Перечень учебников

Учебники онлайн

4.1. О понятии механизмов реализации

Механизмы здесь мыслятся как механизмы некоторых процессов реализации политики безопасности. В нашем случае необходимо обсуждать два понятия: процесс и механизм (а скорее даже процессы и механизмы). Иными словами, речь идет об особой сфере деятельности – деятельности по ОНБ; она конституируется множеством деятельностных процессов, протекание которых связано с функционированием соответствующих механизмов.

Эти механизмы отнюдь не сводятся к тем или иным ведомствам и учреждениям (типа Администрации Президента или ФСБ): это прежде всего многообразные – отнюдь не только учрежденческие – формы организации и процедуры деятельности разных типов, так или иначе используемых в системе ОНБ.

Традиционно различают системы принятия решений (СПР) и исполнительские системы (ИС). СПР связаны с использованием представителей различных типов мышления и деятельности и развертываются по преимуществу вне жестких учрежденческих форм - в группах консультантов и референтов, профессиональных сообществах, межведомственных комиссиях и т.п., – в сфере, которую в отличие от производственной, учрежденческой можно назвать «сферой клуба». Напротив, ИС тяготеют к иерархически построенным учрежденческим формам организации и связаны с работой специалистов разного профиля.

Перечислим некоторые типы мышления и деятельности, без которых вряд ли можно представить систему выработки и принятия решений в области ОНБ. Это аналитическая деятельность: мониторинг, авторский надзор, экспертиза, историческая реконструкция, анализ и т.д. Это прожективная (т.е. ориентированная на будущее) деятельность: проектирование, программирование, сценирование, планирование и т.д. Это научные исследования, призванные обеспечивать недостающими знаниями как аналитическую, так и прожективную деятельность. На стыке науки с последними возникает, в частности, такой специфический тип занятий, как прогнозирование. Это, наконец, организационно-управленческая деятельность, призванная соорганизовывать и направлять работу представителей всех перечисленных выше типов деятельности, поскольку каждый из них характеризуется своим специфическим набором методов и средств профессиональной деятельности.

Наряду с представителями перечисленных типов деятельности в системе ОНБ (как и в любой другой) занято еще множество специалистов разного профиля: от дипломатов доводителей, работа которых также соорганизуется оргуправленцами.

В связи с различением типов деятельности (а точнее, мышления и деятельности) и специальностей важны два обстоятельства.

1. Специалисты – в отличие от представителей разных типов мышления и деятельности – всегда жестко привязаны к штатному расписанию, согласно которому они занимают соответствующие функциональные места в учрежденческих структурах. Носители же различных типов мышления и деятельности более свободны: они самоопределяются по ситуации и занимают ту или иную позицию. Они, следовательно, могут работать и вне учрежденческих структур, например, как независимые консультанты или эксперты.

2. Указанное различение функциональных учрежденческих мест и деятельностных позиций само по себе является функциональным (а не морфологическим), т.е. один и тот же человек может выступать как специалист в учреждении, где он занимает определенное штатным расписанием место, и как консультант, эксперт или проектировщик в других системах деятельности, в СПР, в своем профессиональном сообществе.

В связи с этим в последние годы рафинируется особая, т.н. «сетевая организация», в которой соединяются преимущества «клуба» и учреждения. При такой организации (напоминающей известную структуру проектных институтов) наряду с постоянными функциональными подразделениями (типа дирекции и бухгалтерии) создаются временные производственные – в широком смысле– коллективы, ориентированные на решение конкретных проблем и задач. (В проектных институтах они организуются главными инженерами или архитекторами проектов.)

Опираясь на изложенные соображения, можно сделать три важных утверждения.

Первое утверждение касается самой идеи реализации. Ее можно понимать, как минимум, двумя разными способами. (1) Как реализацию однажды выработанной, принятой и утвержденной в форме конкретного документа политики (в этом случае скорее даже – стратегии) ОНБ; «реализация» оказывается тогда делом исключительно ИС. (2) Как реализацию перманентно вырабатываемой политики, учитывающей смену обстоятельств и изменчивость текущей ситуации. В первом случае СПР и ИС используются последовательно, во втором – параллельно. Соответственно, разными будут и механизмы реализации политики. В первом случае нам придется обеспечить последовательное решение ряда заранее поставленных задач, что отвечает привычной плановой организации работ. Во втором – придется иметь дело с непрерывным делением работы по двум направлениям, одно из которых ориентировано на углубленный анализ ситуации и выработку текущих политических решений, другое – на постановку и решение конкретных задач; последнее может быть спланировано и передано для осуществления в ИС.

Второе утверждение связано с относительностью понятий СПР и ИС, что в особенности характерно для политической сферы. Решения, принятые на более высоком уровне или ранее, но сохраняющие свою силу, выступают как рамки для выработки последующих. Граница между СПР и ИС как бы «спускается вниз» или «сдвигается вперед» по времени в процессе реализации политики.

Третье утверждение касается роли учрежденческой организации в реализации политики ОНБ, которая в свете сказанного ранее оказывается недостаточной. Соответственно, недостаточными для наших целей оказываются традиционные блок-схемы, на которых все механизмы сводятся к некой фиксированной иерархии учреждений; при этом связи между учреждениями на блок-схеме могут означать одновременно совершенно разные вещи – субординацию, передачу информации, финансирование и т.п. Такого рода схемы не вскрывают, а скорее, скрывают подлинные механизмы принятия и реализации решений. Для анализа и проектирования механизмов деятельности вообще и деятельности по ОНБ, в частности, необходимы совсем другого типа позиционные схемы, способные ухватить «мыследеятельностную структуру» данной системы.

Однако построение таких схем для сферы ОНБ представляет собой специальную работу, которую мы можем наметить здесь лишь в самом первом приближении. Поэтому изложенные в этой главе соображения являются промежуточными в том смысле, что уже понятна недостаточность рассмотрения механизмов реализации политики ОНБ в рамках традиционных подходов, оперирующих только с государственными институтами и учрежденческими формами, но мы еще не можем развернуть в полном объеме деятельностный подход, требующий позиционной прорисовки сферы ОНБ. Тем не менее, уже сама ориентация мысли в этом направлении позволяет сформулировать целый ряд предложений, как минимум, не бесполезных для формирования подлинных механизмов реализации политики ОНБ.

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com