Перечень учебников

Учебники онлайн

Приоритеты национальных интересов России в АТР (возможные элементы региональной доктрины)

Проблемы международной безопасности в Азиатско-тихоокеанском регионе (АТР) напрямую затрагивают жизненно важные интересы России. Со многими странами, расположенными в этом регионе, Россия имеет общие границы, причем некоторые из них совсем недавно вместе с Российской Федерацией составляли части единого государства — СССР. Следует сказать и о том, что Россия обладает уникальным многовековым опытом взаимодействия с большинством стран АТР. В силу этих обстоятельств Россия просто «обречена» быть одним из ключевых игроков в регионе — даже, если ей бы этого не хотелось.

Россия сталкивается в АТР со следующими рисками, вызовами и угрозами.

В краткосрочной перспективе (2-3 года):

• АТР становится регионом самой интенсивной гонки вооружений и чрезвычайно быстрой милитаризации.

• АТР в ближайшее время станет (и во многом уже стал) регионом распространения ядерного оружия и ракетных средств его доставки.

• АТР способен стать центром радикализации исламского мира, что, в свою очередь, будет разогревать в регионе деятельность транснационального терроризма.

Все эти факторы, взятые в сочетании, порождают кумулятивный синергический эффект.

В среднесрочной перспективе (5-10 лет):

• политические риски, исходящие из «Большого Ближнего Востока»: распространение ядерного оружия, транснациональный терроризм (в том числе и с ОМУ), радикализация исламского мира, особенно после неизбежного вывода американских войск из Ирака и Афганистана (многие российские военные эксперты полагают, что в этом случае натренированные в Ираке террористы хлынут в западном направлении, поэтому в России придется вводить чрезвычайное положение со всеми вытекающими из этого последствиями);

• конфликт между Индией и Пакистаном по территориальному вопросу вокруг Джаммы и Кашмира, при том, что оба государства являются ядерными;

• политическая нестабильность в Пакистане: исламисты там могут придти к власти либо в результате военного переворота, либо в ходе демократических выборов. Тогда в их руках окажется ядерное оружие, и последующее развитие событий в регионе станет непредсказуемым;

• дефицит энергетической безопасности в регионе, что связано с политической нестабильностью «Большого Ближнего Востока». Это объективно провоцирует соперничество за энергетические ресурсы основных энергетических потребителей в лице КНР, Японии, Индии и Южной Кореи;

• две страны Центральной Азии — Узбекистан и Киргизия — прошли через серьезный политический кризис; эти страны вряд ли будут политически стабильны в обозримом будущем.

В долгосрочной перспективе (15-20 лет):

• более чем вероятное ослабление американских военно-политических позиций в мире в целом, что существенно уменьшит стабилизирующую роль США в регионе. Военный и политический «выход» США из региона может спровоцировать геополитическое соперничество между КНР, Японией, Индией, Пакистаном и Южной Кореей, которое в настоящий момент сдерживается «американским фактором»;

• новые и нетрадиционные угрозы: транснациональный терроризм, пиратство, наркотики, эпидемии и пандемии, экологические и природные катастрофы, что будет объективно подрывать социальную стабильность в регионе;

• возможное ухудшение американо-китайских отношений в связи с проблемой Тайваня.

Несмотря на эти риски, вызовы и угрозы, в регионе действуют также и стабилизирующие факторы.

Во-первых, это сближение КНР и России. КНР не представляет для России военной угрозы. Проблемы, которые Россия имеет на Дальнем Востоке и в Сибири — это внутренние проблемы самой России, связанные с отсутствием стратегического развития этих регионов. В этом контексте Россия заинтересована, чтобы и Китай не испытывал чувства уязвимости или угрозы со стороны других внешних сил, в том числе и США.

Во-вторых, успешное экономическое развитие КНР и Индии, а в последние годы — и России. В частности, успешное экономическое развитие КНР существенно понижает риск военного конфликта вокруг Тайваня, поскольку КНР, объективно превращаясь в привлекательную для соседей экономическую модель национального развития, получает больше возможностей использовать технологии «мягкой силы». КНР, Индия и Россия, сконцентрированные на поступательном внутреннем экономическом развитии, вряд ли станут «ревизионистскими» державами в регионе и в мире в целом.

В-третьих, в регионе на данном этапе остаются США, военно-политическое присутствие которых играет позитивную стабилизирующую роль.

Исходя из сказанного, можно сформулировать следующие основные национальные интересы России:

• формирование эффективной системы региональной безопасности на основе ШОС;

• обеспечение надежной энергобезопасности в регионе;

• углубление экономического сотрудничества, запуск крупных инфраструктурных инвестиционных и инновационных проектов совместно с Индией, КНР и Южной Кореей;

• сохранение в регионе стабилизирующего американского фактора в течение длительного времени.

