Перечень учебников

Учебники онлайн

Развитие внешней политики РФ в 2000-2011 гг.: этапы, стратегические и региональные направления

После прекращения существования СССР начался новый этап утверждения российской внешней политики как политики суверенной великой державы-правопреемницы Советского Союза. На январь 1992 г. Россию признало 131 государство.

Одним из главных приоритетов внешней политики России стало создание Содружества Независимых Государств (СНГ) — новой формы добровольного и равноправного сотрудничества республик бывшего СССР. Соглашение о создании СНГ было подписано в Минске 8 декабря 1991 г. На встрече глав государств в январе 1993 г. был принят и Устав Содружества. Но эйфорические настроения первых месяцев независимости в республиках, амбициозность многих новых государственных лидеров превратили СНГ в крайне аморфное образование, где координирующими органами принимались десятки очень полезных по содержанию документов (от вопросов экономического сотрудничества до совместной защиты окружающей среды), но не выполнялось ни одно из них. Особенно тревожными стали процессы распада прежних экономических связей, общее усиление тенденций к изоляции новых государств от России, завышенные ожидания в них предполагаемой помощи с Запада или с Востока (для республик Средней Азии, Закавказья).

Тем не менее, в последнее время российской дипломатии удалось существенно улучшить отношения с Казахстаном, Грузией, Арменией, Узбекистаном. Россия, по сути, стала единственным государством, реально выполняющим миротворческие задачи в «горячих точках» СНГ (это было в Молдавии, Грузии, Таджикистане). Очень сложными и запутанными стали взаимоотношения России с Украиной. Дружба и сотрудничество, а в идеале — даже союзнические связи, отвечают коренным интересам двух народов, но взаимное недоверие и амбициозность некоторых политиков в обоих государствах постепенно привели в конечном итоге к длительному застою в отношениях между двумя суверенными государствами. Камнем преткновения стал вопрос о принадлежности Крыма к Украине (Крым, как известно, в 1954 г. был великодушно «подарен», по сути, единоличным решением Н.С. Хрущева Украинской ССР). Некоторые российские политики считают совершенно однозначно, что Крым, или, по крайней мере, город Севастополь, исторически являющийся российской военно-морской базой, должны быть возвращены России. Не остаются в долгу и украинские националисты, откровенно насаждающие у себя в республике (особенно в западных областях Украины) атмосферу враждебности и недоверия к России.

В августе 1994 г. российские войска были выведены из стран Прибалтики. Однако это не привело пока к сколь-нибудь существенным улучшениям в отношениях с этими государствами, так как не решены до конца вопросы о правовом положении русскоязычного населения в Эстонии, Латвии, Литве. Вообще же эти проблемы становятся все более насущными для правительства (тем более, что часть этнических русских стремится переехать в Россию, и в страну уже прибыло 2 млн. беженцев).

Динамизм событий потребовал от российской дипломатии постоянного маневрирования, что привело не только к выигрышам, но и досадным внешнеполитическим потерям, в том числе — даже вчерашних союзников. Так, в состояние довольно длительной стагнации пришли наши отношения со странами Восточной Европы, некоторыми государствами Азии и Африки. Это привело к потере некоторых традиционных рынков сбыта нашей продукции и лишило возможности получать оттуда необходимые для нас товары.

России удалось добиться существенных успехов в развитии связей с ведущими государствами планеты. Ключевыми этапами полного демонтажа наследия «холодной войны» стали: заключение Договора о сокращении стратегических вооружений (СНВ-2) в декабре 1992 г., предусматривавшего взаимное сокращение Россией и США к 2003 г. ядерного потенциала сторон на 2/3 по сравнению с уровнем, установленным соглашением по ОСНВ-1, встреча Б.Н. Ельцина с президентом США в Ванкувере в апреле 1993 г. и визит его в США в сентябре 1994 г., вывод российских войск из Германии (август 1994 г.). Большой прогресс достигнут в развитии связей с Францией, Великобританией, Италией, особенно с Германией. Россия стала участником регулярных ежегодных встреч лидеров так называемой «большой семерки» — ведущих развитых государств мира, где обсуждаются важнейшие политические и экономические вопросы (правда статус полноправного участника она по понятным причинам пока не получила). Гораздо более дружелюбными и открытыми стали отношения с Японией (визиты на высшем уровне, обсуждение проблемы южных островов Курильской гряды, развитие экономических связей).

