Перечень учебников

Учебники онлайн

Ситуаций в Центральной и Восточной Европе после Второй мировой войны

В каком политическом состоянии оказались страны Восточной Европы в первые послевоенные годы (до конца 1946 г.)?
2. Каково было положение советских республик Прибалтики после войны?
3. Какие общественные настроения были распространены в Восточной Европе после войны? Какими подходами руководствовался СССР при определении своей политики в Восточной Европе?
4. Как относились к СССР в странах Восточной Европы?
5. Как некоммунистические силы потерпели поражение на всеобщих выборах в Польше 19 января 1947 г.? Какие последствия оно имело?
1. В Венгрии после войны коммунисты были не главной силой. Венгрия была союзницей Германии по антикоминтерновскому пакту, и венгерские части участвовали в боевых действиях на стороне Германии в Югославии и на территории Советского Союза. Однако еще в 1943 г. диктатор М. Хорти стал искать пути к выводу страны из войны и вступил в контакты с британскими представителями. Весной 1944 г. он даже попытался получить от Гитлера разрешение отозвать венгерские войска хотя бы с одного из фронтов. Берлин ответил отказом, а 14 марта в Венгрию были введены германские войска.
В августе 1944 г. М. Хорти начал переговоры и с Москвой, прося ее согласие на совместную оккупацию Венгрии силами СССР и западных союзников. В октябре он официально заявил о выходе Венгрии из войны. В ответ на это в Будапешт вошли германские войска.
После падения М. Хорти и освобождения Венгрии советскими войсками первые свободные выборы состоялись 3 ноября 1945 г. Большинство голосов на них получила Партия мелких хозяев. 1 февраля 1946 г. в Венгрии была провозглашена республика. Новое правительство с 1946 г. возглавил представитель Партии мелких хозяев Ференц Надь. Коммунисты участвовали в нем, но не занимали главенствующих позиций.
В других странах коммунисты добились большего. В ноябре 1944 г. в состав румынского правительства были включены коммунисты. Правда, уже с февраля 1945 г. в Бухаресте был сформирован новый кабинет во главе с руководителем Фронта земледельцев Петру Гроза. Это было уже по существу коммунистическое правительство. Заместитель министра иностранных дел СССР А. Я. Вышинский, исполняя решения декабрьского (1945 г.) совещания СМИД в Москве, был даже вынужден специально посетить Румынию, чтобы добиться включения в румынское правительство представителей «исторических» партий - Нацио- нал-либеральной и Национал-царанистской - и таким образом обеспечить румынскому правительству международное признание. Вообще, исчезновение некоммунистических партий и установление однопартийной системы раньше всех произошли именно в тех странах, где советского военно-политического присутствия либо не было вообще (Албания), либо оно сыграло второстепенную роль в формировании послевоенного порядка (Югославия).
Довольно быстро проходила и коммунизация Болгарии, которая в годы войны находилась в союзнических отношениях с Германией и Италией, не объявляя войну СССР. 5 сентября 1944 г. СССР заявил о состоянии войны с Болгарией, туда были введены советские войска. Это позволило активизироваться болгарским коммунистам и другим антигерманским силам. В стране было сформировано некоммунистическое правительство во главе с лидером союза «Звено» Кимоном Георгиевым. В него были включены коммунисты, занявшие ключевые посты. Члены регентского совета были арестованы и казнены. В ноябре 1945 г. в Болгарии были проведены парламентские выборы, на которых победу одержал Отечественный фронт - коалиция разнородных партий во главе с коммунистами. Новый кабинет повторно сформировал К. Георгиев. В ноябре 1946 г. в результате референдума монархия в Болгарии была упразднена, и страна была провозглашена Народной Республикой Болгарией. 21 ноября 1946 г. в Софию из Москвы прибыл Георгий Димитров, который возглавил следующее болгарское правительство.
Более сложно развивалась ситуация в Польше. Во время войны западные области этой страны были включены в Германию, а на восточных - было образовано генерал-губернаторство во главе с немецким губернатором. К концу войны на право представлять интересы польского народа претендовали два польских правительства - одно прозападное эмигрантское в Лондоне (в 1943-1944 гг. его возглавлял лидер Польской крестьянской партии Станислав Миколайчик) и другое - созданное в июле 1944 г. на части освобожденной территории Польши в г. Люблине просоветское Временное национальное правительство Польши.
