Перечень учебников

Учебники онлайн

Россия на пути к мировому лидерству

В 2008 году политическое руководство Российской Федерации поставило перед собой амбициозную задачу: вывести к 2020 году страну в «пятерку» мировых лидеров. Тем самым оно ответило на запрос российской политической элиты, которая не удовлетворена нынешним положением России в современном мире. Во многом такая задача совпадает с чаяниями русского народа, в национальном самосознании которого глубоко укоренено представление о России как о великой стране, на протяжении многих веков игравшей ключевую роль в мировой истории.

Очевидно, однако, что новая Концепция внешней политики России от 12 июля 2008 года не отвечает этой задаче. Нет пока у страны и внятной стратегии развития, которая позволяла бы рассчитывать на ее решение. Наконец, вполне очевидно и то, что «коллективное лидерство», на котором настаивает наш МИД, - это термин, содержащий противоречие в определении: такого явления, как «коллективное лидерство» всемирная история не знает.

Однако и все претензии на единоличное лидерство в мировой истории, в конечном счете, терпели поражение. Конечно, на отдельных ее этапах разным странам удавалось занимать лидирующие позиции. Таковы примеры Римской империи, Испании, Франции, Британской и Российской империй, СССР и США. Однако в каждом из этих случаев лидерство той или иной страны жестко оспаривалось другими странами (которые, как правило, создавали против новоявленного лидера коалиции) и длилось не слишком долго (исключение, возможно, составляет лишь Римская империя). В мировой политике есть примеры того, как страны с весьма ограниченными ресурсами очень быстро становились державами мирового класса: помимо перечисленных, это Португалия, Голландия, Германия, Китай, Индия. Всем этим странам удавалось мобилизовать свои ресурсы (в ряде случаев тираническим путем – СССР, Германия) для того, чтобы выйти в лигу таких держав в исторически короткие сроки. Исторической реальностью, однако, является и то, что никому из них не удавалось постоянно удерживать эту высокую планку. И у каждой такой державы были свои взлеты и падения.

Конечно, очень хочется верить в то, что в ХХI веке мировым лидером станет Россия. Но реально ли достижение этой цели? Для того, чтобы ответить на этот вопрос, необходимо в первую очередь тщательно просчитать наши возможности и ресурсы, причем, во всех возможных измерениях - экономическом, политическом, демографическом, военном, культурно-цивилизационном, идеологическом, наконец, морально-нравственном. Все эти ресурсы у нас крайне ограничены.

Отсюда вторая задача – оценить способность современной России к мобилизационному развитию. На данном этапе такая способность представляется минимальной. Более того, мобилизационное развитие по существу не совместимо с инновационной моделью модернизации, которую хочет реализовать наше руководство, и которая представляется единственно возможным вариантом модернизации для нашей страны.

Третья проблема, которую следует решить при оценке реалистичности вышеупомянутой задачи, это просчет потенциала других субъектов мирового сообщества и их способности мобилизовать его для создания привлекательной для всех модели развития. Это США, Европейский союз, КНР, Индия, возможно, наиболее динамично развивающиеся страны Латинской Америки. Сегодня экономика этих стран в абсолютном выражении растет значительно быстрее российской. А привлекательность американской и европейской социально-экономических моделей просто несопоставима с привлекательностью модели отечественной.

«Коллективное лидерство» в этих условиях по сути равнозначно положению «младшего партнера» России в коалиции с США и Евросоюзом. Мировое же лидерство (которое, как показал исторический опыт, может быть лишь временным) предполагает не просто самую привлекательную модель развития, но и наличие своего глобального исторического проекта, которого у России в настоящий момент нет и в помине. Пока Россия представляет собой – как это ни прискорбно осознавать – периферию глобального либерального проекта (т.е. периферию капитализма), который осуществляют, и весьма успешно, Америка и Европа. Более того, современная Россия признала его историческую безальтернативность. Понятно, что на этом чужом «поле», на котором наши сегодняшние партнеры работают сотни лет, выиграть у них невозможно.

Выиграть же можно лишь на каком-то новом поле, которое на обозримый период времени не просматривается.

Впрочем, пофантазировать на эту тему не будет большим грехом.

Исторически Россия утверждала себя как великая держава, так или иначе олицетворяя собой некий альтернативный образ мира, как носительница определенной цивилизационной альтернативы. Весьма часто это была также заявка на лидерство в решении какой-то назревшей общечеловеческой задачи. Например, задачи достижения социальной справедливости. Можно предположить, что на данном историческом этапе развития человечеству нужна альтернатива обществу всеобщего потребления, которое начинает исчерпывать свои возможности. На смену идет «постматериальная» эпоха с информационным обществом, в центре которого будет стоять «постматериальный человек» с иной структурой потребностей и потребления и «постматериальная» (т. е. гуманитарная) культура с иными – в первую очередь – интеллектуально-духовными ценностными ориентациями. Основной же общечеловеческой задачей уже сегодня (а тем более в XXI веке) становится не увеличение объема потребления ресурсов, а предотвращение глобальной экологической катастрофы (порожденной главным образом именно хищническим режимом потребления природных ресурсов техногенной цивилизацией). Утверждение России как великой державы, вероятно, должно пролегать через активное участие в решении этих задач.

