Перечень учебников

Учебники онлайн

Процесс мирного урегулирования в Афганистане

Афганистан – типичный пример мультисоставного общества. Его особенностью является постоянная борьба за власть между пуштунами (которые составляют около половины от общего числа населения) и другими этническими группировками (главным образом, таджиками). Новейшая история Афганистана – череда локальных междоусобиц и государственных переворотов.

Несомненно, одно из главных событий последних лет – советско-афганская война, по окончании которой в стране был установлен просоветский режим. Он, однако, слабел вместе с ослаблением СССР и в 1992 году рухнул. Власть на время захватили моджахеды, представляющие таджикскую группировку. Но и они не продержались больше четырёх лет. Им на смену пришло радикальное крыло пуштунской группировки – движение Талибан. Прежняя власть, представляющая национальные меньшинства Афганистана, ушла в оппозицию, сосредоточившись в основном на севере страны (отсюда название – Северный альянс). Следует оговорить, что помощь Северному альянсу оказывали Соединённые Штаты.

В условиях, когда после образования в конце апреля 1992 г. Исламского государства Афганистан, не сложилось единой центральной власти и еще больше разгорелась братоубийственная война, на политической арене появилось движение «Талибан». Движение "Талибан" зародилось в городе Кандагаре в первой половине 1990-х годов. По официально версии мулла Мохаммад Омар (бывший моджахед, потерявший глаз на советско-афганской войне) собрал небольшую группу радикально настроенных исламских студентов - "учеников Аллаха" - и повел их в бой за очищение Ислама и установление богоугодной власти на территории страны. Слово "талиб" как раз и означает "ученик". Достоверно известно только то, что оружием армию талибов снабжало правительство Пакистана, а деньгами - Саудовская Аравия. Западноевропейские журналисты в конце 90-х годов утверждали, что за спиной Пакистана и саудовцев в годы становления Талибана стояли Соединенные Штаты, хотя официальный Вашингтон делал все возможное, чтобы держаться в тени. Талибан появился как движение анти-моджахедовской направленности. Первой задачей группы Мохаммада Омара было убийство лидера моджахедов и его людей, напавших на трех женщин в Кандагаре.

Талибы оснащались современным легким и тяжелым стрелковым оружием, имели в своих частях вертолеты и самолеты. В конце 1994 г. их вооруженные отряды вступили на афганскую территорию. В сложившейся в стране обстановке талибы практически не встретили сопротивления и вскоре заняли ряд пограничных с Пакистаном провинций. Затем они направились.к Кабулу, овладеть которым им удалось лишь в конце сентября 1996 г. Укрепив свои позиции в занятых районах, талибы двинулись к областям, примыкающим к границам Ирана и центральноазиатских государств СНГ.

Сразу же после событий 11 сентября 2001 (теракты в США) было созвано экстренное совещание государств-членов НАТО, на котором террористические атаки были признаны вызовом всем странам, входящим в Организацию Североатлантического договора. При широкой международной поддержке, в том числе и со стороны России, было одобрено проведение под эгидой США антитеррористической операции на территории Афганистана, где находились базы Аль-Каиды. Угроза, исходившая с территории Афганистана, послужила формальным поводом к началу антитеррористической операции, в результате которой произошла смена режима, была установлена республиканская форма правления (правительство Хамида Карзая) под протекторатом международных сил безопасности, которые должны помогать властям Афганистана в деле построения демократии.

На практике западные нововведения с трудом приживаются на восточной почве. Международный контингент до сих пор не может передать всю полноту власти афганскому правительству из-за угрозы нестабильности в регионе. К межкультурным и религиозным противоречиям добавляются такие проблемы, как процветающий в этой стране наркобизнес, ухудшение криминогенной обстановки и т.д. В данной сфере на текущий момент не наблюдается существенных улучшений. В 2006 году производство опиатов достигло рекордной величины – 6100 тонн (в 2005 году было 4100 тонн). Почти на 45% выросло число хозяйств дехкан, выращивающих опийный мак.

Сторонники движения "Талибан" были отстранены от власти, но отнюдь не исчезли из политики. Более того, весь прошлый и начало нынешнего года были ознаменованы усилением активности талибов. Американцам и их союзникам по НАТО, представленным в так называемых Международных силах содействия безопасности (ISAF), так и не удалось ликвидировать воспроизводство системы талибов: не помогли ни военные, ни экономические, ни политические мероприятия в этом направлении. Военные расходы США на оккупацию Афганистана все время растут. Ежемесячно Пентагон тратит на эти цели порядка одного миллиарда долларов.

Нестабильная экономическая обстановка в Афганистане лишает Америку и страны НАТО возможности рассчитывать на твердую поддержку своей политики и действий своих ставленников – правительства Хамида Карзая со стороны населения этого государства. В итоге ни оккупанты, ни коллаборационисты не пользуются искренними симпатиями простых афганцев. Этот факт не является секретом для руководства западной коалицией. В прошлом году командующий силами НАТО в Афганистане английский генерал Дэвид Ричардс признал, что 70 процентов афганцев готовы подержать талибов.