1 августа 1944 г. патриотические группы поляков, поддерживавших лондонское правительство, подняли в Варшаве вооруженное восстание против германских войск. Оно было начато с учетом наступления на Варшаву советских войск и в расчете на их поддержку. Между тем, Сталин принял решение не поддерживать восстание в Варшаве, чтобы не допустить усиления антисоветских сил в Польше. 14 сентября 1944 г. войска СССР заняли один из пригородов Варшавы, и дальнейшее продвижение остановилось. Восстание продолжалось до 2 октября и было жестоко подавлено гитлеровцами при бездействии советских войск.
Советский Союз стал добиваться того, чтобы послевоенный кабинет в Польше был создан на «люблинской», а не «лондонской» основе. Ключевое соображение, которым продолжал руководствоваться СССР, было обеспечение признания «линии Керзона» как будущей восточной границы Польши. Отступлений в вопросе о границе советская сторона не допускала. Советские представители считали возможным включение в коалиционное правительство только тех представителей «лондонских поляков», которые были согласны с «линией Керзона». США и Британия, не отвергая позицию И. В. Сталина, саботировали формирование польского кабинета на советских условиях. Только в Ялте они согласились с формулой коалиционного правительства «на люблинской основе» с участием умеренных «лондонцев». Но, опасаясь, что западные союзники откажутся от исполнения достигнутых договоренностей, 21 апреля 1945 г. СССР заключил с люблинским правительством Договор о дружбе, взаимной помощи и послевоенном сотрудничестве сроком на 20 лет. Было ясно, что Москва не допустит формирования коалиционного правительства в Польше вообще, если США, Британия и «лондонские поляки» будут настаивать на ревизии позиции Москвы в вопросе границы. Линия СССР победила.
28 июня 1945 г. из состава «люблинских» и «лондонских» поляков был сформирован коалиционный кабинет во главе с социалистом Э. Особка-Моравским, представлявшим люблинское правительство. С. Миколайчик занял в нем посты вице-премьера и министра земледелия, рассчитывая в перспективе расширить свое влияние, опираясь на популярность среди крестьянства. Некоммунистические партии в Польше имели много сторонников и Польская крестьянская партия Мико- лайчика по численности в 1945 г. превосходила компартию и соцпар- тию вместе взятые. В соответствии с решениями Потсдамской конференции коалиционное правительство было признано западными державами. В августе 1945 г. СССР подписал уже с новым коалиционным правительством Польши Договор о советско-польской государственной границе, в котором подтверждалось ее прохождение (с некоторыми отступлениями) по «линии Керзона».
Из всех стран Восточной Европы некоммунистическая альтернатива казалась наиболее жизнеспособной в Чехословакии. Здесь сказывались и ее демократический опыт между двумя мировыми войнами, и экономическая ориентация страны преимущественно на Запад, и позитивное отношение Москвы к фигуре Э. Бенеша. Москва поддержала его претензии на преемственность довоенного чехословацкого государства, и еще в декабре 1943 г. И. В. Сталин и Э. Бенеш подписали Договор о дружбе, взаимопомощи и послевоенном сотрудничестве. После освобождения Чехословакии от фашизма Бенеш был автоматически восстановлен как полноправный президент страны. 29 июня 1945 г. был заключен советско-чехословацкий договор о Закарпатской Украине. Закарпатье («Русиния», «Подкарпатская Русь»), принадлежавшее в 1920—1938 гг. Чехословакии, а в 1938-1945 гг. - Венгрии (после уничтожения независимой Чехословакии в 1938 г.), передавалось Советскому Союзу.
Послевоенные реформы (особенно в аграрной сфере) в Чехословакии были менее радикальными, чем в других странах народной демократии, и коммунисты до конца 1947 г. вели себя сравнительно умеренно, придерживаясь концепции «чехословацкого пути к социализму». На выборах в Законодательное собрание Чехословакии в мае 1946 г. коммунистам удалось стать первой по влиянию партией (38% голосов), хотя их победа была обеспечена голосами населенных чешских земель - в Словакии позиции коммунистов были слабее. Словаки настороженно относились к восстановлению единого государства с чехами, опасаясь чешского национализма.
Хотя премьер-министром Чехословакии стал председатель КПЧ Клемент Готвальд (чех), правительство было наполовину некоммунистическим, а пост министра иностранных дел в нем занял сын первого президента Чехословакии, словак Ян Масарик - сторонник прозападной ориентации.
