Перечень учебников

Учебники онлайн

Последствия мирового экономического кризиса для России

Планы российского правительства вывести страну в пятерку мировых лидеров к 2020 г. серьезно подорвал (если не сделал невозможными вообще) мировой экономический кризис, который больно ударил по России. С лета 2008 по начало 2009 г. официальная российская пропаганда утверждала, что кризис - продукт, сделанный в США и именно просчеты экономической политики американских властей - причина всех наших российских бед. Действительно, родина кризиса - США, однако развитие кризиса в России носит гораздо более серьезный и болезненный характер, чем на Западе. Глубокая девальвация рубля - более 50%, крушение фондовых индексов более чем на 75% (в США - 40%), дефицит бюджета 20% в декабре 2008 (такого не было даже в момент распада СССР), крушение объемов железнодорожных перевозок в начале 2009 года - на 36%, спад производства более чем наполовину в металлургической промышленности, более миллиона новых безработных, резкое сокращение реальных зарплат, рост уровня бедности и разрушение среднего класса.

Уже за первые месяцы кризиса фондовый рынок России упал на 70%; золотовалютные резервы – на 33%; «подушка безопасности» (т.е. резервы Стабилизационного фонда и проч.) - на 50%; промышленное производство – на 20%; реальные доходы населения – на 10%; капитализация российских предприятий – на 84% ($1 трлн.). Безработица достигла 6,5 млн. чел. (или 8,5% активного населения). Одновременно произошел беспрецедентный за последние 15 лет отток зарубежного и отечественного капитала. Что касается зарубежных инвестиций, которыми так гордилось наше правительство, то очень быстро выяснилось, что – на 90% они состояли из кредитов, а на 10% - из оффшорных операций. Кризис разогрел востребованность доллара и показал, что доверия к рублю как национальной валюте по-прежнему нет.

Кризис застал российские компании и банки с внешним долгом в $488.2 млрд (на 1 июля 2008 г.) и инфляцией, превышающей уровень развитых стран более чем втрое, отсутствием «длинных денег» и слабо диверсифицированной экономикой.

Скорость выхода из кризиса зависит от эффективности антикризисной политики, а с этим в России проблемы: финансовая помощь запоздала, а выделенные деньги оказались на валютном рынке. Банковская система оказалась неспособна довести до реального сектора полученные от государства деньги. При этом крупный бизнес получает средства на рефинансирование внешнего долга, а малому и среднему бизнесу не достается ничего. Если ситуация не изменится, ВВП может упасть и на 15%, но если же государство сумеет «пробить тромбы» в системе денежной циркуляции, падение ВВП может ограничиться 4%, прогнозирует И.Николаев. Реальные доходы населения, полагает руководитель Центра социальной политики Института экономики РАН Е.Гонтмахер могут упасть на 15-20%, а в некоторых отраслях зарплаты могут снизиться и наполовину.

Весной прошлого года, утверждает Е.Гайдар, - правительство считало, что приток капитала по итогам года составит 30 млрд долл. Вместо этого мы получили отток в 132 млрд долл. Подписанный Д.Медведевым в конце 2008 г. закон о бюджете, напоминает А.Дворкович, вообще предполагал профицит. Сегодня планируется дефицит в несколько процентов. В бюджетном Послании Президента РФ о бюджетной политике в 2010-2012 гг. говорится, что дефицит составит не менее 7 процентов ВВП.

Кризис задержит развитие России минимум на два года, полагает А.Аганбегян и отразится на всех основных показателях – росте ВВП, промышленности, доходах населения. Но самое неприятное, что он может оказаться более затяжным, чем мы сейчас ожидаем, и перейти в стадию депрессии, а затем стагнации, резюмирует академик.

К сожалению, вопреки оценкам нашего правительства, Россия – это периферия мирового капитализма. И в этом, как представляется, главная причина того, что именно она весьма сильно пострадала от кризиса. Кроме того, в отличие от развитых стран мирового капитализма, в которых уже не одну сотню лет успешно функционирует рыночная экономика, имеющая свои страховки, амортизаторы и регуляторы, в России пока построена не классическая рыночная, а высокомонополизированная экономика. В рыночной экономике снижение спроса ведет к падению цен, в высокомонополизированной – наоборот. В этом главная причина того, что если в развитых странах снижение цен на нефть автоматически и пропорционально (в данном случае в три раза) привело к снижению цен на потребительский бензин, в России сначала этого вообще не произошло, и только через полгода цены на бензин снизились лишь на несколько процентов.

