Перечень учебников

Учебники онлайн

Понятие «система международных отношений». Исторические типы систем международных отношений

Исходным в системной теории является понятие «система», которое Л. Фон Берталанфи определяет как «совокупность элементов, находящихся во взаимодействии друг с другом». «С формальной точки зрения, - пишет французский ученый Ж.Эрман – система предполагает наличие состава ее элементов, специфические взаимосвязи между ними, структуру и среду».

Другое понятие – «элементы», т.е. простейшие составные части системы.

Содержание понятия «структура» имеет несколько аспектов, отражающих различные степени сложности системы: а) соотношение элементов системы; б) способ организации элементов в систему; в) совокупность принуждений и ограничений, которые вытекают из существования системы для ее элементов. Иногда тому или иному из этих аспектов, в зависимости от целей исследования, придается самостоятельное значение. Так, Жак Эрман пишет: «Структура системы – это просто синхронное соединение элементов системы; организация системы – это совокупность диахронических принципов образования и видоизменения таких синхронных соединений, принципов, которые обеспечивают самоидентичность структуры во времени».

«Среда» - это то, что влияет на систему и с чем она взаимодействует. Различают два вида среды: внешняя среда (окружение системы, или энвайромент) и внутренняя среда (контекст). Так, внешней средой для системы экономических отношений (ее энвайроментом) является совокупность всех общественных отношений данного общества, общество как целостность. Что же касается внутренней среды экономических отношений (контекста), то она может быть представлена как совокупность специфических условий, характерных для функционирования экономических отношений (например, технологических, социокультурных и иных особенностей производства, присвоения, распределения и обмена товаров). Очевидно, что граница между внешней и внутренней средой, с одной стороны, между системой и средой – с другой, не является непроходимой.

В данной связи особую роль играет понятие системная граница. Граница определяется путем выявления смежного расположения элементов системы. Элемент системной границы – это такой элемент, который соседствует по крайней мере, с одним элементом системы и одним элементом среды. Как показывает Ж.Эрман, граница системы оказывается просто группой пограничных элементов последней. Система любого типа отношений (политических, экономических, культурных, общественных) обладает относительно динамичной, четкой и измеримой границей, которая, однако, может и не принимать никакой особой геометрической формы. Существуют и «прерывающиеся границы, и блуждающие, хотя и четко определимые площади». С этой точки зрения национальное государство может быть представлено как сочетание топологического понятия границы и классического географического понятия территории. «Несмотря на наличие тонкого слоя собственного воздушного пространства, национальное государство есть, прежде всего, отображение в двух измерениях системы социальных потоков, что упрощает общественные отношения и увеличивает объем случайных взаимодействий элементов, находящихся в броуновском движении».

«Функция» системы – это ее реакция на воздействия среды, направленная на сохранение определенного типа отношений между элементами системы, т.е. на сохранение «устойчивости» данной системы.

С понятием «функция» тесно связано понятие «процесс». В рамках системного подхода процесс – это «взаимодействия между элементами, особенно прочные и периодически повторяющиеся модели таких взаимодействий». Используя понятие «процесс» рассматривается, как в действительности элементы взаимодействуют друг с другом в ограниченных рамках структуры и своих способностей к взаимодействию, и особенно уделяет внимание прочным и периодически повторяющимся моделям динамики взаимодействия».

Еще одно важное понятие системного подхода – понятие «подсистема». В качестве подсистемы может выступать любой элемент системы, представляющий собой, в свою очередь, совокупность взаимодействующих элементов (т.е. систему, а поскольку она существует в рамках более общей системы, то ее называют подсистемой). В этом случае внешней средой для подсистемы выступает более общая система.

Р.Арон: «Я называю международной системой совокупность политических образований, поддерживающих между собой постоянные отношения и могущих быть вовлеченными в широкомасштабную войну.

Разные подходы к системному изучению МО обусловливают различия в типологиях международных систем. В зависимости от пространственно-географических характеристик выделяют, например, общепланетарную международную систему и ее региональные подсистемы-компоненты (элементами последних выступают субрегиональные подсистемы).