2. Прибалтийские страны - Эстония, Латвия и Литва - были включены в СССР в 1940 г. без учета мнения народов этих стран. После Второй мировой войны их нахождение в составе СССР открыто не оспаривалось правительствами других стран. Однако Соединенные Штаты Америки официально не признали законности присоединения Прибалтики к СССР, хотя и не сделали по этому поводу никаких представлений Москве.
Административные границы прибалтийских республик в составе СССР претерпели изменения. Другой стала линия административной границы между Эстонской ССР и Псковской областью РСФСР - к РСФСР отошел клин территории со смешанным русско-эстонским населением в районе с. Печоры со старинным русским православным Псково-Печорским мужским монастырем. В состав Литовской ССР был передан участок Куршской косы на Балтийском море и бывший Ме- мельский край (г. Мемель стал называться Клайпеда). Советская Литва также сохранила в своем составе Виленский край (совр. г. Вильнюс и прилегающий район) с проживающим там многочисленным польским меньшинством, переданный ей советским правительством после разрушения Польского государства в 1939 г.
После изгнания германских войск из Прибалтики, в начале 1945 г., на территории прибалтийских республик были восстановлены советские органы власти, проведена коллективизация и частичная повторная национализация. Эти меры сопровождались репрессиями и депортациями «буржуазных элементов» в восточные и северные районы СССР. Всего было депортировано около 9% населения Прибалтики, в том числе 300 тысяч человек из Литвы. Еще почти сто тысяч человек бежали на Запад. В Прибалтике возникло антисоветское партизанское движение «лесных братьев», которое занималось террором против регулярных сил Советской Армии, срывом выборов и убийствами местных коммунистов. К концу 1946 г. оно было почти полностью подавлено в Эстонии и Латвии, но продолжало действовать в Литве. Отдельные активисты «лесных братьев» оставались в подполье до 70-х годов XX в.
3, В первые послевоенные годы происходил болезненный процесс массовых перемещений людей в Европе - в основном в западном направлении. Помимо выселения 6 млн немцев из Польши, прибалтийских районов СССР, Чехословакии, Венгрии, Румынии и Югославии, на Запад бежало или эмигрировало около 380 тыс. поляков, 220 тыс. евреев (значительная часть которых вскоре устремилась в Палестину), 125 тыс. граждан Югославии, 87 тыс. жителей трех республик Прибалтики, включенных в Советский Союз, десятки тысяч украинцев из за- падноукраинских районов СССР. В СССР, во многом насильственно, были возвращены около 5,4 млн «остарбайтеров» и политических эмигрантов, подавляющее большинство которых прошли через советские концентрационные лагеря. Перетоки населения происходили и между восточноевропейскими странами: венгры покидали Румынию и Югославию, украинцы-грекокатолики были изгнаны из Польши (где они проживали в районе Ржешува), сами поляки уходили в Польшу с территории СССР.
Ситуация на востоке Европы политико-психологически в первые послевоенные годы мало отличалась от обстановки на западе. После пяти- шести лет диктата и насилий всюду общественные настроения были пропитаны страхом. К нему добавлялось ощущение усталости как от безжалостного рыночного капитализма, ставшего в понимании рядового европейца причиной кризиса межвоенных лет, так и от «неудавшейся демократии», которая не смогла от этого кризиса защитить. Разочарование в парламентско-республиканских формах правления было частью психологического наследия кризиса 1929—1933 гг., выход из которого в 1930-х годах все страны нашли на пути усиления исполнительной власти.
За исключением Чехословакии доверия к демократическим институтам в Восточной Европе не испытывали ни в одной стране. В Польше режим, существовавший накануне мировой войны и выросший из диктатуры Юзефа Пидсудского, ни по каким критериям не был либеральным, да и интеллигенция в этой стране не успела, в сущности, сформироваться. В Румынии между войнами правили консерваторы, которые в 1940-х годах на удивление легко согласились сотрудничать с гитлеровцами. Правда, в Румынии и Венгрии в 1920—1930-х годах имелись зачатки многопартийности, политические партии были прочно встроены в местные диктатуры, являлись их частями. Не было демократии ни в Болгарии, ни в Югославии, где власть принадлежала аристократии и консервативной бюрократии. В восприятии восточноевропейцев известные им виды политического устройства были дискредитированы, а понятные и привлекательные образцы правления, к созданию которых стоило бы стремиться, отсутствовали.