Эти основные региональные интересы России должны быть органически вплетены в общенациональную внешнеполитическую стратегию. Ведь шкала приоритетов национальных интересов в региональной политике выстраивается в соответствии с общенациональными приоритетами и является их интегральной частью. В свете общенациональной внешнеполитической стратегии на направлении АТР просматривается следующий «пакет» таких приоритетов.

Первое. Обеспечение России места в региональных процессах, соответствующего ее национальному потенциалу. Превращение в государство, активно влияющее на развитие региональных процессов, в стабилизирующий центр силы.

Второе. Использование отношений со странами АТР в интересах экономического развития России, решения ее социальных проблем, в первую очередь в сибирских и дальневосточных регионах (СДВ). Превращение СДВ в »локомотив» экономического сотрудничества России с тихоокеанскими странами.

Создание механизмов, стимулирующих внутрироссийскую реинтеграцию, на базе общей заинтересованности Центра и регионов России в освоении потенциала экономических отношений с АТР. Включение вопроса подъема экономического благосостояния, структурной перестройки экономики регионов СДВ в число безусловных экономических приоритетов государства. Разработка соответствующей государственной стратегии. Активное использование выгод рыночных отношений для создания центростремительного эффекта в связях между регионами, регионами и Центром.

Выработка единой линии взаимоувязки интересов регионов и Центра в развитии отношений как с отдельными странами, так и региональными организациями в АТР. Более эффективное использование и расширение как официального, так и неформального инструментариев координации взаимодействия центра и регионов на азиатско-тихоокеанском направлении.

Стимулирование – как мерами государственной налоговой (и иной) политики, так и рыночных механизмов – перелива в СДВ рабочей силы и людских ресурсов из европейской части страны.

Третье. Использование монопольного положения России как страны, непосредственно примыкающей к тихоокеанскому региону, для развития и укрепления отношений со странами СНГ (в том числе через осуществление посреднических функций).

Четвертое. Обеспечение экономической безопасности России в операциях с зарубежными контрагентами. Стимулирование становления и интеграции России в такую разветвленную и взаимозависимую структуру отношений в АТР, чтобы попытка нанесения ущерба интересам России, исходящая от любого источника угрозы, влекла за собой неприемлемый экономический и иной ущерб региональным интересам самого источника такой угрозы.

Решение вопросов экономического сотрудничества с соседними странами с учетом этнического фактора (в частности, предупреждение нерегулируемого «оседания» рабочей силы из сопредельных азиатских стран на наших территориях). Принятие мер по поддержанию демографического баланса.

Принятие экономических и административных мер против неконтролируемого создания на территориях СДВ анклавов иностранного политико-экономического влияния (предоставление национального и льготного режимов иностранным партнерам только в свободных экономических зонах; более жесткое регулирование работы с иностранными предпринимателями на остальной территории через согласовательные механизмы внешнеэкономической деятельности центра и регионов).

Предотвращение дальнейшей утечки «мозгов» и технологий путем кардинального улучшения материального положения научно-технических кадров. Стимулирование – посредством коммерческой заинтересованности, в том числе основанной на совместном использовании российских технологий – деловых, а впоследствии и политических лобби в странах региона как фактора нашего долгосрочного экономического и политического влияния.

Пятое. Поддержание имиджа разумной, прагматичной и предсказуемой державы, фокусирующей усилия на практических вопросах развития своей экономики, повышении жизненного уровня населения, получении выгод от международного разделения труда и, соответственно, на поддержании стабильности и безопасности во всем регионе АТР.

Шестое. Стимулирование многополюсной структуры мира, механизмов, препятствующих появлению единоличного мирового и регионального лидера (США). Обеспечение России места «независимого арбитра» в достижении глобального и регионального консенсуса с участием всех заинтересованных сторон. Недопущение ломки механизма ООН.

Поддержание и развитие переговорного процесса по всем, в том числе, военно-политическим и военным направлениям как фактора создания благоприятного климата в отношениях между всеми странам региона.

Использование имеющихся возможностей для оказания балансирующего воздействия на развитие военно-политической ситуации в регионе, в том числе как политическими, так и военными мерами (демонстрация присутствия, участие в операциях ООН, участие и оказание влияния на развитие военно-политического диалога и пр.).

Поддержка миротворческой деятельности региональных организаций (в том числе через консультативный механизм в рамках АСЕАН и т.д.).

Участие в совместном мониторинге и профилактике возможных региональных конфликтов.