Региональные (а также групповые и двусторонние) аспекты взаимодействий государств рассматриваются в книге «Система, структура и процесс развития современных МО» рассматривают как структурные уровни межгосударственной системы, что не позволяет свести общую систему МО только лишь к межгосударственной системе. Основным недостатком регионального подхода остается отсутствие четких критериев для выделения того или иного региона как объекта изучения.

В качестве самостоятельной функциональной системы в литературе нередко рассматриваются такие виды МО как экономическая, политическая, военно-стратегическая и т.п. системы.

Объектом исследований выступают также стабильные и нестабильные (революционные по определению Хоффманна) конфликтные и кооперативные, открытые и закрытые и т.п. международные системы. Например, открытая система – это реально образования, сохраняющее свои границы (т.е. свое отличие от среды).

Закрытая система – это абстракция, так как под ней подразумевается отсутствие контактов данной совокупности элементов с окружающей средой, что лишает смысла само существование закрытой системы, ибо постоянное взаимодействие со средой – его непременное условие.

Близка закрытой системе существующая в реальной действительности автономная система, отличия которой в том, что ее структура-организация предполагает сохранение индивидуальности, не прерывая в то же время контактов и обменов с окружающей средой.

Особый случай – хаотичная система – высокочувствительная к малейшим изменениям параметров система. Ее эволюция может зависеть от самых незначительных изменений условий. В результате причинно-следственная связь носит преимущественно случайный характер.

Многообразие типологий международных систем не должно вводить в заблуждение, ведь на большинстве из них лежит печать теории политического реализма: в их основе – определение количества великих держав (сверхдержав), распределение власти, межгосударственные конфликты и т.п. Например, Брайара и Джалили можно причислить скорее к французской историко-социологической школе, и все же в качестве основных детерминант, обусловливающих функционирование и изменение международных систем, они используют критерии политического реализма.

Николсон помимо типов систем, различающихся по критерию детерминированности или случайности, выделяет и такие типы, в основе которых лежит иерархичность или взаимодействие. По Николсону существует четыре типа международных систем:

1. чисто иерархический

2. полного взаимодействия

3. простая релистическая система

4. мешанная реалистическая система

5. комплексная система

Пятый тип возникает когда правительства теряют способность влиять на взаимодействия между своими и чужими негосударственными элементами-участниками, при этом связи между внутригосударственными участниками расширяются и укрепляются.

Политический реализм – основа таких широко известных понятий как биполярная, мультиполярная, равновесная и имперская международные системы.

На основе политического реализма М.Каплан строит свою знаменитую типологию международных систем, которая включает шесть типов систем, большинство из которых носит гипотетический, априорных характер.

1 тип – система баланса сил – характеризуется многополярностью. По мнению М.Каплана, в рамках такой системы должно существовать не менее пяти великих держав. Если же их число будет меньше, то система неминуемо трансформируется в биполярную.

2 тип – гибкая биполярная система, в которой сосуществуют как акторы-государства, так и новый тип акторов – союзы и блоки государств, а также универсальные акторы – международные организации. В зависимости от внутренней организации двух блоков выделяют несколько вариантов гибкой биполярной системы, которая может быть: сильно иерархизированной и авторитарной (воля главы коалиции навязывается ее союзникам); неиерархизированной (если линия блока формируется путем взаимных консультаций между автономными друг от друга государствами).

3 тип – жесткая биполярная система. Для нее характерна та же конфигурация, что и для гибкой биполярной системы, но оба блока организованы строго иерархизированным образом. В жесткой биполярной системе нет неприсоединившихся и нейтральных государств, которые имели место в гибкой биполярной системе. Универсальный актор играет в третьем типе системы весьма ограниченную роль. Он не в состоянии оказать давление на тот или иной блок. На обоих полюсах осуществляется эффективное урегулирование конфликтов, формирование направлений дипломатического поведения, применение совокупной силы.