На заключительном этапе войны и в первые послевоенные годы (примерно до середины 1947 г.), советское руководство не ставило цели формирования в восточноевропейских странах однопартийных коммунистических режимов. В тот период задача заключалась в том, чтобы создать на западной границе СССР пояс безопасности из дружественных государств. Их социально-политическая система после войны формировалась под советским контролем, благодаря которому левые имели преимущества. Однако парламентаризм и многопартийность не отрицались. Москва терпимо относилась к некоммунистическим умеренным партиям и поощряла создание коалиций и объединение партий и движений в народные (национальные, демократические, отечественные) фронты, стоявшие на демократических позициях. Явно антикоммунистические партии в эту схему не вписывались, поскольку они отождествлялись с профашистскими режимами, хотя даже им, как показывает опыт Румынии в 1944-1947 гг., доступ в эти коалиции не закрывался. Такой порядок обеспечивал господство социалистических элементов в экономике и политическом строе без разрушения государственной машины и при сохранении традиционного парламентаризма. Он получил название «народной демократии».
Ключевое слово
Народная демократия - политический строй в странах Восточной Европы, при
котором фактически руководящую роль выполняли местные коммунисты, опиравшиеся на поддержку СССР, при этом некоммунистические партии продолжали существовать под условием их лояльности по отношению к властям.
Относительно мягкий курс СССР до 1947 г. диктовался необходимостью сотрудничества с западными союзниками в обустройстве Европы. Москва противодействовала попыткам антикоммунистических сил прорваться к власти. Но советские руководители сдерживали стремление местных компартий к ускорению антикапиталистических преобразований. Проведенные в 1945-1947 гг. в восточноевропейских странах выборы в парламенты, несмотря на правонарушения, свидетельствовали о росте влияния коммунистов. В Венгрии, Румынии и Болгарии, в которых Советский Союз руководил работой союзных контрольных комиссий, советские представители настаивали на включение в правительства представителей некоммунистических партий, хотя и из числа приемлемых для Москвы.
4. Советский опыт не казался жителям Восточной Европы идеальным. Но он производил впечатление. О сталинских репрессиях 1930-х годов знали мало, и советский режим казался лучше фашистского: по крайней мере, он представлялся ориентированным на вовлечение граждан в государственную систему - в отличие от нацизма, который строился на дискриминации и исключении из общества то одной, то другой категории граждан. СССР не был знамением светлого будущего, но он казался символом ухода от кошмарного прошлого.
В Советском Союзе, в лесах Прибалтики, скрывались «лесные братья» - отряды противников присоединения прибалтийских стран к Советскому Союзу, которые периодически нападали на части Советской Армии. На Западной Украине до 1947 г. продолжали противостоять советской власти не ушедшие вместе с гитлеровцами отряды Украинской повстанческой армии под руководством западноукраинского националиста С. А. Бандеры.
Тем поразительней, что за пределами СССР население не обнаруживало признаков намерения сопротивляться советскому присутствию и натиску местных левых. К примеру, в одной только Польше число противников коммунизма должно было составлять, по западным оценкам, не менее 100 тыс. человек. Но оказалось, что для их нейтрализации польскому коммунистическому правительству достаточно было провести две амнистии (1947 г.), после которых о несогласных на несколько лет просто забыли.
Настроения против местных коллаборационистов - «благоразумных обывателей», терпевших нацистов во время войны ради сохранения своего имущества, - были сильнее опасений в отношении коммунистов. При этом в либеральных и католических кругах восточноевропейских стран надеялись на «недолговечность новой власти» и «скорое начало третьей мировой войны». Ожидая ее, умеренные пассивно наблюдали за событиями. В бедных слоях, напротив, проявлялись признаки активности и жажды перемен. Коммунисты привлекали энергией и целеустремленностью на фоне вялости центристов. Новые прокоммунистические и левые режимы завоевывали поддержку масс. В странах Восточной Европы стали формироваться военизированные отряды местных коммунистов. Простые граждане охотно шли в формирования полиции и новые национальные вооруженные силы.
О. Советский Союз вел себя в Восточной Европе осмотрительно, не желая осложнений с Вашингтоном и Лондоном. Но осторожная линия понималась в Москве как отказ от попыток выйти за географические пределы того, что с 1945 г. по согласию с США и Британией в СССР стали считать поясом безопасности Советского Союза. Действия внутри этого пояса не считались в Москве ни наступательными, ни провоцирующими по отношению к Западу. СССР заботился о безопасности границ и делал это, строя из восточноевропейских стран геополитический заслон.
В принципе, такие режимы могли существовать в форме нейтралистских правительств без участия коммунистов, как это было в Финляндии после отставки 4 марта 1946 г. президента Карла Маннергейма. Но опыт Финляндии, где не было советских войск, оказался не применим к восточноевропейским странам. В них стали преобладать радикальные формы трансформаций. Смена режима в Варшаве оказалась одной из наиболее болезненных перемен.
