Перечень учебников

Учебники онлайн

Россия и СНГ

Отдельный сюжет для анализа — дискуссия по отношениям со странами СНГ. Пожалуй, здесь полет фантазии наименее ограничен. Многие материалы носят чисто провокационный характер, иногда являясь поводом для официальных протестов затронутых стран. В этом отношении тон «патриотической публицистики» можно сравнить только с материалами по «цветным» революциям (что вполне заслуживает самостоятельного исследования). Здесь можно ограничиться замечанием о том, что в этих изысках оскорбительные для действующей в Сербии власти заявления о заказном характере «революции», приведшей к падению режима Милошевича, мирно соседствуют с истерическими призывами к защите «братьев — славян», а гневные филиппики о насильственном свержении законных правительств в Грузии и Украине с небезосновательными выводами о замене одних коррупционеров на других.

Вообще сюжет о кризисе на Балканах при всех скрытых в нем опасностях и угрозах вызывает явно неадекватную реакцию у значительной части выступающих на эту тему. Некоторые авторы договариваются до того, что рассматривают конфликт в Косово как проявление исторического противоборства православия с инорелигиями, как месть Запада за вклад Югославии в борьбу с фашистской Германией, как стремление НАТО обеспечить беспрепятственный доступ к Эгейскому морю (при том, что и Греция, и Турция являются членами НАТО) и т.д. Очевидно, что подобная, граничащая с паранойей, риторика не способствует взвешенной оценке международных реалий и выработке конструктивных внешнеполитических решений.

В отдельных материалах всерьез обсуждаются вопросы о расчленении прилегающих государств — Грузии, Украины, Молдовы, содержатся призывы к пересмотру нынешних, в прошлом административных границ, а сегодня государственных границ РФ. Очевидно, что этот вопрос предпочтительней исключить из обсуждения, т.к. именно «неестественность границ» обеспечила мирный развод «братских» республик, а пример Югославии, где большинство политического класса «стремилось к естественности», говорит о возможной альтернативе. Более того, кратчайший путь получить соседство с НАТО по всему периметру государственной границы — это попытка «обеспечить достаточный уровень безопасности» за счет заполнения непонятно откуда взявшегося «вакуума» на просторах СНГ, если и существовавшего, то лишь в начале 90-х гг. ХХ века.

Для великой, или стремящейся к этому статусу, державы, вообще не допустимо ввязываться в «войну слов», опускаться до унижающей ее полемики с сознательно провоцирующими, заведомо более слабыми государствами, выбравшими подобный способ для самоутверждения собственной независимости, решения внутриполитических проблем или выполнения заказа «третьей силы».

Существуют достаточно проработанные процедуры решения подобных коллизий как на международном, так и на европейском уровнях. Эти процедуры и следует использовать, не прибегая к обмену взаимными упреками, обвинениями или, тем более, угрозами. Причем делать это вполне возможно в опережающем режиме, чтобы не оказываться в положении вечно оправдывающегося.

Перевод экономического сотрудничества со странами СНГ на чисто рыночную основу, придание этим отношениям более последовательного и прозрачного характера будут способствовать укреплению позиций России как в возможных конфликтах и противоречиях на постсоветском пространстве, так и в отстаивании этих позиций на международной арене.

Ритуально повторяющиеся заклинания о «продолжении интеграционных процессов на постсоветском пространстве» на фоне реально углубляющейся дезинтеграции заставляют вспомнить классический текст о халве, постоянные упоминания о которой не вызывают во рту ощущения сладости. Очевидно, что создание вокруг России военного, экономического и политического союза государств — «желательно в наиболее обязывающей договорной форме» — потребует огромных расходов и тяжелым бременем ляжет на развивающуюся российскую экономику. Может быть стоит задуматься о поиске решений, отвечающих реалиям ХХI века.

Вместе с тем, у российской дипломатии есть и весомые достижения на постсоветском пространстве. Несмотря на крайнюю ограниченность в ресурсах, как финансовых, так и материальных, включая силовой компонент, зигзаги в политической линии, определяемой не на Смоленской площади, вмешательство, зачастую контрпродуктивное, иных министерств и ведомств, МИД РФ удалось, действуя в рамках международного права, прекратить вооруженные конфликты на территориях Таджикистана, Азербайджана, Молдовы, Грузии.