4 тип – универсальная система – фактически соответствует федерации, которая подразумевает преобладающую роль универсального актора, большую степень политической однородности международной среды и базируется на солидарности национальных акторов и универсального актора. Например, универсальной системе соответствовала бы ситуация, в которой в ущерб государственным суверенитетам была бы существенно расширена роль ООН. При таких условиях ООН имела бы исключительную компетенцию в урегулировании конфликтов и поддержании мира. Это предполагает наличие хорошо развитых систем интеграции в политической, экономической и административно-управленческой областях. Широкие полномочия в универсальной системе принадлежат универсальному актору, который обладает правом определять статус государств и выделять им ресурсы, а международные отношения функционируют на основе правил, ответственность за соблюдение которых лежит также на универсальном акторе.

5 тип – иерархическая система – представляет собой мировое государство, в котором национальные государства теряют свое значение, становясь простыми территориальными единицами, а любые центробежные тенденции немедленно пресекаются.

6 тип – единичного вето – каждый актор располагает возможностью блокировать систему, используя определенные средства шантажа, при этом имея возможность самому энергично сопротивляться шантажу со стороны другого государства, каким бы сильным оно ни было. Иными словами, любое государство способно защитить себя от любого противника. Подобная ситуация может сложиться, например, в случае всеобщего распространения ядерного оружия.

Концепция Каплана оценивается специалистами критически, и прежде всего за ее умозрительный, спекулятивный характер и оторванность от реальной действительности. Вместе с тем признается, что это была одна из первых попыток серьезного исследования, специально посвященного проблемам международных систем с целью выявления законов их функционирования и изменения.

Из Цыганкова:

1. Особенности и основные направления системного подхода к анализу Международных отношений

Эти особенности естественно вытекают прежде всего из самой специфики анализируемого объекта, и поскольку она уже была подробно рассмотрена в первой главе, постольку ограничимся здесь лишь несколькими краткими замечаниями, касающимися общих и специфических особенностей международных отношений и, соответственно, международных систем.

К числу общих особенностей международных отношений относится то, что по своему характеру они являются социальными отношениями, из чего следует, что международные системы относятся к типу социальных систем. Это означает, что они должны рассматриваться как сложные адаптирующиеся системы, анализ которых невозможен по аналогии с анализом моделей механических систем. Кроме того, социальные — в том числе и международные — системы принадлежат, как правило, к особому типу открытых и слабоорганизованных систем. В отличие от систем физического или биологического типа, пространственные границы международных систем носят чаще всего, условный характер. Впрочем, эту условность не следует абсолютизировать, представляя дело таким образом, что международные системы вообще «не даны в реальности, где существует только множество людей и множество отношений», или же утверждая, что они «всегда конструируются наблюдателем».

Еще одна общая особенность международных отношений, которая оказывает влияние на системный подход к их изучению, связана с тем, что их основные элементы представлены социальными общностями, группами и отдельными индивидами. Отсюда следует, что международные системы — это системы взаимодействия людей, руководствующихся в своих действиях волей, сознанием, ценностными ориентациями и т.п. В свою очередь, это означает, что, как подчеркивают С. Фридлендер и Р. Коэн, определяющие факторы международной системы связаны с такими феноменами, как выбор, мотивации, восприятие и т.п.

Третья общая особенность международных отношений, которая с необходимостью должна приниматься во внимание при системном подходе к их изучению, заключается в том, что они являются по преимуществу политическими отношениями, главным звеном которых остаются взаимодействия между государствами. Поэтому, например, ядром глобальной международной системы является система межгосударственных отношений.