Россия принимает все более активное участие в структурах общеевропейского сотрудничества (например: в Совете Европы).

Выход на партнерские отношения с США, странами Западной Европы происходил параллельно с поворотом России «лицом» к Востоку. Вехой на этом пути стал визит Президента России в Китай, улучшение отношений с Индией, странами Юго-Восточной Азии. Для российского руководства становится все более очевидным, что крупнейшие экономические державы планеты никогда не пойдут на то, чтобы направлять средства в развитие российской экономики до того времени, как Россия сама сумеет обеспечить подъем своей промышленности и сельского хозяйства, а также добьется подлинной политической стабильности. А потому эйфория первых месяцев независимости прошла, и у оппозиции стало меньше оснований упрекать МИД в «прозападных» симпатиях. Российская дипломатия все более активно включается в поиск путей для восстановления во многом ослабленных связей со странами Восточной Европы, с бывшими союзниками СССР в «третьем мире».

В настоящее время высшему руководству Российского государства необходимо разработать новую внешнеполитическую стратегию. Перед ним возникли альтернативы, которые стали предметом острой политической борьбы. Прежде всего необходимо решить главный вопрос — о месте России в современном мире. Кто она? По-прежнему сверхдержава или не более чем одна из региональных держав? Где ее потенциальные союзники? Откуда может исходить угроза ее безопасности? Конечно, многие политики на разных уровнях российского руководства отдают дань риторике о сохранении исторической роли России как великой державы. Но сегодня более чем ясно, что в условиях глубочайшего экономического и социального кризиса сохранять эту роль страна уже не в состоянии. Прежде всего резко ухудшилось геополитическое положение России в Европе. В 1994—1996 гг. отчетливо определился курс стран Восточной Европы на игнорирование России в экономических и политических отношениях. Они стремятся в западные военно-политические союзы. Уже решен вопрос о ближайшем вступлении Польши, Чехии, Венгрии и других восточноевропейских государств в НАТО. А СНГ в то же время не создало адекватной системы обеспечения безопасности и сотрудничества. Нынешняя Россия находится в уникальной ситуации: она вообще не имеет сегодня союзников в Европе. Страны НАТО, видя растущую изоляцию России и ее обеспокоенность, предложили недавно восточноевропейским государствам программу «Партнерство во имя мира» (России первоначально даже не предложили присоединиться к ней). Но когда это присоединение произошло, российское руководство попросило заключить между Россией и НАТО отдельное соглашение. Но после начала военных действий в Чечне (декабрь 1994 г.) восточноевропейские страны активизировали свои попытки добиться вступления в НАТО. Уже в сентябре 1995 г. руководство НАТО обнародовало документ, формулирующий условия расширения этого блока. Любая страна, желающая вступить в НАТО, должна быть готова к развертыванию на своей территории тактического ядерного оружия. Стало очевидно, что единственной страной в мире, претендующей на глобальное вмешательство, стали США.



Специфика, факторы влияющие на совр внеш пол РФ: 1. распад СССР. 2. образовалось пр-во ближнего зарубежья, кот вход в сферу нац интересов и влияет на нац безоп. 3. фак-ры глоб пол: чрезвычайное усиление США, ЕС с 90х гг серьезный актор мо, Китай – подъем азиатских гигартов, нефт коньюнктура – подъем цен на нефть – благопр коньюнкт на нефть. 4. институциональные проблемы внеш пол.: необх изм-е стр-ры МИДа – введен департамент стран СНГ, создан деп внешнепол планир-я, нехватка проф спец-тов. Проблема положения и статуса дипломата в совр об-ве. В 90е гг вымывание проф дип кадров, среднего звена.

Можно выделить 4 концептуальных этапа российской внешней политики.

