Перечень учебников

Учебники онлайн

Периферия – ближняя и дальняя

Традиционное для профессиональных организаций и ведомств «практическое востоковедение» рассматривает Ближний и Средний Восток, ограничивая себя географическими рамками – в лучшем случае всего региона, а иногда какой либо его части. Между тем процессы, идущие на исламской периферии – на Балканах, в Африке, Закавказье, Центральной, Южной и Юго Восточной Азии, важны для понимания происходящего в регионе, как и деятельность сетевых исламистских структур, активных в исламском мире и за его пределами. Экономическая и политическая роль новых исламских игроков часто преуменьшается. Между тем она растет, как растет и их значение для обеспечения международной безопасности.

Ведущими игроками «второго ряда» исламского мира являются Индонезия и Малайзия – мусульманский «Дальний Восток». Малайзия со времен Мохаммада Мохатхира – амбициозного и авторитарного премьер министра, превратившего эту страну в одного из «дальневосточных тигров», сочетает экономическую политику, опирающуюся на эксплуатацию государственными компаниями запасов углеводородов, официальный этно конфессиональный протекционизм в пользу малайцев мусульман и демонстративную фронду в отношении Запада и Китая. Индонезия, население которой превышает 240 миллионов человек, – крупнейшая страна мусульманского мира и член G 20. Джакарта в 1998 г. покончила с тридцатитрехлетним правлением Хаджи Мухаммеда Сухарто, однако экономика страны развивается медленными темпами и ее внешняя политика по прежнему ориентируется на США. Дискриминационный курс, который оба государства проводят в отношении индусов, китайцев, христиан и племен, исповедующих традиционные культы (Индонезия – на Калимантане и Новой Гвинее), провоцирует эмиграцию образованной молодежи из числа меньшинств, сепаратизм и партизанскую деятельность в отдаленных районах.

Под влиянием распространения в регионе из Саудовской Аравии и Пакистана салафитских идей в обеих странах усилилось влияние исламистских радикалов. Последние провоцируют конфликты мусульман с властью в Таиланде с территории Малайзии и вступают в альянсы против центральных властей с сепаратистами в индонезийском Ачехе. Они ведут борьбу с неисламским коренным населением на христианском Амбоне и индуистском Бали, организуют теракты против западных и китайских компаний, а также иностранных туристов. Малайзия и Индонезия придерживаются в отношении исламистов двойных стандартов, преследуя после резонансных терактов и позволяя им действовать там, где их интересы совпадают с политикой Куала Лумпура и Джакарты.

Стремясь к увеличению веса на международной арене, Малайзия и Индонезия добиваются этого через Организацию исламская конференция, контакты с Лигой арабских государств, Турцией, Пакистаном, Саудовской Аравией, ОАЭ, Катаром, Ираном и другими ведущими игроками исламского мира, поддерживая высокий уровень координации политики с Западом. Как следствие они выступают с направленными против Израиля заявлениями, как Мохатхир, принимают участие в таких антиизраильских акциях, как «флотилии свободы», осуждают антииранские санкции ООН и, подобно Индонезии, заявляют о готовности участия в миротворческой деятельности в Ливии после прекращения там военных действий. Этноконфессиональные конфликты, проблемы экономики и сепаратизм могут в перспективе поставить под вопрос территориальную целостность Малайзии и Индонезии. Пресечение распространения с их территории в регионе радикального исламизма – общий интерес Китая, Запада, включая Австралию и Новую Зеландию, и государств Юго Восточной Азии, в том числе Таиланда, Сингапура и Вьетнама.

«Дальневосточные тигры» – часть восточной исламской периферии Ближнего и Среднего Востока. В нее помимо них входят: беднейшая страна Южной Азии – Бангладеш, сравнимый по богатству только с нефтяными монархиями Персидского залива Бруней, превышающая большинство стран исламского мира по численности мусульманская община Индии и ряд значительно меньших общин Юго Восточной Азии. Бангладеш испытывает такое же давление радикального ислама, как Пакистан. Его близость к Индии и Юго Восточной Азии, распространенность «отходничества» – преимущественно в страны Залива, многомиллионная диаспора в США, Великобритании и тех же странах Залива превращают страну в плацдарм, используемый «Аль Каидой» для вербовки будущих шахидов. Под давлением извне радикальные исламистские настроения распространяются в регионах традиционной веротерпимости – Таиланде и на южных Филиппинах. В то же время составляющие 13,4?% из 1,2 миллиарда жителей Индии мусульмане, несмотря на притеснения, которым они подвергаются (примером которых является Гуджаратский погром 90 х годов), в абсолютном большинстве лояльны к своей стране.