В развитых рыночных странах кризисы помогают преодолевать такие факторы, как диверсификация экономики, широкий слой среднего класса, развитость малого и среднего бизнеса, низкий уровень коррупции. В России - ситуация «с точностью до наоборот». Даже по сравнению со странами БРИК, к которым наше руководство с удовольствием причисляет Россию, в ней наименее диверсифицированная экономика, носящая сырьевой характер, наименьший процент среднего класса, наименее всего развит малый и средний бизнес (помощь государства в условиях кризиса у нас получает лишь контролируемый государством крупный бизнес; это означает, что бизнес, не имеющий государственной поддержки, будет раздавлен своими внешними займами) и наибольший уровень коррупции. Последнее обстоятельство особенно удручает: какие бы меры не предпринимало правительство в сторону развития инновационной экономики, коррупция будет их блокировать.

Совершенно очевидно, что кризис будет затяжным. Аналитики предсказывают, что экономический рост в Соединенных Штатах возобновится только в 2010 году. Значит, в Евросоюзе это произойдет в 2011-м, а у нас теоретически улучшение может начаться в 2012-м. Таким образом, нам предстоит прожить в условиях кризиса три года, а тех средств удержания ситуации, которые сегодня есть у власти, хватит от силы на год.

По мнению видного российского экономиста В.Иноземцева, в последние 40 лет было несколько циклов, когда сырье дорожало, а потом падало в цене. Но если из каждого кризиса многие развивающиеся страны выносили определенные уроки, которые употребляли для совершенствования своей экономической структуры, Россия таких уроков не выносила. В частности, она вынесла очень мало уроков из кризиса 1998-го года. Если вернуться к тому времени, то сценарии развития России и азиатских государств, которые были более всего охвачены кризисом, схожи только в одном: в том, что после 1998-го года большинство развивающихся государств резко изменили свою позицию в отношении накопления валютных резервов. Если в середине 1990-х гг. большинство развивающихся государств в Латинской Америке, в Юго-Восточной Азии были импортерами капитала, то в последние 10 лет все страны региона: Малайзия, Индия, страны Персидского Залива и Россия избрали тактику накопления валютных резервов, будучи убеждены в том, что она может привести к сохранению финансовой стабильности в условиях кризиса.

Однако, помимо накопления валютных резервов, страны Азии провели невиданную промышленную модернизацию. Китай сегодня стал страной с самым большим промышленным экспортом в мире. Страны Юго-Восточной Азии, Бразилия создали новые отрасли экономики мирового масштаба. Южная Корея, которая еще тридцать лет назад считалась экономическим пигмеем, строит 51% всех торговых судов в мире. Россия – 0,9%. Бразилия стала третьей по объему производству авиатехники. 38 авиакомпаний эксплуатируют их самолеты. Россия не производила на экспорт гражданских самолетов. Этот список можно продолжать. В России же последние 10 лет прошли под лозунгом финансовой стабильности. Но Россия не пошла по пути развитых стран, не произвела серьезной реструктуризации промышленности и, что самое печальное, постоянно критикуя США и другие либеральные экономики, полностью приняла их модель, которую В.Иноземцев называет моделью «финанциализации», излишнего развития финансового сектора.