Что касается специфических особенностей международных отношений, то главная из них состоит в том, что, как уже было показано, они характеризуются отсутствием верховной власти и «плюрализмом суверенитетов». С этим связан свойственный международным системам низкий уровень внешней и внутренней централизации. Иначе говоря, международные системы — это социальные системы особого типа, отличающиеся слабой степенью интеграции элементов в целостности, а также значительной автономией этих элементов. Разумеется, степень такой автономии нельзя абсолютизировать: международные отношения характеризуются не только конфликтом интересов, но и взаимозависимостью акторов. А интегрированное общество (внутриобщественные отношения), в свою очередь, не избавлено от конфликтного измерения, которое при некоторых условиях может придать ему черты определенной анархии, свойственные международным отношениям, в том числе и вполне реальную дезинтеграцию, в чем мы смогли убедиться на примере судьбы СССР.

Разные подходы к изучению межд. систем: существует несколько подходов: традиционно-исторический, историко-социологический, эвристический, смешанный и эмпирический. Подчеркнем, что их выделение носит условный и отнюдь не взаимоисключающий характер, отражая лишь приоритеты в позициях того или иного автора.

Так, в основе традиционно-исторического подхода лежит использование понятия «международная система» для обозначения дипломатических отношений между государствами в тот или иной исторический период, в том или ином регионе: например, европейской системы XVII века, основанной на принципах Вестфальского договора 1648 года; системы политического равновесия европейских государств («европейский концерт наций») XIX века; глобальной биполярной межгосударственной системы 1945—1990-х годов. Основной недостаток подобного «панорамного» подхода состоит в том, что он не нацеливает на поиск закономерностей функционирования международных (а вернее сказать, межгосударственных) систем, ограничиваясь, как правило, описанием взаимодействий между главными акторами — великими державами, как главное в системном подходе — именно в убежденности относительно существования закономерных связей между характером международных систем и поведением их основных элементов — международных акторов. Именно на подобной убежденности основаны другие из названных подходов.

Так, например, Р. Арон, являющийся одним из основателей историко-социологического подхода к изучению международных отношений, делает отправным пунктом своих размышлений о международных системах опыт истории, отклоняя любую попытку конструирования абстрактных моделей. Сравнивая отношения между греческими полисами, европейскими монархиями XVII века, государствами Европы XIX столетия и взаимодействие современных ему систем Востока и Запада, он искал в них повторяемость, которая позволила бы выделить некоторые общие закономерности, подтверждаемые уроками исторического прошлого и изучением настоящего. Понимая, что «анализ типичной международной системы не дает возможности предвидеть дипломатическое событие или диктовать правителям линию поведения, соответствующую типу системы», Р. Арон считал, что системный подход позволяет выявить ту долю социального детерминизма, которая имеется в функционировании международных отношений, и потому рассматривал его как необходимый элемент их изучения.

В отличие от Р. Арона, американский исследователь М. Каплан далек от ссыпок на историю, считая исторические данные слишком бедными для теоретических обобщений. Основываясь на общей теории систем и системном анализе, он конструирует абстрактные теоретические модели, призванные способствовать лучшему пониманию международной реальности. Исходя из убежденности в том, что анализ возможных международных систем предполагает изучение обстоятельств и условий, в которых каждая из них может существовать или трансформироваться в систему другого типа, он задается вопросами — почему та или иная система развивается, как она функционирует, по каким причинам приходит в упадок? В этой связи М. Каплан выделяет пять переменных, свойственных каждой системе: основные правила системы; правила трансформации системы; правила классификации акторов; их способностей и информации. Главными из них являются первые три группы переменных. Так, «основные правила» описывают отношения между акторами, поведение которых зависит не столько от индивидуальной воли и особых целей каждого, сколько от характера системы, компонентом которой они являются. «Правила трансформации» выражают законы изменения систем. Так, известно, что общая теория систем делает акцент на гомеостатическом характере систем, т.е. на их способности адаптации к изменениям среды и тем самым — к самосохранению. При этом каждая система имеет свои правила адаптации и трансформации. Наконец, к «правилам классификации акторов» относятся их структурные характеристики, в частности существующая между ними иерархия, которая также оказывает влияние на поведение каждого актора.

Несмотря на абстрактный характер подхода М. Каплана к исследованию международных систем, за который его много критиковали, такой подход обладает и определенными достоинствами методологического характера, что позволило Ж. Унцингеру квалифицировать его как эвристический.