Южное «подбрюшье» БСВ составляют Тропическая Африка и Сахель. Последний является тылом исламистских группировок, крупнейшей из которых является «Аль Каида Магриба», тесно связанная с радикалами в Марокко, Алжире, Ливии и Тунисе. Война между режимом Каддафи и бенгазийской оппозицией позволила АКМ получить доступ к ливийским арсеналам, что превратило группировку в наиболее сильную вооруженную структуру Сахеля. Тропическая Африка, включая крупнейшую страну континента, Нигерию, – зона исторического конфликта между христианами и мусульманами, усиленного трайбализмом. Возможности, которые Африка предоставляет для пополнения радикальных группировок, как их ресурсная база и тыл – до ЮАР включительно, превращает Черную Африку в важнейший плацдарм исламистов. После устранения конкурентов в лице Египта и Ливии «дирижерами» в исламской Африке остались Саудовская Аравия в партнерстве с США и Катар, опирающийся на Францию. Свою игру в регионе в поставках оружия и разработке сырья, в том числе уранового, ведет Иран и с нарастающим успехом Турция.

Северной периферией Ближнего и Среднего Востока являются Центральная Азия, Закавказье и Балканы. Постсоветские мусульманские республики, Синцзянь Уйгурский автономный район – Восточный или Китайский Туркестан, Албания, Косово, Македония и Босния являются полем конкуренции различных исламских проектов. Турция, Иран, Саудовская Аравия, Катар и Пакистан (на востоке) имеют здесь свои взаимопересекающиеся интересы. Регион привлекателен для сетевых исламистских структур, от «Братьев мусульман» до «Аль Каиды», однако на большей его части из за противодействия местных правительств они могут достичь лишь ограниченных успехов. Уязвимы для них нестабильные зоны, прошедшие гражданскую войну: Таджикистан, Киргизия и Балканы – в первую очередь Босния. В отдельных районах этих стран «ваххабиты» живут в компактных поселениях. В других: постсоветских республиках, Китае и неисламских странах, входивших в состав бывшей Югославии, не имеют этих возможностей. Влияние Ирана и Турции в Центральной Азии и Закавказье ограничено. В Таджикистане Иран имеет прочные позиции в экономике, но в религиозной сфере инициативы шиитских властей ИРИ блокируются местными суннитскими лидерами. Азербайджану сближение с Ираном и Турцией мешают их позиция по Карабахскому конфликту (Тегеран и в определенной мере Анкара балансируют между Арменией и Азербайджаном) и неприятие Баку доминирующей политической роли как ислама, так и пантюркизма. Туркменистан ограничивает сотрудничество с ИРИ инфраструктурными проектами и газовым транзитом. Неформальное влияние на местную элиту оказывается Анкарой и Тегераном через их культурные центры. Основной проблемой региона является контрабанда оружия, наркотрафик и роль, которую он выполняет как транзитная зона для перемещения в Европу, Россию и Китай террористов.

Отметим, что в борьбе «центров силы» на БСВ, после исчезновения из числа претендентов на лидерство Ирака и Сирии и ослабления влиятельных Ливии и Египта, осталось две группы проектов, определяющих будущее региона: религиозно финансовые и имперские. Первые – инициативы Саудовской Аравии и Катара, сложное переплетение экономических и политических интересов их высшего руководства. Вторые демонстрируют Турция и Иран. Ограничение и пресечение интересов этих стран – предмет конкуренции исламистских «сетевиков» и заинтересованности соперничающих «великих держав». Меняющийся расклад сил между догматичным Эр Риядом, более современной Дохой, динамичной и все более исламизирующей Анкарой и Тегераном представляет чрезвычайно любопытную картину для внешнего наблюдателя.

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com