Причем наша перспектива достаточно монолинейна. Российская Федерация, которая в последние 10 лет жила как страна, все полнее становящаяся энергетическим придатком развитого мира, встретит начало следующего десятилетия в том же статусе. Если сравнить статистику 2000-го и 2008-го года, трудно не заметить, что доля энергоресурсов и сырья в экспорте выросла, а доля обрабатывающей и, тем более, технологической промышленности в экспорте упала. Эти тенденции только усиливаются год от года. Россия образца 2000-х гг. – это единственная страна, считающаяся индустриальной, в которой в условиях экономического подъема рост в промышленности хронически отстает от роста в большинстве других секторов. Если посмотреть на экономическую модель России, которую В.Иноземцев два года назад назвал «путиномикой», видно, что она нацелена на увеличение экспорта ресурсов, обмен получаемых денег на потребительские товары и, за счет значительного притока денег в экономику, развитие тех отраслей, которые по сути не могут не развиваться при наличии большого количества денежных средств. Это телекоммуникации, производство товаров народного потребления, в первую очередь, продуктов питания, сфера услуг, строительство и т. д. Если сравнить последние десять лет в России и Китае, мы увидим, что темпы развития промышленного производства в России были примерно в 1,4 раза ниже, чем темпы роста ВВП. А в Китае они в полтора раза выше темпов роста ВВП. Сейчас мы видим из сводок информационных агентств, что самый тяжелый удар нанесен именно по промышленному сектору. Мы видим остановленные конвейеры ВАЗа, КАМАЗа, видим быстро сворачивающиеся инвестиционные проекты в строительстве, большое количество недостроев и т. д. Эта тенденция не изменится на протяжении года.

Сейчас в мире существуют государства, которые уникально различаются по своему позиционированию в мировой экономике. Масштабы ВВП, объем финансовых ресурсов, технологические возможности – все это сейчас вторично. Первичен вопрос о том, насколько свободно то или иное правительство в эмиссии денег для погашения порожденных кризисом проблем. По мнению В.Иноземцева, государства, валюты которых свободно конвертируются, которые занимают и на внутреннем, и на внешнем рынке в одной валюте, будут лидерами в преодолении кризиса. США, Англия, Япония, страны Европы смогут в ближайшее время «залить деньгами» свои проблемы, вывести плохие активы в новые структуры, обеспечить возобновление выдачи кредитов реальному сектору экономики. И добиться изменения динамики экономических показателей на позитивные. В то же время государства, которые имели глупость занимать в валютах, отличных от своей собственной, будут находиться в заведомо более тяжелом положении. Китай, который не хочет иметь свободно конвертируемой валюты, но чей валютный долг весьма невелик по сравнению с валютными резервами, будет в наилучшей позиции среди этих стран.

Этот вывод подтверждают другие специалисты: главный научный сотрудник Института Дальнего Востока РАН Я.Бергер полагает, что экономика КНР в 2009 г. не только не упадет, но вырастет, по крайней мере, на 6,2%, при том, что правительство КНР поставило задачу добиться ее роста на 8%. Что же касается экономики российской, то по оценке А. Дворковича, "подавляющая ее часть настолько неэффективна, что не имеет шансов выжить в ближайшем десятилетии". А ведь совсем недавно многие известные российские политики и политологи провозглашали российскую модель экономики новой моделью цивилизации ХХI в., бросающей концептуальный вызов загнивающей либеральной демократии Запада.

Из анализа В.Иноземцева и ряда других экономистов можно сделать неутешительный для России вывод: первыми из кризиса выйдут инновационные страны со свободно конвертируемыми валютами – это США, ЕС, Япония, другие страны либеральных демократий. Вторыми – те страны, которым удалось за последние 10 лет провести промышленную модернизацию и диверсификацию национальной экономики и строили ее при опоре на собственную валюту. Это КНР, Бразилия, Индия, Малайзия, Южная Корея, некоторые арабские страны. В третьем эшелоне окажутся страны, которые в последние 10 лет усугубляли сырьевую ориентацию национальной экономики, строили ее при опоре на иностранные валюты, не проводили модернизацию. Это страны авторитарного капитализма, периферийного по отношению к мировому, с высоким уровнем коррупции и административного давления на бизнес. К ним, к сожалению относится Россия.

Итак, кризис показал в первую очередь неэффективность сырьевой экономики (полный провал концепта «энергетическая сверхдержава»); неразвитость банковского сектора (банки есть, а банковской системы нет); плохой менеджмент; зависимость от импорта; недоверие к рублю, к рыночным институтам, к государству (кризис доверия); некомпетентность и неэффективность финансовых и экономических властей и политического руководства. Можно ли в этих условиях рассчитывать на выход России в пятерку мировых лидеров к 2020 г?

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com