Другой американский ученый, Р. Роузкранс, предпринял попытку синтеза историко-социологического и эвристического подходов. Основываясь на изучении конкретных исторических ситуаций, он выделяет девять последовательных международных систем, соответствующих следующим историческим периодам: 1740— 1789, 1789—1814, 1814—1822, 1822—1848, 1848—1871, 1871—1888, 1888—1918, 1918—1945 и 1945—1960 гг. Затем он проводит системный анализ каждой из них с целью нахождения факторов, способствующих стабильности системы, или же, наоборот, влияющих на ее дестабилизацию. Подобный же подход использовал и Дж. Френкел, который сделал попытку проследить историческую эволюцию международных отношений, основываясь на их системных характеристиках и, в частности, на особенностях их структуры (17). Однако он не стал выделять последовательные международные системы, считая, что современное состояние системною анализа международных отношении не позволяют решить такую задачу вполне удовлетворительным образом. Рассматриваемому подходу был близок и английский ученый Е. Луард, много и плодотворно работавший в области социологии международных отношений. Он выделял семь исторических международных систем: древнекитайская система (771—721 гг. до н.э.), система древнегреческих государств (510—338 гг. до н.э.), эпоха европейских династий (1300—1559 гг.), эра религиозного господства ( 1559—1648 гг.), период возникновения и расцвета режима государственного суверенитета (1648—1789 гг.), эпоха национализма (1789—1914 гг.), эра господства идеологии (1914—1974 гг.). Выделив указанные исторические системы, Е. Луард анализирует их при помощи таких концептуальных орудий (переменных), как идеология, элиты, мотивации, используемые акторами средства, стратификация, структура, нормы, роли и институты. Опираясь на указанные переменные, автор прослеживает соотносительное воздействие каждой из них на структуру и функционирование международных систем, на их изменение в пространстве и времени.

По мщению Б. Корани, описываемый комплексный подход имеет целый ряд преимуществ: он более конкретен и ясен по сравнению с подходом М. Каплана; он базируется на солидном эмпирическом материале, накопленном специалистами-историками, на достижениях политологии и других социальных дисциплин; наконец, он характеризуется удобством и простотой с точки зрения как проверки его выводов, так и использования в качестве самостоятельного метода изучения международных систем. Эти преимущества способствовали тому, что данный подход привлек внимание и специалистов чикагской школы во главе с М. Капланом, которые также стали использовать его в своих исследованиях.

Наконец, существует и такой подход к системному изучению международных отношений, который может быть назван эмпирическим подходом, поскольку опирается на реально существующие в практике международных отношений взаимодействия в рамках определенных географических регионов. От традиционно-исторического подхода его отличает стремление объяснить особенности международно-политической ситуации в том или ином регионе планеты спецификой сложившихся здесь системных связей, раскрыть степень влияния, которую оказывают на поведение акторов такие факторы, как общерегиональное соотношение сил, социокультурные реалии, региональные международные организации и т. п. Иначе говоря, данный подход отличает поиск закономерностей, объясняющих поведение международных акторов, и дедуктивность выводов относительно существования и содержания таких законов.

Имеются и другие подходы к системному изучению международных отношений, в которых проявляется несовпадение позиций представителей различных теоретических школ и направлений. И все же, существенных различий между ними меньше, а принципиального согласия больше, чем это может показаться на первый взгляд. Действительно, за исключением традиционно-исторического подхода, все они исходят из существования законов функционирования международных систем (хотя характер и самих систем, и законов их функционирования могут пониматься по-разному). Совпадение и взаимодополнительность различных подходов проявляется и в других важных вопросах. Так, например, признается обусловленность поведения государств характером взаимоотношений между наиболее крупными и влиятельными из них — великими державами. Считается, что общей чертой всех международных систем является их олигополитический характер, в том смысле, что в ней доминируют наиболее мощные государства и тип существующих между ними отношений. Наконец, допускается возможность существования разных типов международных систем и критериев их классификаций

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com