I) 1991 – нач. 1996 – этап прозападного внешнеполитического курса. Период становления основ внешней политики, разработка концептуальных основ. Период поиска российской идентичности и роли Р в новом мире. Первый этап связан с деятельностью министра иностранных дел А. В. Козырева. Вкратце суть его доктрины состояла в ориентации прежде всего на западные страны (США и Западную Европу). Стратег партнерство с США и ориентация на страны зап европы было чрезв гипертрофированным, кот вытеснила отнош с Африкой, развитые в сов вр., отнош с нефтедобывающими странами ЛА, взаимоотн с АТР. 2е напр – СНГ, кот съедало весь потенциал рос внеш пол – развал сов армии, воен вооружение, кот осталось в этих респ-ках, борьба за власть в них. Важно было урег конф-ты: приднестровский, таджикский, грузино-абхазский, грузино-осетинский, армяно-азербайджанский, удержать ситуацию под контролем. Хотя были потеряны выгодные эк отнош, ВПК, гражд. столкновения на рос простр-ве, удалось избежать страшной гражд войны, кот как прав неизбежно возникает после распада стран.

II.) С 1996 по 2000 гг координационным образом поменялось содержание внешней политики России. Концепция Евгения Примакова, возглавившего МИД в корне отличалась от козыревской доктрины. Основные постулаты её были следующими:

— приоритет российских интересов и отказ от роли «младшего брата» во взаимоотношениях с Западом, не допуская при этом обострения отношений;

— поддержка концепции многополярного мира, предполагавшая многовекторность и поиск новых союзников на Востоке;

— продолжение экономической интеграции России в новый глобализирующийся мир;

— «разноскоростная» интеграция в СНГ, формирование высокоразвитого интеграционного ядра из наиболее заинтересованных в этом проекте стран.

— Р заявляет о себе как об осн медиумме м/н переговорного процесса – осн переговорщик в урег самых круп проблем 2й пол 90х гг: ближн вост, Балканы, сев Корея. Прим ввел евразийский концепт во внеш пол, кот включал ряд положений. Во-первых, представление о том, что Россия в силу своего географического фактора играет роль своеобразного моста между Западом и Востоком, это дает ей преимущество в разнообразных транзитных коммуникациях. Во-вторых, особое значение приобретает идея многовекторной дипломатии, когда страна не вовлекается в жесткие рамки союзнических обязательств перед другим государством, а выстраивает свою внешнеполитическую стратегию исходя из прагматичного понимания национальных интересов и отстаивая свою национальную безопасность. Наконец, основой «евразийства» признается многополюсная модель мирового порядка, в которой Россия выступала как «полюс» СНГ. «Доктрина Примакова» лежала в основе внешней политики на протяжении практически всех четырех лет второго срока президентства Ельцина — и когда Примаков был министром иностранных дел, и когда его в сентябре 1998 года сменил в МИДе Игорь Сергеевич Иванов.

Особое значение имела концептуализация внешней политики и национальной безопасности РФ. В этот период были разработаны два основополагающих документа. «Послание по национальной безопасности Президента Российской Федерации Национальному собранию» 1996 года стало, по существу, первым в истории российской государственности документом, содержащим комплексную официальную трактовку национально-государственных интересов. 17 декабря 1997 года Указом Президента была утверждена «Концепция национальной безопасности», ставшая основным концептуальным документом для разработки внешнеполитических стратегий.

III) 2000-2005 – Путинский этап. Главной чертой политики президента Путина явилось, во-первых, активное личное участие в определении внешнего курса страны, во-вторых, широкая дипломатическая деятельность, в-третьих, курс, основанный на прагматизме и многовекторности. Таким образом, его курс являлся и является более сбалансированным, по сравнению с концепциями предшественников, но в то же время и вобрал многие элементы доктрин Козырева и Примакова. Происходит дальнейшая концептуализация рос вне пол. В 2000 г. принимается серия новых концептуальных документов: концепция национальной безопасности, концепция внешней политики, энергетическая стратегия, военная доктрина и т.д.

Во главу угла были поставлены традиционные исторические ценности – национальная безопасность страны, укрепление ее суверенитета и территориальной целостности. Особо подчеркивалось, что РФ является «великой державой, одним из влиятельных центров современного мира, активный участник его глобальных перемен, выступающий за стабильный и демократический миропорядок. Первоочередные задачи внешней политики были сформулированы с позиций защиты национальной безопасности:

• поддержка целей и принципов Устава ООН, общепризнанных норм международного права;

• создание благоприятных условий для внутренних преобразований в стране;

• формирование пояса добрососедства по периметру российских границ и содействие устранению там очагов напряженности;

• строительство системы международных партнерских и союзнических отношений;

• защита прав и интересов российских граждан и соотечественников за рубежом;

• формирование позитивного восприятия России в мире.

