Перечень учебников

Учебники онлайн

Позиция Америки

Американские глобализаторы энергично призывают возглавить мировое сообщество, напоминая о том, что США являются “величайшим получателем благ от глобальной системы, которую они создали после Второй мировой войны. Как держава несравненной мощи, процветания и безопасности, США должны и сейчас возглавить эту систему, претерпевающую время разительных перемен» . А неоизоляционисты - значительная часть американского общества стала отрицать саму возможность жертв ради борьбы с мировым хаосом даже если на кону лидерство в мировом глобализационном процессе.

До 1990-х годов США были главным адвокатом и защитником созданных в ходе второй мировой войны (и сразу после нее) международных институтов, которые и послужили базой для глобализации. Влиятельна та точка зрения, что, поставленная на грань выживания, извлекшая опыт из трагедий, подобных югославской, международная глобализированная система неизбежно вручит бразды правления наиболее мощной и организованной международной силе - Америке. Как полагает американский исследователь, «современный мировой беспорядок, крушение большого числа государств, эволюция характера боевых действий, которые приобрели дикие признаки гражданских войн и колониальных репрессий (в которых различие между военными и гражданскими жертвами исчезает) может породить нужду в главенствующей имперской державе. Это может произойти несмотря на предостережения защитников гражданских прав относительно того, что такая держава будет действовать исходя лишь из собственных интересов». Такая логика базируется на том, что сползание к хаосу способен приостановить лишь Запад, ведомый своим лидером. Американский исследователь Д. Риефф: «В настоящее время только Соединенные Штаты способны (и имеют на то волю) навязать порядок в турбулентных районах мира».260 Но США не должны пытаться передоверять “штабную работу” явно неэффективным партнерам - именно это губит на корню всякую эффективность в деле противостояния нарушителям мирового спокойствия. Прямо и без экивоков Вашингтон должен выразить свое предпочтение односторонним действиям перед многосторонними. C точки зрения, скажем, авторитетного исследователя Ч. У. Мейнса, «наступил коллапс многосторонности, что принуждает Америку идти своим собственным путем».261 Опираясь на свою мощь Соединенные Штаты наведут должный порядок.

Соединенные Штаты сохранили все инструменты холодной войны на прежнем уровне (министерство обороны, Центральное разведывательное управление, Североатлантический союз). Но эти органы насилия созданы и приспособлены для борьбы с противником класса Советского Союза и Варшавского договора, но не с более дробными и ярко выраженными конфликтами грядущего периода, порождаемыми, во многом, глобализмом. В то же время Вашингтон ослабил значимость таких организаций как ООН, уменьшил объем внешней помощи.

Но на Западе усиливается представление о том, что в современном турбулентном мире уже никто не способен гарантированно контролировать растущий мировой беспорядок, что международное сообщество в любом случае воспротивится попыткам привнести упорядоченность: мир более не потерпит существования империй и имперского порядка. И в этом плане США не всемогущи. Сказывается несовершенная силовая структура вооруженных сил Соединенных Штатов «мобилизованных для мировой войны, а не конфликтов нового периода».262 Пример наказания Ирака за аннексию Кувейта убеждает даеко не всех, учитывая замедленную реакцию и нерасторопность потенциальных противников нарушения глобализационных правл. Следующий агрессор едва ли будет спокойно смотреть на медленную (в течение недель и месяцев) высадку армады возмездия на своем плацдарме (берег Персидского залива в случае с Ираком). Скорее всего потенциальный агрессор будет более энергичен, исходя хотя бы из соображений отчаяния и риска.

Пессимисты среди американцев сомневаются в действенности (и релевантности) связей с избранными союзниками. К примеру, стратегический союз с Израилем ведет к отчуждению богатых нефтью арабов. Союзные отношения Америки с такими странами как Пакистан противопоставляют американскую политику фактическому региональному гегемону - Индии. Растет небрежение Вашингтона к главному международному инструменту стабильности - Организации Обьединенных наций и к другим международным организациям. Прежде США аккуратно платили взносы в бюджет ООН, они стабильно поддерживали Мировой банк, Международный валютный фонд и прочие организации глобальной значимости. Но к началу ХХ1 века в Вашингтоне возобладала суровая критика международных институтов. Впервые после окончания Второй мировой войны можно представить себе отход американцев от наследства либерального интернационализма Рузвельта- Трумэна-Эйзенхауэра.

Во второй половине 1990-х годов Соединенные Штаты фактически приостановили свое членство во всех основных международных организаций за исключением организации Североатлантического договора (НАТО). Конгресс выступил с угрозой прекратить финансовые вклады, если международные организации не согласятся на ряд существенных реформ. Опросы общественного мнения показали, что американская общественность в значительной мере поддерживает тактику конгресса, не выплачивающего задолженность этим институтам.263 При этом напомним, что Вашингтон никогда не передавал в ооновское командование американские войска. Если подобная тенденция возобладает, нечего надеяться на стабилизирующую активность США.

Американцы не хотят видеть гибель своих солдат в двусмысленной ситуации. Скажем, сомалийского генерала Айдида американское правительство назвало преступником, но боевые действия против него официально декларированной войной не назвало. Американская общественность увидела в действиях против Айдида некую полицейскую операцию, а не начало войны. Но жертвы в полицейской операции не воспринимаются как суровая необходимость. В ней должны гибнуть преступники, а не полицейские. При таком подходе правительство США - главный гарант стабильности глобализации - вступает в период критического переосмысления своих функций. Правительство Клинтона постаралось как можно быстрее вывести свои войска из Сомали и президент Дж. Буш-мл. идет той же дорогой. В ходе предвыборной президентской борьбы 2000 года звучали призывы с обеих сторон не ввязываься в отдаленные конфликты. И выбор был важен для судеб глобализации.

Смысл предвыборной кампании 2000 года - битвы Гор-Буш заключался в восстании национальных меньшинств (сборным пунктом которых была демократическая партия) против того главенствующего этнического слоя, который привык править страной. Гор получил на 300 тысяч голосов больше чем его соперник и лишь этно-социальный консерватизм судей остановил его победное (в ходе ручного пересчета) движение в ключевом штате - Флориде. В изображении демократических крестоносцев то была битва «самых лучших и самых ярких» представителей новой - глобализирующейся Америки с ее интеллектуально-духовным арьергардом, со своего рода собратьями Фореста Гампа глубинной Америкой, настороженной и консервативной, склонной к изоляции. Одержав победу, новоизбранный президент призвал к себе в кабинет носителей традиций, защитников исконных ценностей американизма, таких как многозвездный генерал Колин Пауэлл, главный принцип которого - осторожность в оценке необходимости приложения американской мощи. Снова зазвучали гимны «плавильному котлу», создающему «хомо американус» в пику дробящей силы нации мультикультурности. Америка снова воспевает свои ценности, но может быть менее навязчивой по отношению к окружающему миру. Меньше заумных разговоров о глобализации, больше исконного американского здравого смысла. Если на Балканах (или в любой другой Тьмутаракани) идет болезненный процесс национального самоустройства и приобщения к модернизационному развитию, то это вовсе не требует присутствия американских морских пехотинцев, у которых принципиально не может быть ответов на вопросы, порожденные веками местной истории

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com