Перечень учебников

Учебники онлайн

Британия и бывшая империя

В 1968 г. Эдвард Хит вывел из состава «теневого кабинета» видного консервативного политика Инока Пауэлла за некорректные высказывания в адрес иммигрантов из бывших британских колоний. Выступая в Бирмингеме, Пауэлл сравнил Британию с Древним Римом, павшим под натиском варваров. «Словно римлянин, – патетически воскликнул он, – я представляю воды Тибра, бурлящие кровью». Характерно, что с самого начала политики правого толка, эксплуатируя проблему иммиграции, обращались в первую очередь к слоям малоквалифицированных рабочих и сельских жителей, подверженных популизму. Не случайно, что после отставки Пауэлла демонстрация в его поддержку была организована докерами.

Предсказания Пауэлла были опровергнуты историей: по расчёту демографов, именно Бирмингем, уступающий по населённости только Лондону и считающийся примером многокультурья в действии, станет первым городом в Великобритании, где к 2007 г. цветные жители, в первую очередь мусульмане, превысят по численности белых. Несмотря на крушение политической карьеры Пауэлла, «твёрдая позиция» по вопросам иммиграции стала одной из отличительных черт политики Консервативной партии. Хотя в целом представителям британского истэблишмента удавалось не переступать грань политической корректности, скандалы, связанные с расистскими высказываниями то одного, то другого политика случались не раз.

В 1979 г., в предвыборном манифесте Консервативной партии было очевидно стремление привлечь голоса антииммиграционного лобби. Обещалось ужесточить политику в отношении иммигрантов и этнических меньшинств. Иммиграционный контроль над приезжающими из государств Содружества был введён в 1962 г. и усилен в 1971 г. В результате принятия в 1981 и 1987 гг. законов об иммиграции нахождение в стране сверх установленного срока стало уголовно наказуемым. Закон 1996 г. усложнил правила выплаты социальных пособий определённым категориям беженцев. К началу 1990-х гг. в Британии стали говорить о смерти идеалов Содружества, о том, что дискриминация по расовому и национальному признаку приняла в стране институциональный характер .

Что касается другой части политической элиты – лейбористов, то они более благосклонно относились к выходцам из стран «третьего мира», главным образом бывших британских колоний, однако за этим стояли не столько паллиативы имперского мышления, сколько демократические идеалы и электоральные императивы. После выборов 1997 г. восемь парламентариев-лейбористов представляли интересы расовых и этнических меньшинств, которые на тот момент составляли около 7% населения. До 2001 г. в палату общин попали ещё два цветных депутата от Лейбористской партии (ЛПВ). В XX в. последняя пользовалась абсолютной поддержкой цветного избирателя, занимая либеральную позицию по вопросам иммиграции. За лейбористов голоса на выборах отдавали не менее 80% цветных жителей. Наибольшей поддержкой лейбористы пользовались у «чёрного» населения и у выходцев из Бангладеш и Индии.

Вплоть до конца 1980-х гг. этнические меньшинства не имели своих представителей в британском парламенте. На выборах 1987 г. от ЛПВ избираются четыре депутата с чёрным цветом кожи. На выборах 1997 г. от трёх ведущих партий было выставлено 42 кандидата от этнических меньшинств (13 – от лейбористов, 10 – от консерваторов и 19 от либерал-демократов), а на следующих всеобщих выборах – 66 (соответственно 22, 16 и 28). Несмотря на это, в 2001 г. количество цветных депутатов выросло до 12 человек исключительно за счёт фракции лейбористов. Доля представителей этнических меньшинств в депутатском корпусе не превышала 2%. Лишь двое депутатов представляли интересы мусульманской общины страны.

Однако демографические и миграционные тенденции неизбежно приведут к тому, что политический вес выходцев из бывших британских колоний и протекторатов будет увеличиваться. Причём их позиции будут становиться всё более самостоятельными. Так, ужесточение подхода лейбористов к проблеме иммиграции после 1997 г., война в Ираке оттолкнули от правительства многих представителей этнических меньшинств, особенно мусульман. Электоральные неудачи правящей партии в 2004–2005 гг. на довыборах в значительной степени объясняются этим фактором.