В новой концепции была четко определена модель мироустройства, отвечающая национальным интересам России: многополярная система международных отношений на основе взаимного учета интересов суверенных государств. Для этого необходимо развитие механизмов Главным центром международного урегулирования должна была оставаться ООН. Российская Федерация не отрицала необходимость реформирования ООН и включения в состав Совета Безопасности новых постоянных членов (таких авторитетных государств как, к примеру, Германия и Япония), но продолжала настаивать на незыблемости права вето его членов и дальнейшем повышении его эффективности. Существенно переосмыслены были взаимоотношения России с США. На первом месте в перечне «новых вызовов и угроз национальным интересам России» было поставлено «силовое доминирование США», в результате которого ослабляется роль Совета Безопасности и разрушается работа коллективных международно-правовых механизмов. В концепции четко определялась позиция России в отношении «гуманитарных интервенций» и теорий «ограниченного суверенитета», которые признавались не легитимными односторонними силовыми акциями в нарушение Устава ООН. Декларируя необходимость сотрудничества с НАТО на базе Основополагающего акта (1997 года), российское руководство тем не менее подчеркивало, что современные политические установки Альянса «не совпадают с интересами безопасности Российской Федерации, а порой прямо противоречат им». Особую критику вызывала новая стратегическая концепция НАТО, не исключающая проведение силовых операций без санкции Совета Безопасности ООН. Негативное отношение сохранялось и к расширению НАТО на восток. В ряду приоритетных региональных направлений отношения с США заняли третью позицию, после СНГ и Европы. Открыто констатируя «значительные трудности последнего времени» в российско-американских контактах и наличие «принципиальных разногласий», авторы концепции тем не менее подчеркивали необходимость сохранения «инфраструктуры российско-американского сотрудничества» прежде всего по вопросам разоружения, нераспространения оружия массового уничтожения и урегулирования наиболее опасных региональных конфликтов. Отдельно упомянут Договор 1972 года об ограничении систем противоракетной обороны – создание в США в обход этому соглашению оборонительного противоракетного пояса повлечет адекватных мер со стороны РФ.

Второй реальной угрозой в концепции названа вероятность крупномасштабных финансово-экономических кризисов, вызванная растущей в условиях глобализации «зависимостью экономической системы и информационного пространства России от воздействия извне». Разработка стратегии «ответа» содержалась в третьем разделе концепции, названном «Международные экономические отношения». Особо подчеркивалась роль внешней политики в обеспечении экономической эффективности. Сохраняя приверженность «экономике рыночного типа», российская внешняя политика должна была сконцентрироваться на обеспечении интересов национального бизнеса в стране и за рубежом, содействовать привлечению иностранных инвестиций, добиваться максимального возврата внешнего долга, развивать российское законодательство в международно-правовой сфере.

Главным в региональных приоритетах продолжало оставаться направление СНГ – разноскоростной и разноуровневой интеграции. Упор делался на многостороннее и двустороннее партнерство со всеми странами СНГ, особенно в таких проектах, как Таможенный союз и Договор о коллективной безопасности, статуса Каспийского моря, защиты прав русскоязычного населения и сохранения общего культурного наследия.

Вторым по значению приоритетом определялись отношения с европейскими странами, как на двустороннем уровне (прежде всего с Великобританией, Германией, Италией и Францией), так и на уровне конструктивного взаимодействия с Европейским Союзом. За основу дальнейшего развития принималась Стратегия развития отношений Российской Федерации с Европейским союзом, одобренная в 1999 году. В военно-стратегической области Россия выступала против «НАТО-центристской» модели европейской безопасности, предлагая усилить роль Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ), сделать ее многофункциональной.

Концепция констатировала, что возрастающее значение во внешней политики приобретает азиатское направление, напрямую связанное с задачей экономического подъема Сибири и Дальнего Востока. Партнерство России с ведущими азиатскими странами – Китаем, Индией, Японией было поставлено во главу угла. Особое значение при этом имела дальнейшая активизация участия России в основных интеграционных структурах Азиатско-тихоокеанского региона - форуме «Азиатско-тихоокеанское экономическое сотрудничество», региональном форуме Ассоциации стран Юго-Восточной Азии (АСЕАН) по безопасности, в созданной при инициативной роли России «шанхайской пятерке» (Россия, Китай, Казахстан, Киргизия, Таджикистан).

