Перечень учебников

Учебники онлайн

1.2. Развитие международных исследований в СССР и современной России

В СССР наибольшим научным потенциалом обладали институты Академии наук и ведущие вузы страны — Московский государственный институт международных отношений (МГИМО), МГУ, ЛГУ. Значительным стимулом к развитию исследований по международной проблематике стала развернутая в 1969 г. на страницах отечественного журнала «Мировая экономика и международные отношения» дискуссия по вопросам теории и методологии международных отношений. Однако комплексное изучение глобальных проблем мирового развития сдерживалось «сверху» и до начала 1990-х гг. заметно отставало.

В структуре Академии наук существовали специализированные исследовательские центры — Институт мировой экономики и международных отношений (ИМЭМО), Институт международного рабочего движения (ныне Институт сравнительной политологии) и некоторые другие. Однако в подавляющем своем большинстве подразделения АН ССР создавались по конкретным научным направлениям (Институт философии, Институт социологии, Институт всеобщей истории, Институт государства и права и т. д.) или имели страноведческую ориентацию (Институт США и Канады, Институт Латинской Америки, Институт Африки, Институт Дальнего Востока и т. п.). Это стимулировало развитие науки как таковой, но препятствовало проявлению междисциплинарных подходов, предполагающих выявление взаимосвязей и взаимовлияний различных (политических, экономических, психологических и др.) факторов и ограничивало связь науки с практикой. К тому же отечественные ученые-международники, в сравнении с их западными коллегами, приумножали скорее историческое, чем политологическое знание. Принятое в советской науке довольно жесткое размежевание внутри- и внешнеполитических аспектов, а также игнорирование политологических дисциплин ограничивало возможности научного поиска .

Неудивительно, что в отечественной науке МО рассматривались как многодисциплинарная область, или как «сумма» разного рода проявлений и сторон межгосударственных отношений. Это нашло отражение в базовых определениях. Так, в трехтомном издании «Дипломатического словаря» (1984–1986) международные отношения определялись как «совокупность экономических, политических, идеологических, правовых, дипломатических, военных и других связей и взаимоотношений между государствами и системами государств, между основными классами, социальными, экономическими, политическими силами, организациями и движениями, действующими на мировой арене» .

По словам М. М. Лебедевой, «другая особенность отечественных исследований в области международных отношений — наличие в советский период лишь одного теоретико-методологического подхода, в качестве которого выступал не просто марксизм-ленинизм, как принято считать, а своеобразный симбиоз марксизма-ленинизма и реализма. Победа во Второй мировой войне усилила столь характерную для реализма государственно-центристскую ориентацию отечественных исследований по международным отношениям. Основное внимание отечественных специалистов в области международных отношений было сосредоточено на военно-политической проблематике и изучении двусторонних межгосударственных отношений. По сути, именно на основе реализма в послевоенный период в СССР велись научные разработки, но при этом исследователи жестко придерживались марксистко-ленинской риторики, в большинстве случаев не отдавая себе отчет, что исходят из реалистской парадигмы» .

Для отечественных исследований было характерно и то, что тенденции и закономерности мирового политического развития либо совсем не рассматривались, либо подменялись идеологическими конструкциями . Бдительный контроль над «идеологической чистотой» исследований в этих областях, стремление «оградить» граждан от «опасности проникновения буржуазного влияния» препятствовали научному поиску. Результаты научных исследований нередко подытоживались в «аналитических записках», направляемых в различные инстанции, а также в закрытых публикациях системы институтов, существовавших при ЦК КПСС, КГБ и т. п. В МГИМО преподавалась дисциплина «Основы теории международных отношений», но ее содержание принципиально расходилось с тем, что включали в себя аналогичные курсы в западных университетах .

Одновременно теоретические исследования западных авторов в области МО оказывались на периферии научного интереса. Отечественная наука о МП и МО долгие годы пренебрегала их достижениями. Чаще всего она выдавала их за «неудачные» или, в лучшем случае, как представлявшие частный интерес попытки, которые не выдерживали критики со стороны «единственно научной и единственно правильной» марксистско-ленинской теории. В рамках же самой марксистско-ленинской теории МО, во-первых, рассматривались как «вторичные», служившие продолжением и отражением внутренних базисных общественных отношений и, во-вторых, преимущественно сводились к классовым взаимодействиям (классовому противоборству). Даже в новой редакции Программы КПСС, утвержденной XXVII съездом Коммунистической партии Советского Союза (1986), содержалось догматическое утверждение о том, что «Великая Октябрьская социалистическая революция стала переломным событием всемирной истории, определила генеральное направление и основные тенденции мирового развития, положила начало необратимому процессу — смене капитализма новой, коммунистической общественно-экономической формацией» .

Становлению единой науки МО мешало также традиционное для советского обществоведения разделение ее на «университетскую» и «академическую». При этом взаимодействие между представителями вузов и академических институтов было недостаточным.

В 1990-е гг. положение стало выправляться. Изменившаяся международная обстановка в полной мере выявила настоятельную потребность в приобщении отечественных исследователей к достижениям мировой политической науки и осмыслению геополитических сдвигов планетарного масштаба, происшедших на рубеже двух тысячелетий. Именно в это время появились переводные, а затем и оригинальные труды в области мировой политики. Многие из ранее существовавших периодических изданий изменили свою ориентацию, возникли новые центры международно-политических исследований, например Институт проблем международной безопасности РАН, стали регулярно выходить журналы политологического профиля . В 1994 г. на факультете международных отношений Санкт-Петербургского государственного университета была организована кафедра мировой политики.

В 1999 г. на базе Института США и Канады РАН (ИСКРАН) как ведущего российского центра международных и регионально-страноведческих исследований был основан факультет мировой политики (ФМП), который вошел в структуру Государственного университета гуманитарных наук (ГУГН). В том же году факультет международных отношений был учрежден в Северо-Западной академии государственной службы. В 2003 г. факультет мировой политики появился и в структуре МГУ. Его возникновение связано с традицией существовавшего до 1944 г. в МГУ международного факультета, на базе которого впоследствии был создан МГИМО.



Начиная с 3-го курса студенты факультета специализируются по одной из кафедр факультета по следующим направлениям: «мировая политика», «международная интеграция и международные организации», «проблемы международной безопасности и военно-политического сотрудничества», «урегулирование международных конфликтов», «информационное обеспечение внешней политики России», «сотрудничество в неправительственной сфере», «системный анализ международных отношений».



Во многих российских ВУЗах образовались кафедры, в названии которых фигурирует «мировая политика»; темы по «мировой политике» вошли в федеральный компонент образовательного стандарта по политологии. Около 80 российских вузов включили в свои учебные планы изучение мировых и международно-политических отношений . Однако в большинстве из них, в отличие от зарубежных университетов, «мировая политика» и «международные отношения» все еще не стали предметом самостоятельного изучения. Несмотря на требования Государственного образовательного стандарта высшего профессионального образования по политологии, проблематика «международных отношений» либо вообще не представлена в учебных пособиях по политологии, либо изложена в отрыве от их основного содержания.

Таким образом, МП как наука и учебная дисциплина в России все еще находится в процессе становления. По-прежнему большое внимание уделяется межгосударственному взаимодействию, и государственно-центристская парадигма все еще доминирует. Не случайно в конце XX — начале XXI вв. появилась обширная литература по геополитике, в которой четко прослеживается ориентация на государственно-центристскую модель мира. Гораздо меньше существует изданий, посвященных комплексному рассмотрению проблематики мировой политики

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com