Перечень учебников

Учебники онлайн

Договор СНВ-3: краткий анализ документа

Договор между Российской Федерацией и Соединёнными Штатами Америки о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений, СНВ-III[1] (англ. Treaty between the United States of America and the Russian Federation on Measures for the Further Reduction and Limitation of Strategic Offensive Arms, New START[прим. 1]) — двусторонний договор между Россией и Соединёнными Штатами относительно дальнейшего взаимного сокращения арсеналов развёрнутых стратегических ядерных вооружений. Договор был подписан президентами Дмитрием Медведевым и Бараком Обамой 8 апреля 2010 года в Праге и вступил в силу 5 февраля 2011 года.

Договор рассчитан на 10 лет с возможной пролонгацией по взаимной договорённости сторон на 5 лет[2]. Договором предусмотрено сокращение ядерных боезарядов до 1550 единиц, межконтинентальных баллистических ракет, баллистических ракет подводных лодок и тяжёлых бомбардировщиков — до 700 единиц. Договор сменил истёкший в декабре 2009 года СНВ-I.

СНВ-III стал седьмым в серии двусторонних договоров между СССР/Россией и США об ограничениях стратегических ядерных сил. Первым таким договором был ОСВ-I, подписанный в 1972 году и закрепивший количество средств доставки ядерного оружия для каждой из сторон на том уровне, на каком они находились в тот момент. Однако к этому времени и в СССР, и в США уже начали оснащать ракеты разделяющимися головными частями с блоками индивидуального наведения. В результате именно в период разрядки начался невиданный прежде, лавинообразный процесс наращивания ядерного потенциала[3]. Договор также предусматривал принятие на вооружение новых баллистических ракет, размещаемых на подводных лодках, строго в том количестве, в котором были ранее списаны устаревшие баллистические ракеты наземного базирования.

Продолжением договора от 1972 года стал ОСВ-II от 1979 года, запрещавший вывод ядерного оружия в космос и установивший «потолки» для пусковых установок, стратегической авиации и ракет (но не собственно ядерных боезарядов) ниже существовавшего уровня: до 2500 единиц (в том числе до 820 пусковых установок МБР, оснащенных РГЧ)[4]. Кроме того, были запрещены разработка и развёртывание баллистических ракет, базирующихся на плавсредствах, кроме подводных лодок, и на морском дне; мобильных тяжёлых МБР; крылатых ракет с РГЧ; был ограничен максимальный забрасываемый вес для БРПЛ.

Следующим договором о сокращении СНВ стал бессрочный Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (1987), который поставил под запрет разработку и развёртывание баллистических ракет с дальностью от 500 до 5500 км. В соответствии с договором стороны в течение трёх лет должны были уничтожить все пусковые установки и баллистические ракеты наземного базирования, включая ракеты как в европейской, так и в азиатской части СССР. Этим же договором была впервые введена универсальная классификация баллистических ракет по дальности.[4].

Договор СНВ-I был заключён между СССР и США 31 июля 1991 года в Москве и вступил в силу 5 декабря 1994 года — уже после распада СССР и переброски ядерного оружия, оставшегося в Белоруссии, Казахстане и на Украине, в Россию. Установленный срок его действия — 15 лет. Условия договора запрещали любой из сторон размещать на боевом дежурстве более 1600 единиц средств доставки ядерного оружия (МБР, БРПЛ, стратегические бомбардировщики). Максимальное количество самих ядерных зарядов ограничивалось 6000. 6 декабря 2001 года было объявлено, что Россия и США выполнили обязательства по договору[5].

В 1993 году Борис Ельцин и Джордж Буш подписали договор СНВ-II, который должен был вступить в силу в день обмена ратификационными грамотами, но не ранее вступления в силу СНВ-I[5]. СНВ-II был ратифицирован в США в 1997 году, в России — в 2000, однако после выхода США 13 июня 2002 года из Договора по противоракетной обороне Россия на следующий день объявила об отказе участвовать в СНВ-II[6]. Договор предусматривал сокращение к 1 января 2003 года числа боезарядов до 3500 единиц, в том числе до 1750 боезарядов на БРПЛ. Планировалось к этому же времени полностью сократить МБР с РГЧ и тяжёлые МБР[7].

Интересно, что ещё в марте 1997 года в ходе консультаций в Хельсинки Ельцин и Клинтон договорились о незамедлительном начале работ по СНВ-III сразу после вступления в силу СНВ-II. В СНВ-III версии 1997 года планировалось установить «потолки» на уровне 2000—2500 стратегических ядерных боезарядов и, возможно, придать договору бессрочный характер. Переговоры по этому соглашению были безрезультатными[3].

В мае 2002 года, через несколько месяцев после объявления о выполнении условий договора СНВ-I был подписан договор СНП, ограничивший максимальное количество боезарядов ещё в 3 раза: от 1700 до 2200[8]. При этом состав и структура попадавших под сокращение вооружений определялись сторонами самостоятельно и никак не регламентировались в договоре. Договор вступил в силу 1 июня 2003 года (срок действия истекает 31 декабря 2012 года). Срок действия СНВ-I истек 5 декабря 2009 года. Договор СНВ-III заменил СНВ-I и отменил действие Договора СНП от 2002 года.