Влияние имперского прошлого заметно не только на примере в целом политкорректной политики ведущих британских партий, но проявляется в деятельности современных ультраправых движений. После Второй мировой войны в их агитации на первый план вновь, как когда-то, вышла имперская тематика и идея «бремени белого человека». Однако если раньше эти настроения основывались на чувстве снисходительного превосходства над туземными народами, то с началом болезненного распада империи их сменили враждебность, неприязнь и агрессия.

Откровенную шовинистическую риторику использовали несколько политических движений. В 1967 г. в результате объединения Британской национальной партии, Лиги имперских лоялистов и Движения за великую Британию был образован Национальный фронт (НФ). Его визитной карточкой были популизм, националистическая фразеология и эксплуатация проблемы иммиграции. Лозунги НФ нашли отклик главным образом в среде городских неквалифицированных рабочих. Пик популярности НФ пришёлся на конец 1970-х гг., когда численность организации достигла 20 тыс. человек, а на местных выборах она получала в десять раз больше. В следующее десятилетие по популярности НФ ударила ура-патриотическая риторика Маргарет Тэтчер.

Тогда же о себе заявила Британская национальная партия (БНП), которая пользуется репутацией расистской организации. Питательной почвой для роста её популярности было то враждебное отношение к иностранцам, особенно к людям с другим цветом кожи, которое подпитывало деятельность существовавших до неё аналогичных организаций. Разница заключалась в том, что если раньше проявление шовинизма и расизма было реакцией на проблемы, связанные с распадом Британской империи, то теперь оно порождалось новым испытанием для британского самосознания – процессами глобализации, которые в очередной раз в мировой истории привели в движение большие массы людей. Как и другие развитые страны, Британия, по мере увеличения количества цветных жителей, столкнулась с необходимостью создания общества культурного многообразия и терпимости. Однако на практике страна не всегда успевала адаптироваться к изменению состава населения, что не раз приводило к столкновениям на этнической почве.

БНП выступает за прекращение «провалившегося» мультиэтнического эксперимента, предстаёт защитницей коренных бри-танцев от политики «культурного обезличивания», проводимой «новыми лейбористами». «Если нынешняя демографическая тенденция продолжится, – говорится на сайте организации в Интернете, – то мы, коренные британцы, через 60 лет превратимся в этническое меньшинство в собственной стране. …мы призываем к незамедлительному прекращению всякой иммиграции и депортации незаконных иммигрантов, к введению системы добровольного переселения для законных иммигрантов… Мы запретим “позитивную дискриминацию”, которая превратила белых британцев в жителей второго сорта. Мы остановим поток “беженцев”, которые могут найти прибежище вблизи своих стран» .

К 2004 г. присутствие БПН на политической сцене стало настолько заметным, что представители трёх ведущих партий были вынуждены провести серию консультаций для координации действий, направленных против ультраправых. Их опасения оправдались на прошедших в том году выборах в Европарламент и органы местного самоуправления. За организацию, которую обвиняли в неофашизме и расизме, проголосовало более 800 тыс. британцев. Если на парламентских выборах 1997 г. за БНП голоса отдали около 50 тыс. человек, то в 2005 г. – свыше 200 тыс.

Популярности организаций, подобных БНП, способствовали беспорядки на расовой почве, происходившие в стране в последние десятилетия. В последний раз межэтнические столкновения, нередко провоцируемые ультраправыми, прокатились по городам северо-западной Англии в 2001 г. В Лидсе причиной беспорядков послужил арест бангладешца, при котором полиция, по словам очевидцев, применила чрезмерную грубость. В столкновениях азиатской молодёжи со стражами порядка не обошлось без баррикад из горящих автопокрышек и «коктейля Молотова».

За главными лозунгами ультраправых – запрет иммиграции и защита этнической чистоты коренных британцев – следовало враждебное отношение к Европейскому союзу. В этом БНП и близкие им движения смыкались с партиями антиевропейской направленности.

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com