Перечень учебников

Учебники онлайн

Понятие глобализации в сопоставлении с другими, близкими по смыслу понятиями

Известный французский политолог-международник Ф. Моро Дефарж определяет глобализацию как процесс, который «покрывает действия всех актеров международного театра (государства, но также предприятия, индивидуумы, организации), которые принуждены рассуждать на глобальном уровне, то есть на уровне целой планеты» (Моро Дефарж. 1995. С. 71). Близких позиций придерживаются и отечественные исследователи. С точки зрения А. Неклессы, глобализация отличается от интернационализации и может быть определена как «унификация определенных правил игры, повсеместная информатизация, обеспечение прозрачности экономического пространства, установление мировой коммуникационной сети и т.п. В экономике глобализация охватила прежде всего финансовую сферу (преимущественно в области краткосрочных инвестиций и «горячих денег»)» (Актуальные вопросы глобализации... Выступление А. Неклессы).'
Дж. Розенау проводит различия между содержанием понятия «глобализация» и смыслом близких ему терминов «глобализм», «универсализм» и «сложная взаимозависимость» (Козепаи. 1993. Р. 499). В егопредставлении понятие «глобализация», будучи тесно связанным с указанными терминами, имеет менее широкое значение и более специфическое содержание. Оно отсылает не к ценностям и структурам, а к процессам и соединениям, которые рождаются в умах и поведении людей; к взаимодействиям, которые возникают тогда, когда индивиды и организации заняты своими обыденными делами и стремятся достичь поставленных перед собой целей. Процессы глобализации отличаются тем, что они не знают никаких территориальных или юридических барьеров. Они легко преодолевают государственные границы и способны затронуть любую социальную общность в любом месте мира (там же). С точки зрения Дж. Розенау, любая совокупность взаимодействий, которая имеет потенциал неограниченного распространения и способна легко преодолевать национальные юрисдикции, должна рассматриваться как процесс глобализации. Распространение совокупности взаимодействий может быть ограничено недостатком средств, интересов или рынков. И даже в такой ситуации речь будет идти о процессе глобализации. Главное, чтобы такое распространение теоретически имело потенциал достигнуть любой части мира, которая в состоянии развить необходимые средства, интересы или рынки. Близких позиций придерживаются и многие другие авторы (Robertson. 1992. Р. 196).
Во франкоязычной литературе понятием, близким «глобализа-циии», является «мондиализация» (от слова monde — мир). Некоторые специалисты международно-политической науки используют их как равнозначные, считая первое англосаксонской версией второго (Senarclens. 1998). Другие считают, что термин «глобализация» отражает прежде всего экономическую доминанту наблюдаемых сегодня изменений в мировом развитии, тогда как «мондиализация» относится в большей мере к распространению единообразия в сфере потребления, досуга, культуры, социальной жизни людей. Большинство авторов- международников считают, что термин «глобализация» более полно и адекватно передает всю суть происходящих сегодня изменений. Дани- ель Коляр называет пять фундаментальных концептов, характеризующих масштабы изменений, испытываемых сегодня международными отношениями: независимость, взаимозависимость, транснационализм, мондиализация и глобализация. Содержание последнего понятия характеризуется им в сопоставлении с четырьмя первыми (Colard. 1996. R 48-50).
Рассматривая термин «независимость», Д. Коляр подчеркивает его совпадение с понятием суверенитета. Суверенитет — это свобода политического решения и выражение независимости. Однако результатом глобализации конца XX в. является то, что ни одно государство не обладает реальным суверенитетом или независимостью.
«Взаимозависимость» представляет собой сочетание зависимостей друг от друга. Она включает множество форм — политическую, дипломатическую, стратегическую, экономическую, культурную — и вынуждает государства сотрудничать в целях управления совокупностью этих взаимозависимостей. Чем многочисленнее зависимости государств друг от друга, тем выше степень интернационализации международных отношений, которая может выражаться или в форме регионализации, или в форме мондиализации.
Близким, хотя и не равнозначным предыдущему, является понятие «транснационализм». В обоих случаях речь идет о развитии солидар- ностей в международном пространстве, но если при «взаимозависимости» государство контролирует эти связи, то транснациональные феномены пересекают границы многих государств и ускользают от их контроля или не согласуются с суверенитетом. «Речь идет о самых разнообразных потоках, материальных и нематериальных: товары, звуки, образы или информации; услуги, капиталы, инвестиции; миграционные движения. Транснационалы-юсть касается также того, что называют мультинациональными фирмами и всех международных НПО (международные профсоюзы, политические партии, молодежные, экологические, правозащитные движения и т.п.). К этому можно добавить мафиозные организации (трафик наркотиков, денег, оружия) и некоторые формы терроризма» (там же. Р. 49).
Что касается «мондиализации», то она — следствие явлений, которые объясняются двумя предшествующими понятиями, облегчающими интернационализацию. Международные отношения уже не могут отождествляться с межгосударственной системой. В результате политических, экономических, экологических, технологических изменений рождается мир без границ. Мондиализация международной системы выражает рост взаимозависимости государств, национальных и транснациональных солидарностей. Отсюда рождение «большой планетарной деревни», «Земли-Родины», или «универсального полиса».
Глобализация, рассматриваемая Д. Коляром в соотношении с вышеназванными понятиями, представляет собой «высшую и последнюю стадию мондиализации» (там же. Р. 50).
В свою очередь, А. Аппадураи говорит о пяти видах пространства, каждый из которых включает в себя признаки и проявления глобализации, пять видов «мирового культурного потока»: медиапространст- во, формирующее «общность транснациональных и даже постнациональных чувств» (Арраёига1.. 1997. Р. 8), этнопространстео, формируемое движениями населения; технопространство — трансфертытехнологий через границы; финансовое пространство, т.е. финансовые обмены, и идеологическое пространство — идеологии и контридеологии, рождающиеся из встречи западных ценностей эпохи Просвещения и «периферийных» культур (там же. Р. 33 и далее). Следствие этих «пространств» — ослабление привязанности граждан к своему государству-нации, в частности потому, что территориальная принадлежность подвергается глубокой эрозии.
В последнее время все большее число исследователей подчеркивает, что глобализация сопровождается процессами противоположной направленности, которые в зависимости от анализируемой проблемы называются «дифференциацией1, «регионализацией» (см., например: Актуальные вопросы глобализации... Выступление А. Неклессы. С. 38; ЪасЪмаЫ. 1997. Р. 257—258), «локализацией» (Яозепаи. 1994. Р. 256) или «фрагментацией» (см., например: выступление Г. Дилигенского — Актуальные вопросы глобализации... С. 38; Мого Бе/а^иев РИ. 1994). Стремясь подчеркнуть неразрывность разнонаправленных процессов, Дж. Розенау использует термин «фрагмеграция» (фрагментация + интеграция). Он также предлагает характеризовать экономические и социальные аспекты фрагмеграции как колеблющиеся между глобализацией и локализацией, а политические — между централизацией и децентрализацией (ЯоА'епаи. 1994).

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com