Помимо истечения срока действия СНВ-I важным фактором, послужившим поводом для начала работ по новому договору, была политическая составляющая. Начало переговоров совпало с так называемой «перезагрузкой» в российско-американских отношениях, которую инициировала администрация Барака Обамы вскоре после его вступления в должность. Многие эксперты сошлись во мнении о том, что новый договор в контексте заявленных перемен во внешней политике США явился личной победой Обамы в политическом противостоянии с Республиканской партией[9]. В этой связи неоднократно упоминалась и связь между углублением сотрудничества с Россией по вопросам разоружения и изменением подхода России к «иранской проблеме»[10][11].

Характерной чертой переговоров стала позиция России, которая требовала «увязать» подписание договора с отказом от строительства элементов системы ПРО США в Восточной Европе[31]. Хотя американское правительство ни разу не заявляло об отказе от этих планов, было оговорено, что взаимосвязь между оборонительным и наступательным оружием будет учтена[32]. В частности, об этом говорит пятый пункт рамочного документа[33]. В то же время, о том, какого рода «взаимосвязь» имелась в виду, в договоре ничего указано не было.

17 сентября Барак Обама объявил, что США отказываются от планов размещения стационарной радарной установки в Чехии и ракет-перехватчиков в Польше в пользу усиления уже имеющихся в Западной Европе средств противоракетной обороны и военно-морской группировки в Средиземном море. За несколько часов до этого представитель Совета по национальной безопасности США сообщил сотруднику посольства России в Вашингтоне об изменениях в американских планах[34]. В мировой прессе получил известность «ночной звонок» Обамы в Прагу[35][36]. К прежним планам планируется вернуться не ранее 2015 года[37].

При этом Барак Обама упомянул, что США готовы привлечь возможности российской системы противоракетной обороны в более широкую, совместную систему защиты[38].

Не было единой точки зрения в отношении принципа учёта ядерных зарядов на баллистических ракетах, оснащённых РГЧ. Современные ракеты подобного типа могут нести до 14 зарядов (UGM-133A). Делегация США предложила включать в обсуждение лишь те заряды, которые находятся на каждой отдельно взятой ракете в данный момент времени, тогда как в предыдущих договорах за любой «дежурной» ракетой любого типа априори записывалось то количество боевых блоков, с которыми она прошла испытания[39]. Таким образом, возникли опасения, что находящиеся на хранении заряды не попадут в рамки договора и в дальнейшем могут быть смонтированы на ракеты и приведены в боевую готовность[39][40].

Около трети от общего количества имевшихся в 2008 году в американском арсенале ядерных боезарядов составляли боеголовки W76, тридцатилетний гарантированный срок хранения наиболее старых из которых заканчивался в том же году. В результате многолетнего хранения боеголовки могут частично утратить свою эффективность[41][42]. При этом, инициированная Джорджем Бушем в 2004 году «Программа надёжной замены боеголовок» (Reliable Replacement Warhead), в рамках которой планировалось создание замены для W76 и которая, таким образом, была призвана решить эту проблему, была свёрнута администрацией Обамы[43].

Подписанный договор учёт боевых блоков регламентирует следующим образом: «Количеством боезарядов является количество боеголовок, установленных на развернутых МБР и на развернутых БРПЛ». Таким образом, договор не решает проблему «возвратного потенциала».

Условия

Впервые конкретные условия договора были опубликованы 26 марта 2010 года.

Ряд положений договора, перечисленных в главе VIII Протокола к СНВ-III, вступил в силу в момент подписания, то есть до ратификации. Среди них, в частности, пункт второй статьи пятой договора о возможности обсуждения в Двусторонней контрольной комиссии (ДКК) появления новых типов стратегических носителей; статья VIII договора о предупреждении противоположной стороны о повышении уровня боеготовности СЯС и некоторые другие[88].

Двусторонняя консультативная комиссия

Двусторонняя консультативная комиссия (ДКК) — непостоянный межгосударственный рабочий орган, призванный содействовать осуществлению договора и сохранению его дееспособности. Сессии ДКК созываются на нерегулярной основе по запросу любой из сторон. Повестка дня заседаний комиссии и её работа не придаётся огласке, если только сторонами не согласовано иное[88]. ДКК состоит из представителей, заместителей представителей, членов, советников и экспертов. В составе комиссии по инициативе представителей любой из сторон могут образовываться рабочие группы для обсуждения различных проблем[88].