Вполне вероятно, что к концу нашего века либеральная модель развития, породившая уже зашедшую в тупик техногенную цивилизацию, будет исчерпана, и новое поле глобальной конкуренции начнет формироваться. Тогда возникнут предпосылки для становления новой, своего рода постматериалльной цивилизации. И если уникальное российское культурно-цивилизационное ядро к этому времени окончательно не раствориться в процессах глобализации, плодами которой особенно успешно пользуются страны, полностью перенявшие либеральные ценности Запада в ущерб своей культурно-цивилизационной самобытности, то у России может появиться шанс на мировое лидерство в этой постматериальной сфере.

Основные тенденции мирового развития говорят о реальности такого кардинального поворота исторического масштаба. Современный мир втягивается в трудные времена, когда человечество будет вынуждено существовать и развиваться в режиме строгой экономии, переходить от гармонизации жизненных интересов на основе их баланса к жесткому регулированию социальных процессов на основе общественного согласия и фундаментальных нравственных ценностей. Именно такой подход может лечь в основу стратегии развития России.

Уже сейчас перед человеком, обществом, государством все чаще встает вопрос: «иметь» чего-то больше или «быть»? Для России эта цивилизационная трансформация в направлении ценностных изменений от «иметь» – к «быть», возможно, пройдет наименее болезненно, поскольку национальное самосознание ее народа пока не столь отягощено многовековековыми традициями индивидуализма, накопительства и потребления, намертво «въевшимися» сознание народов Запада. Утверждение места России в мире и ее будущего высокого статуса может пролегать в русле этой новой парадигмы и модели развития (если, конечно, Россия не погонится вслед за Западом за «золотым тельцом»).

Создание новых нравственных и интеллектуальных ценностей, новых человеческих качеств – в этом и должен быть исторический выбор и предназначение России. А в более широком плане – в создании культуры планетарного масштаба и мирового значения. Только народ высокого духа – а русский народ, безусловно, является таковым – способен к выполнению этой миссии, которая по своему характеру является исторической и всемирной. Следует, однако, понимать и то, что на этом пути Россия столкнется с жесткой конкуренцией с другими странами: ведь и немцы, и французы, и англичане, и китайцы, и индусы, и японцы – это также народы высокого духа, имеющие свои уникальные духовные традиции и культуры. В этом плане России вряд ли стоит претендовать на роль «духовного лидера человечества». Более реалистично укреплять и развивать свою уникальную национальную культуру, которая станет незаменимой составной частью формирующейся в мире интеркультуры. Ведь любая высокая национальная культура, в конечном, счете, становится достоянием мировой. Никакая другая культура не подтверждает этого столь убедительно, как русская культура, которой интересуются повсюду в мире.

При такой постановке вопроса, в контексте становления мировой духовной культуры, мировое лидерство и в самом деле может стать «коллективным», то есть, лидерством наиболее развитых в духовно-культурном отношении стран мира.

Россия, сохраняя свои особенности, «вписываясь» в мировой цивилизационный процесс, будет одновременно переходить на новую национальную модель развития. Российское государство должно будет не только нести за это ответственность, но и трансформироваться в соответствии с требованиями и принципами новой цивилизационной модели. Это будет новое наднациональное государство, способное стать альтернативой фашистской и коммунистической мутации и либеральному «рассеянному склерозу». В ее ядро должны быть положены самые новые и даже сверхновые западные идеи, соединенные с традициями российского развития (включая позитивный советский опыт социального государства), и с достижениями русской философской мысли, в частности, с разработанной В. Вернадским концепцией ноосферного взаимодействия человечества. В ней должны сочетаться динамизм XXI века и великие национальные духовные традиции и ценности. Все это превратится в нечто абсолютно новое, искомое и не находимое миром ни на Западе, ни на Востоке. Формирование нового идейного потенциала человечества, потенциала гуманистического и вместе с тем свободного от «смертной болезни», которой поражен сам стержень старого западного гуманизма, – через симбиоз русского общества и постиндустриальных технологий – вот что может и должно состояться в России. Причем Русское в этом проекте не должно раствориться, а найти и узнать себя, свой максимализм и симфонизм, универсализм и космизм.

В этом случае в России состоится большее, чем модернизация: альтернативное прорывное развитие не на западных, а на своих (без отторжения Запада, но в партнерстве с ним, с использованием его достижений) основаниях. В России состоится большее, чем национальное государство: государство наднациональное, с соборным, всечеловеческим духовным началом. В России, тем самым, состоится большее, чем материальная цивилизация: цивилизация постматериальная и ноосферная. Наконец, в России состоится большее, чем оказавшееся в историческом тупике общество всеобщего потребления: интеллектуальное сообщество творцов, создающих все новые высокие технологии и все новые человеческие ценности.

И тогда Россия станет нужна не только нам, гражданам страны, которые будут строить и обустраивать ее в ипостаси новой, неведомой миру, цивилизации, – она станет нужна всем: и Европе, и Азии, и Америке, и Африке. В партнерстве с другими народами высокой духовной культурой она тогда станет одним из мировых лидеров.

На этом пути России, разумеется, придется столкнуться с новыми рисками, вызовами и угрозами. Это, однако, предмет отдельного исследования

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com