Можно с достаточной степенью вероятности предположить, что значительный рост посевов опийного мака, ставшего за годы "контртеррористической операции" (2001-2007) основной сельскохозяйственной культурой в Афганистане, а, следовательно, и производства героина происходят не без косвенной поддержки руководства США и Великобритании. Хотя страны, в наибольшей степени страдающие от афганской наркоэкспансии неоднократно заявляли о резком ухудшении ситуации в Афганистане после начала "контртеррористической операции", ни Вашингтон, ни Лондон не предпринимают никаких мер по сокращению производства опийных наркотиков - наоборот, с октября 2001 года, когда началась операция в Афганистане, объем производства опия-сырца в этой стране вырос практически в 100 раз.

Свою негативную роль играет также отсутствие взаимопонимания между Пентагоном (Министерством обороны США) и Госдепартаментом США в отношении данной проблемы. Дональд Рамсфельд неоднократно заявлял о том, что Объединенный контингент антитеррористической коалиции должен быть задействован исключительно для борьбы с террористами и не касаться вопросов борьбы с наркобизнесом.

Позиция Госдепартамента США состоит в том, что решение одной задачи - борьбы с терроризмом - невозможно в отрыве от другой - сокращения производства опиатов, так как именно наркоторговля является основным (если не единственным) средством финансирования многочисленных террористических организаций, действующих как в мире в целом, так и в Средней Азии в частности.

Главный аналитик по международному терроризму и наркотикам при Исследовательской службе Конгресса США Рафаэл Перл, выступавший с докладом по этой теме на слушаниях в Сенате, указал на то, что террористические организации неспособны выживать без доходов от наркоторговли. Потребность террористов в таких доходах он отнес к особой форме "наркозависимости".

Тем не менее, ни американское правительство, ни их британские союзники по антитеррористической коалиции, не считают направление борьбы с наркобизнесом приоритетным.

Целый ряд геополитических соображений заставляет усомниться в этом - развитие ситуации в Афганистане по нынешнему сценарию слишком выгодно для США.

С одной стороны, наличие в лице Афганистана источника постоянной напряженности в регионе делает более сговорчивыми правительства среднеазиатских государств - наркобизнес является питательной почвой для коррупции и экстремистских и террористических организаций по всей Центральной и Средней Азии, что ослабляет власть Ташкента, Душанбе и Бишкека.

Развитие наркобизнеса, формирующегося по этническому и территориальному признакам, приводит к появлению территорий влияния группировок, что на фоне социально-экономического кризиса и распространения нищеты создают благоприятную почву для сохранениея напряженности в обществе среднеазиатских государств.

С другой стороны, Иран, ведущий после победы в 1979 году исламской революции жесткую борьбу с наркобизнесом, и включенный администрацией Джорджа Буша в "ось зла", испытывает постоянное давление со стороны очага наркобизнеса у своих восточных границ (ирано-афганской и ирано-пакистанской), что требует отвлечения значительных сил и средств от решения других задач, стоящих перед Тегераном.

Достаточно очевидно, что Хамид Карзай, несмотря на свои благие намерения, не в состоянии бороться с наркобизнесом. Колоссальный рост производства героина происходит под пристальным наблюдением коалиционных войск на территории Афганистана. США не хотят дестабилизировать правительство Карзая, лишая единственного источника доходов полевых командиров, которым принадлежит реальная власть в провинциях Афганистана. Однако эти же самые доходы продолжают оседать на счетах международной террористической сети Аль-Каида, которая даже после разгрома движения Талибан продолжает контролировать основные маршруты доставки опия-сырца и героина.

В последнее время отмечается усиление активности Талибан. Только за 2006 год нападения талибов на военные контингенты НАТО в Афганистане возросли с 900 до 2,5 тысяч. Террористические акты с участием смертников за тот же период выросли в 6 раз (с 18 до 116). Конечно, интенсивность атак смертников в Афганистане существенно уступает тому, что имеет место в Ираке, но эскалация террористических актов и минной войны налицо и там и там. Талибы уже не прячутся в горах, а действуют крупными группами по несколько сотен бойцов в каждой. Их операции носят не только оборонительный, но и наступательный характер. Потери НАТО в Афганистане не столь масштабны, как в Ираке: около 400 американских солдат, порядка полусотни британских и столько же канадских.

Широкая международная поддержка афганской операции пошла на убыль. Военные контингенты Германии и Италии не горят желанием участвовать в общем наступлении против талибов. Но в то же время Польша увеличивает своей контингент в Афганистане до тысячи человек, эстонцы – до 120, на 20 голов "пушечного мяса" выросло участие Латвии. Ожидается прибытие целого мотострелкового батальона из Румынии.

Одновременно правящий афганский режим предпринимает попытки расколоть лагерь своих политических противников. Администрация Хамида Карзая пошла на объявление амнистии так называемым "умеренным талибам" и на переговоры с частью их лидеров. Среди последних основную роль должен был сыграть Вакиль Ахмад Муттавакиль – исполнявший обязанности министра иностранных дел в правительстве талибов и сдавшийся в плен американцам. В 2003 году он был освобожден. Однако ставка на него не оправдалась. Муттавакиль так и не смог помочь переманить своих бывших соратников на сторону Карзая.

Как показывает жизнь, ни экономические, ни политические, ни военные меры так и не привели Афганистан к умиротворению. Наоборот, ситуация там все более и более развивается по иракскому сценарию, став источником дестабилизации региональной и международной безопасности

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com