Перечень учебников

Учебники онлайн

Смена парадигм

Как выяснилось довольно быстро, мир не был готов к подобному возрастанию значимости религии, традиций, ментального кода, психологических парадигм. Основные субъекты мировой политики продолжают действовать исходя из привычных представлений. Перед их глазами иной опыт. Первая мировая война была попыткой геополитической революции Германии, вторая мировая война явилась отражением национал-социалистической революции правых сил в Европе и Азии, «холодная война» явилась многолетним противостоянием коммунизма и либерального капитализма. Запад был потрясен всеми тремя грандиозными испытаниями, но вышел из них победителем. Все его структуры готовы к испытаниям типа вышеприведенных, но они не готовы к новым вызовам эпохи - региональному самоутверждению основных мировых цивилизаций (которые певцы западного капитализма давно словесно похоронили в «постиндустриальной эпохе», «технотронном буме», «информационной цивилизации», в «научно-технической революции», а восточные посткоммунисты в «новом политическом мышлении»).

Новые конфликты, катаклизмы новой эпохи, споры на межцивилизационной почве имеют ряд особенностей, выделяющихся из ряда богатого на насилие нашего века. Главная особенность заключается в наличии огромной базы поддержки как у инициатора конфликта, так и у его жертвы, поскольку с обеих сторон так или иначе задействованной является гигантская цивилизационная зона. В предвосхитившем новый тип конфликта споре вокруг Фолклендских островов (уже в 1982 г. выходившем за привычные рамки противостояния Восток-Запад и Север-Юг) вне зависимости от теоретической казуистики на стороне Аргентины встал весь латиноамериканский мир, а на стороне Британии - весь Запад. Именно так, в соотношении сил Латиноамериканской Америки и могучего Запада был решен этот локальный конфликт. Нам важно отметить эту особенность - общецивилизационную поддержку главных элементов цивилизационной системы. Противостоят друг другу не просто вооруженные силы двух сторон, но два стиля жизни, две системы ценностей, которые в обстановке почти истерической запальчивости с величайшим трудом поддаются кризисному урегулированию.

Переход конфликта в тотальный из-за задействования традиционной и религиозной сути этносов - вот знамение конца века. Когда происходят такие цивилизационные катаклизмы, как распад Югославии, где в той или иной мере затронутыми оказываются ткани трех цивилизаций - восточноевропейской, западной и исламской - характер суждения о причинах кризиса, причинноследственной связи (и, конечно же, о виновниках) не в меньшей степени зависит от принадлежности наблюдателя к той или иной системе цивилизационных ценностей, чем от простого здравого смысла и трезвого суждения. Даже не впадая в детали можно достаточно отчетливо представить себе позицию Ватикана, Анкары и Москвы в боснийском конфликте на всех его стадиях. Общецивилизационная принадлежность участников нынешних столкновений гарантирует им симпатию и помощь сил глобального масштаба, что стимулирует решимость, фанатическую жертвенность и массовый порыв вступивших в борьбу сил.

В условиях противостояния с коммунистическим Востоком Запад мог рассчитывать на идейную солидарность (или нейтральность) большинства членов ООН. Но не теперь, не в условиях подъема цивилизационного фундаментализма. Потому-то новым, предположительно более эффективным орудием Запада на международной арене становится Североатлантический блок, чья военная организация отменила географические ограничения на радиус своих «внезападных» действий. Как носитель гуманитарной помощи, как форум межцивилизационного диалога Организация объединенных наций видимо сохранит свое значение, но как «гаситель конфликтов» - едва ли. Нетрудно убедиться, взглянув на предлагаемый список новых постоянных членов Совета Безопасности ООН, что во главе в будущем встанут лидеры различных цивилизаций и они быстро освоят роль защитников родственных цивилизационных основ, что неизбежно изменит характер ныне жестко прозападной организации.

