «решенной проблеме». Во время переговоров с премьер-министром Сато Эйсаку 27 января он намекнул на возможный возврат к «формуле 1956 г.». Если верить мемуарам М. Капицы, премьер Э. Сато ничего не ответил на это, однако в свою очередь намекнул на возможность помощи Японии в проекте строительства трубопровода от Иркутска до Находки.

Китайский премьер-министр Чжоу Эньлай также поддержал «справедливое» требование Японии вернуть «северные территории», и Китай продолжал придерживаться этой линии на протяжении 70-х годов. Москва не смогла предотвратить нормализацию отношений между Японией и Китаем в октябре 1972 г., но советские дипломаты видели, что Япония не желала продвигаться дальше в этом вопросе. Министр иностранных дел Охира Масаеси в ходе своего визита в Москву в октябре 1973 г. дал понять, что Япония и Китай не ведут секретных переговоров, а их отношения не оказывают влияния на связи между СССР и Китаем.

Апогей «разрядки» в отношениях между СССР и Японией наступил, когда Генеральный секретарь Леонид Брежнев и премьер-министр Танака подтвердили, что «после окончания войны остались нерешенные вопросы». По утверждению Капицы, они договорились продолжить работу, чтобы заключить Мирный договор в 1974 г. Однако из этого ничего не вышло, и впоследствии недопонимание даже усилилось: Танака настаивал, что «нерешенная проблема» охватывает четыре острова, а Брежнев и его окружение придерживались противоположного мнения.

В 1974 г. Танака был вынужден уйти в отставку в связи со скандалом вокруг компании «Локхид», и его сменил Мики Такэо, который также стремился найти решение ПСТ. Однако его правительство оказалось слабым и разобщенным. В декабре 1976 г. новым премьером стал Фукуда Такэо.

Новый курс Фукуда получил название «многостороннего», что означало отсутствие ориентации на четко определенные силы. Он стремился использовать экономические рычаги для достижения внешнеполитических целей. Китай и АСЕАН, а также СССР были «естественными мишенями» его усилий. Несмотря на расширение экономического сотрудничества, политические отношения топтались на месте. К 1978 г. китайско-советские отношения были настолько испорчены, что Китай настаивал на включении в свой договор с Японией условия о противодействии гегемонии (которое было направлено против Советского Союза). СССР, в свою очередь, вместо мирного договора предлагал заключить Договор о дружбе и сотрудничестве.

Япония склонялась к подписанию договора с динамичным и реформаторским Китаем, а не с геронтократичным и стагнирующим СССР. Японских бизнесменов в большей степени интересовал китайский, а не советский рынок, а их экономические успехи сократили потребность в поставках советских энергоресурсов. Таким образом, даже столь небольшой шанс для урегулирования был упущен, и осторожный оптимизм начала 70-х годов к концу десятилетия сменился пессимизмом. Советское вторжение в Афганистан в 1979 г. окончательно испортило советско-японские отношения.

Начиная с 1981 г., в Японии стали отмечать 7 февраля (день подписания Симодского договора 1855 г.) как «День северных территорий», напоминающий японцам о русской оккупации. Это еще дальше отодвинуло решение вопроса.

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com