Вопреки многочисленным прогнозам и угрозам сохранился СНГ, прежде всего как площадка для общения, поиска тех решений, которые вряд ли возможны в любых иных форматах — будь то «тройки», «четверки» или другие комбинации. Более отчетливо, чем в прежние, отягощенные иллюзиями, времена вырисовываются контуры таможенных, валютных и других объединений, основанных на единственно прочном фундаменте — взаимной выгоде.

Характерным для «патриотического» направления в освещении проблем СНГ является трактовка ситуации в Центральной Азии (кстати, почему этот официально признанный термин более точен или политкорректен, чем традиционный - «Средняя Азия») и вытекающие из этого анализа задачи для российской внешней политики в регионе, именуемом как «Русская Азия». Хотя автор вводимого понятия оговаривается, что это не умаляет прав и интересов народов, проживающих на этой территории, и стран, на ней расположенных, очевидно, что в случае попыток реализации этой идеи, «Русскую Азию» ждет судьба «Британской Индии» или «Французского Алжира».

История не нуждается в украшениях. За исключением территорий, которые занимали Младший и Средний Жузы, действительно добровольно перешедшие в российское подданство в ХVIII в., остальная часть Центральной Азии была «взята на штык» в 70-е годы ХIХ века «белым генералом» Скобелевым (Коканд) и в 20- е годы ХХ века красным комфронта Фрунзе (Бухарский Эмират и Хивинское ханство).

Выдающиеся русские исследователи региона — Малютин, Семенов-Тяньшанский, Пржевальский, Верещагин, Корнилов — неоднократно предупреждали о таящихся опасностях, о том, что в современной политологии именуется как «конфликт цивилизаций», о необходимости учета многих факторов как внутрирегионального характера, так и внешнего окружения. Следует признать, что царская Россия проводила достаточно взвешенный и осторожный курс на интеграцию присоединенных территорий и вассальных феодальных образований в состав Российской империи, благодаря чему удавалось избегать (за исключением тягот Первой мировой войны) массовых антирусских выступлений.

В советский этап регион переживал колоссальные внутренние трансформации — национально-территориальное размежевание и создание, впервые в истории Центральной Азии, национальных государств, водно-земельная реформа, построение «социализма», массовая эвакуация из европейской части СССР в годы войны, послевоенная модернизация, худшие проявления застоя, революция в Иране, а затем многолетняя война в Афганистане, приведшие к мощному росту религиозных и националистических настроений — все это обусловило крайне сложный и тяжелый переходный период к относительной стабильности в условиях независимости.

Оставляя в стороне ШОС, ОДКБ, где участвуют отдельные страны региона, различные экономические объединения, и останавливаясь лишь на двухсторонних отношениях, следует признать, что Россия сохраняет за собой роль основного партнера со странами региона. США, надолго застряв в Афганистане, явно утратили влияние в Узбекистане и Киргизии, КНР демонстрирует стремление к сохранению стабильности, ЕС ограничивается проектами экономического содействия, Индия, не имеющая общих границ с регионом, также не проявляет заинтересованности в его внутренних проблемах. Турция и Иран оказывают содействие в подготовке кадров, гуманитарной сфере, но не являются реальными конкурентами в борьбе за доминирующее влияние в Центральной Азии.

Наряду с очевидными, отвечающими национальным интересам РФ, задачами - недопущения доминирования в регионе третьих сил, неуправляемого падения существующих режимов, внутрирегиональных войн, прекращения или хотя бы минимизации наркотрафика из Афганистана, выдвигаются проблемы либо утратившие свою актуальность, либо весьма от нее далекие. Так, речь идет о гарантировании интересов и прав миллионов русских, проживающих в Центральной Азии, о сохранении русского языка как одного из главных языков межгосударственного и межнационального общения. Если рассматривать ситуацию в Казахстане или Киргизии, то она не вызывает каких-либо серьезных нареканий, в Туркмении, Узбекистане, Таджикистане русских практически не осталось, и вопрос можно считать закрытым. Ставится также задача максимального участия в региональных проблемах, например, внутрирегионального водного баланса, а, кроме того, создание в перспективе рублевой валютной зоны. Представляется, что подобные крайне затратные и обременительные для российской экономики идеи, носят умозаключительный характер и в среднесрочной перспективе не имеют шансов на реализацию

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com