В историческом развитии таких стран как Россия (у которых сложилась ярко выраженная особенность: «верхняя» часть их населения эмоционально и, часто, культурно отождествляет себя с Западом, в то время как основная масса населения находится в ином цивилизационном поле) возможен один из двух вариантов: либо западные ценности войдут в «генетический код» большинства населения, либо правящая элита заменит (заменится) свой иноцивилизационный комплекс. «Обрезание бород» в стиле Петра Первого, Кемаля Ататюрка, Салинаса де Гортари уже невозможно. Эпоха массовых средств коммуникаций делает цивилизационную самозащиту гарантированной. Насилие в данном случае оборачивается против себя. Судьба таких разделенных стран как Алжир достаточно печальна. Все это ставит под удар такие грандиозные схемы недавнего прошлого, как строительство «единого европейского дома», большой Европы от Атлантики до Урала (или шире - от Калифорнии до Дальнего Востока), не говоря уже о «планетарной деревне», единой мировой цивилизации и т. п.

Итак, основным элементом системы международных отношений станет взаимодействие или жесткое определение взаимоотношений между цивилизациями, группирующимися вокруг “центральных” стран. Странам, содержащим несколько культурных кодов, грозит дезинтеграция. При этом западная цивилизация в ХХ1 в. еще долго будет сохранять первенство, но потеряет всемогущество. Претензии на всеобщность своих ценностей сталкивает Запад, прежде всего, с исламской и китайской цивилизациями. Выживание Запада во многом будет зависеть от понимания им в целом уникального (а не универсального) характера своей цивилизации, от степени жертвенности и выработки эффективной стратегии.

На Западе глобализаторы осуществляют попытки формирования некоего кодекса “прогрессивной общецеловеческой цивилизации”, обещающей экономический и цивилизационный успех. Примером такой кодификации является создание неких новых десяти заповедей:

1. Ориентация не на прошлое, а на будущее.

2. Работа и достижения являются условиями хорошей жизни.

3. Бережливость как основа для инвестиций.

4. Образование как ключ к прогрессу.

5. Личные достоинства (а не система семейно-клановых связей) как ключ к продвижению по социальной лестнице.

6. Доверие к людям за пределами семейно-кланового круга.

7. Строгий общественно-этический код.

8. Справедливость и правила “честной игры” в отношении всех окружающих.

9. Горизонтальное (в пику вертикальному) построение системы власти.

10. Секуляризм.

Кодификация гражданских и личных достоинств - нетрудная процедура по сравнению с грузом истории, традиций, религии, довлеющим над миром семи цивилизаций, которые под прессом экономически-стратегической необходимости бросились, увы, не к выработке единого планетарного кода (основу которого почти неизбежно - по праву победителя - составили бы западные доблести), а к самоутверждению в ареале единой культурноисторической зоны. И опыт незападной зоны (за некоторым исключением Иберии и Юго-Восточной Азии) безусловно разочаровывает.

Итак мир, еще недавно делившийся на первый, второй и третий, на своем глобализационном пути принял новую внутреннюю конфигурацию - не Север-Юг, как ожидалось, а семь цивилизационных комплексов, сложившихся за многие столетия до социальных идеологий и переживших их. Самые опасные конфликты ХХ1 в. следует ожидать в России (между православием и исламом), в Северной Индии (между индуизмом и исламом) на границе Китая и Индии (между китайской цивилизацией и индуизмом), на юге Нигерии и Судана (между трайбализмом и исламом). Латиноамериканская цивилизация, как и африканская протоцивилизация сблизятся с Западом, а китайская цивилизация может вступить в союзнические отношения с миром ислама. Предсказывается гравитация японской цивилизации к китайской, сближение России и Индии на антикитайской платформе. Но наибольшее значение приобретет противостояние ислама и Запада. Если Китай своим бурным ростом и самоутверждением вызовет обеспокоенность Америки, Европы, России и Индии, то можно представить себе их сближение против противостоящей коалиции Китая, Японии и исламского мира. Особо опасной с точки зрения межцивилизационного противостояния фазой будет период между 2026-2050 гг, когда ожидается усиление “противодействия фундаментализма легитимности

современного мирового порядка”.

Ядерное оружие будет «великим уравнителем». Вступая на путь, в конечном счете приведший Пакистан к обладанию ядерным оружием, премьер- министр Зульфикар Али Бхутто оправдал усилия своей страны так: «Мы знаем, что Израиль и Южная Африка обладают ядерными возможностями. Христианская, иудейская и индийская цивилизации владеют ядерными возможностями. Только исламская цивилизация не имеет их, и это положение

должно быть изменено»

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com