Седьмое. Налаживание интенсивного экономического, военно-технического, технологического сотрудничества как на двусторонней основе, так и в региональных рамках, в том числе:

- принятие комплекса мер по улучшению инвестиционного климата в России; более четкая регламентация приоритетов в государственной экономической политике, действенный государственный мониторинг и контроль за осуществлением внутренней и внешней экономической деятельности;

- изучение и практическое применение лучшего опыта экономического развития стран региона (опыт «азиатских драконов», КНР и др., вплоть до создания «русифицированной» модели развития «на плечах» лучших, уже известных в мире азиатских моделей; использование опыта «пионерных» предприятий и пр.). Широкое внедрение регионального экономического эксперимента;

- «облагораживание» российского экспорта, в том числе через создание в странах АТР совместных предприятий, базирующихся на российских технологических достижениях. Внедрение новых механизмов взаимодействия между фундаментальной наукой, держателями ноу-хау, производством и каналами реализации технологий; поощрение создания негосударственных объединений держателей технологий, осуществляющих их передачу и использование в рамках общегосударственной политики;

- оказание государственной поддержки командированию в средние специальные и высшие учебные заведения стран АТР российских студентов.

Восьмое. Безотлагательное наращивание участия в существующих и создание новых направлений в интеграционных процессах и механизмах в АТР для стимулирования многополюсной структуры отношений в регионе, обеспечения России независимых позиций в новой силовой конфигурации.

Стимулирование интеграции России в экономическую ткань АТР с перспективой укрепления – через тихоокеанский фланг – глобальных экономических позиций России. Постоянная государственная финансовая и политическая поддержка участия России как в правительственных, так и неправительственных организациях регионального взаимодействия.

Более активное использование регионального сотрудничества в АТР и членства России в региональных экономических организациях как инструмента интеграции (в первую очередь, по таким направлениям, как наука и технологии, развитие человеческих ресурсов, экология, энергетика, минеральное сырье, транспорт, телекоммуникации, морские ресурсы).

Отработка тактики интеграции с учетом нарастающих тенденций к протекционизму в России. Постепенное подключение к провозглашенным региональными организациями в АТР принципам «открытого регионализма», поэтапное приведение внутреннего российского законодательства в соответствие с принципами ВТО. Использование ВТО таким образом, чтобы сформировать для России своего рода временный переходный режим «врастания» в систему мировой торговли. Сотрудничество с КНР в данном вопросе.

Создание зон совместного развития России и сопредельных стран; выработка и практическая реализация стратегии совместного развития России (через регионы СДВ) и государств АТР. Создание для этого соответствующей правовой базы в России.

Девятое. В условиях внесения модификаций и разработки как странами АТР, так и нерегиональными державами новых концептуальных подходов к вопросу их политической, экономической, военной и иной деятельности в АТР поддержание на должном уровне боеготовности и боеспособности ВС России как для целей самообороны, так и для участия в возможных совместных акциях по поддержанию мира в регионе.

Десятое. Содействие «трехстороннему» межрегиональному экономическому взаимодействию по линии Восток – Россия – Запад, в том числе в отношениях между формирующимися экономическими блоками: ЕС, НАФТА, «японоцентристский» тихоокеанский механизм, с участием организаций системы ООН, европейских и тихоокеанских региональных организаций, отдельных стран.

Одиннадцатое. Дальнейшее развитие двусторонних отношений, определение приоритетов сотрудничества (как по странам, так и направлениям).

В политико-экономической области, шкала представляется по линии: КНР (общая граница, быстрые темпы роста, этнический фактор у границ России, основной центр притяжения экономических и политических интересов Запада в АТР) – Япония (сопредельное мощное государство, мировой технологический лидер, имеющий приоритетное влияние в регионе, особенно на страны, наиболее близко расположенные к России) – США (третье место в списке приоритетов «компенсируется» традиционными отношениями на западном фланге и в решении глобальных вопросов) – АСЕАН, Ю.Корея, Вьетнам, Канада (отдающая явный приоритет связям со странами АТР, нежели с Европой), Австралия, Индонезия, КНДР и др.

В военно-политическом взаимодействии порядок, видимо должен быть: США, КНР, Япония, причем с акцентом не столько на двусторонние связи, сколько на создание многосторонних переговорных структур.

Двенадцатое. Неукоснительное соблюдение прав человека, без выпячивания этой проблемы в отношениях со странами АТР, учитывая их особенности в подходах к ней.

Соблюдение в международных контактах того же подхода к правам человека, как и во внутренней политике: равная значимость всех категорий («поколений») прав человека (гражданские и политические свободы, социально-экономические права, права народов, включая право на развитие, суверенитет, выбор модели).

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com