Таким образом, концепция внешней политики 2000 года отражала качественно новый этап в процессе формирования новой международной идентичности России. Суммируя основные положения и установки этого текста, можно выделить ряд черт «внешнего образа» Российской Федерации, на основе которого выстраивалась внешнеполитическая стратегия в начале нового тысячелетия:

• Россия – крупнейшая евразийская держава, имеющая жизненные Интересы не только по периметру своих границ, но и отдаленных регионах мира;

• Россия отказывается от мессианских амбиций, свойственных Советскому Союзу, ее внешняя политика самостоятельна, реальна, предсказуема, прагматична и конструктивна, она ориентирована на поиск консенсуса, но не затяжную конфронтацию;

• Как мировая держава, Россия имеет свою позицию по всем основным проблемам современного развития в соответствии с задачами национальной безопасности и международно-правовыми принципами; она готова отстаивать свои интересы всеми приемлемыми средствами;

• Во внешнеполитической стратегии Россия сохраняет «свободу рук», не связывая себя жесткими рамками союзнических обязательств;

• Обладая статусом коспонсора мирного процесса, Россия готова к посреднической деятельности в разрешении международных конфликтов – на Корейском полуострове, в Афганистане, на Ближнем Востоке, включая зону Персидского залива и Северную Африку, в зоне Большого Средиземноморья.

Центральной линией нового внешнеполитического курса стало укрепление многосторонних начал в международных отношениях. Тенденции времени, порожденные глобальными перекосами в развитии государств и обществ, ужесточением борьбы за энергоресурсы и доминирующие позиции в мире, неизбежно оказывают влияние на политику РФ. Стратегия многовекторной дипломатии, разработанная на основе принципов политического прагматизма и неприятия конфронтационных методов, активно проводилась в жизнь министром иностранных дел РФ Сергеем Ивановым (1998-2004 гг., с марта 2004 года – Секретарь Совета Безопасности РФ).

Раскол Европы во вр иракского кризиса. Возвращ на вост, реализация рос глоб пол-ки: участие в глоб стр-рах - G8, пробл реф-я ООН, с 2003 г. энергитич глоб политика, энергодипломатия, к-ю р поставила на повестку дня, участие р в глоб пробл мн терроризма. Пробл 2000гг – стагнировал механизм СНГ, слабые интеграц процессы с СГ с белорусией, Р пыт-ся в СНГ осущ серию институц-х проектов – евразес, шос, довсе.

2004-2005 цветные рев – самый сильный вызов внеш пол в России, кот расценивала пр-во СНГ как сферу своих жизн интересов: рев в Украине, рев роз в гр, киргизский переворот, переориентация Молдавии на ЕС и Румынию, неудачный перев у Узбекистане. В пр-ве СНГ созд пояс г-в лемитрофв, созд-щих сенитар контроль при открытой поддержке ЕС. волна дискрим-ции р в зап прессе,создание негатив образа р, в свете чеченской проблемы, что восприн-лось как вызов демокр общ-ти.

IV) 2005 – н.в. курс стал жестче, меньше пространства для компромисса с разл пол силами при сохр идеи многополярности, невмеш в воен коалиции. Открытая враждебность к США, менее серьезная к ЕС.

Спец-ка нов курса: 1. Р позиционируется как вел евразийская / мировая энергетич держава и самостоятельный актор в мир пол-ке. 2. Р продолжает пол по интегр в глоб стр-ры: G8 – июль 2006 саммит в СПб, Р –председатель, 4 вопр повестки дня; вступление в ВТО (Грузия не подписала); открытая пол и приоритет в глоб энерг п-ке, политическая инструментализация энерг сектора; готовность Р участвовать в многомиллионных проектах поддержки беднейших стран мира – прогр борьбы с пандемией (птич грипп), борьбы с бедностью, мн терроризм – резолюция 2005 г. ГА ООН по предложению Р – пропаганда терроризма инкриминируется как преступление против человечности. По этим позициям, за искл энерг составляющей – у Р общие с США

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com