Прозападные силы в Польше находились в трудном положении. СССР не вызывал симпатий поляков. Но польские крестьяне приступили к освоению новых земель на территориях, полученных от Германии. 30 июня 1946 г. левое правительство представило на референдум и получило одобрение программы национализации промышленности. В стране была проведена земельная реформа, согласно которой в расчет земельных наделов были включены новые земли на западе. Переселенцы в районах, откуда было депортировано немецкое население, получили из руте коммунистической власти дома, инвентарь, имущество и пахотные угодья. Это сформировало слой людей, заинтересованных в ее выживании ради сохранения неизменности западных польских границ.
В это время западные правительства, словно нарочно, делали все для подогрева антизападных подозрений поляков. Британские и американские политики уклонялись от подтверждения законности границ Польши на Западе и указывали на их неокончательный характер. Юридически такие высказывания не противоречили потсдамским договоренностям. Но это вредило репутации Запада в глазах польского населения, опасавшегося, что Вашингтон и Лондон могут «взять назад» свои уступки, сделанные в Ялте и Потсдаме. Только Москва твердо заявляла об окончательном характере польских границ и поддерживала выселение немцев с присоединенных к Польше территорий. Польские левые играли на страхах населения. Прозападным партиям строить свои предвыборные программы было сложно.
Ситуация осложнилась для некоммунистических сил репрессиями правительства. По обвинению в связях с антиправительственным подпольем в 1946 г. было арестовано 17 общественных деятелей и политиков из числа умеренных и центристов. Помимо главных фигурантов начатого процесса, были арестованы тысячи низовых руководителей
Польской крестьянской партии. Начиная с осени 1946 г. она стала подвергаться систематическому давлению, ее собрания разгонялись отрядами компартии, в сельской местности арестовывались активисты ПКП.
На выборах в сейм 19 января 1947 г. партия С. Миколайчика, на которую возлагали надежды как на некоммунистическое ядро польского политического спектра, потерпела поражение, завоевав 28 мест против 394, полученных блоком социалистов и коммунистов. Президентом Польши был избран один из лидеров компартии Болеслав Берут.
14 сентября 1947 г. польское правительство разорвало конкордат с Ватиканом, и в стране начался конфликт государства с Католической церковью.
Ключевое слово
Конкордат —договор между Римским Папой как главой Католической церкви и
государства Ватикан и какой-либо страной о правовом положении в ней Католической церкви и отношениях с папским престолом.
События в Польше вызвали рост настороженности Запада по поводу намерений СССР в Восточной Европе. Запад не признал результатов выборов в Польше. Наблюдая за действиями коммунистов на востоке Европы, западные правительства склонялись к уместности репрессивных мер против коммунистов в своих странах.
Минимум знаний
1. Послевоенная ситуация в Восточной Европе отличалась напряженностью социальных, этнических, экономических и политических отношений. Зто было ( связано с усталостью, страхом и социально-экономической истощенностью в результате участия в войне, массовых переселений народов, размещения советских войск. СССР на первом этапе не стремился к установлению власти прокоммунистических сил, соглашаясь на участие в государственных органах традиционных восточноевропейских партий и движений. Новые режимы в Восточной Европе получили название «страны народной демократии».
2. Республики Прибалтики, включенные в состав СССР вопреки желанию значительной части населения этих стран, подверглись массовым репрессиям и смене социально-экономического строя по образу СССР 1920-1930-х годов. Была изменена и административная граница этих республик с соседней РСФСР.
3. Население стран Восточной Европы восприняло доминирование СССР в своих странах без активного сопротивления. СССР воспринимался как победитель в войне и потенциально возможная модель государственно-общественного устройства.
4. Положение в Центральной и Восточной Европе отличалось неопределенностью. Коалиционные правительства в большинстве стран были неустойчивыми, и в них шли процессы соперничества между левыми и центристами. В ряде стран коммунистам не удалось получить явного преимущества, однако, рассчитывая на поддержку СССР, они не собирались упускать шанс захватить власть.
5. После войны СССР фактически «подкупил» польское население, передав ему материальные богатства и земли перешедших к Польше от Германии заладных территорий. С этим было связано и ослабление антикоммунистических сил. Дополнительную роль сыграли репрессии против польской оппозиции. Польша оказалась в руках коммунистов.

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com