Ограничение объёмов СНВ

Договор ограничивает общее число развёрнутых ядерных боезарядов 1550 единицами для обеих сторон. Число развёрнутых межконтинентальных баллистических ракет, развёрнутых баллистических ракет подводных лодок и развёрнутых стратегических бомбардировщиков-ракетоносцев для России и США не будет превышать 700 единиц. Количество развёрнутых и неразвёрнутых пусковых установок МБР, развёрнутых и неразвёрнутых пусковых установок БРПЛ и развёрнутых и неразвёрнутых тяжёлых бомбардировщиков не будет превышать 800 единиц[89][90]. Таким образом, у сторон есть возможность хранить в неразвёрнутом состоянии ещё 100 носителей[91]. Для засчёта в суммарное предельное количество боезарядов каждый развернутый и неразвёрнутый тяжелый бомбардировщик правилами учёта засчитывается как одна единица, тогда как, например, самолёт Ту-160 способен нести на борту до 12 ядерных крылатых ракет Х-55 дальностью 2500 км[92]. Запрещено развёртывание стратегических наступательных вооружений за пределами национальной территории каждой из сторон[92].

Договор также распространяется на все транспортно-пусковые контейнеры (ТПК) и пусковые установки указанных типов МБР и БРПЛ. Договор не распространяется на МБР и БРПЛ, на их ТПК и пусковые установки, а также на тяжёлые бомбардировщики в случаях, если вооружение включено в стационарную экспозицию, используется для обучения личного состава или запуска космических объектов[92].

Договор не распространяется на боезаряды, находящиеся на долговременном хранении.

Обмен телеметрическими данными

Помимо ограничения количества ядерного оружия договор подразумевает двусторонний обмен телеметрическими данными, полученными в ходе испытательных пусков[93]. Такой обмен производится раз в год не более чем по пяти пускам МБР или БРПЛ[88].

Инспекции

Инспекционная деятельность является главным инструментом взаимного контроля за исполнением договора. Инспекционная деятельность начинается по истечении двух месяцев после вступления договора в силу[88]. В инспекции могут принимать участие не более 300 человек. Списки инспекторов согласуются в течение одного месяца, после этого инспекторам выдаются двухлетние визы, и инспектируемая сторона уже не может отвести того или иного инспектора. Для каждой стороны устанавливаются два пункта въезда инспекционных групп. Инспекторы, члены инспекционных делегаций и лётных экипажей, а также их самолёты пользуются на территории инспектируемой стороны полной неприкосновенностью[88].

Предусматриваются два типа инспекций. Инспекции первого типа имеют целью подтвердить достоверность заявленных количеств развёрнутых стратегических наступательных вооружений. Инспекции второго типа позволяют подтвердить достоверность данных о неразвёрнутых, переоборудованных или ликвидированных вооружениях. Такие инспекции проводятся в местах загрузки МБР, местах загрузки БРПЛ, местах складского хранения МБР, БРПЛ и мобильных пусковых установок МБР, местах ремонта МБР, БРПЛ и мобильных пусковых установок МБР, на испытательных полигонах и в местах обучения. В течение года разрешается проводить не более 10 инспекций первого типа и не более 8 инспекций второго типа[92]. Каждая из сторон имеет право проводить в любой данный момент времени не более одной инспекции на чужой территории[88].

Противоракетная оборона

Договор прямо не налагает чётких ограничений на развитие систем ПРО в Европе, однако из статьи XIV договора и одностороннего заявления Президента России, являющегося неотъемлимой частью договора, следует, что «качественное и количественное наращивание возможностей систем ПРО США» попадает в категорию «исключительных обстоятельств, ставящих под угрозу высшие интересы Российской Федерации», и является основанием для выхода России из договора[92][96].

Бомбардировщики B-1B

Действие договора в части авиационной составляющей СЯС США распространяется помимо B-2 и B-52 на самолёты B-1B. Эти бомбардировщики, разработанные в 1970-х годах и предназначавшиеся для нанесения ракетных ударов по СССР, с 1990-х годов проходят постепенное переоборудование для обычных вооружений, и к моменту окончания срока действия СНВ-III США не планируют использовать их как носители ядерного оружия[95]. В связи с этим Договором предусмотрено исключение B-1B из засчёта и прекращение действия Договора в отношении этих самолётов, как только последний из них будет переоборудован[92].

Высокоточное оружие

По мнению некоторых комментаторов, в частности, президента «Академии геополитических проблем» генерал-полковника Ивашова, Договор СНВ-III «губителен для России», поскольку он игнорирует превосходство США в обычном, в том числе высокоточном вооружении, которым можно было бы нейтрализовать стратегические силы России (стоит отметить, что это мнение было высказано ещё до подписания и публикации текста договора)[109]. Критики этой позиции указывают на новую военную доктрину России, которая в этом случае предполагает нанесение ответного удара ядерными средствами[110].

Стратегическое неядерное оружие

В исследовании Центра по изучению проблем разоружения, энергетики и экологии при МФТИ утверждается, что условия СНВ-III делают возможным развертывание МБР в неядерном оснащении без каких-либо ограничений. В частности, пусковая установка на незащищённой позиции не попадает ни в категорию развёрнутых, ни в категорию неразвёрнутых, и потому такие ПУ не попадают под установленный потолок. Если в таких ПУ будут находиться МБР, то такие МБР будут считаться как неразвёрнутые, а потому ни количество МБР в незащищённых ПУ, ни количество боеголовок на них не подлежат ограничению[111].

В резолюции, принятой Государственной Думой России при ратификации договора во втором чтении, указывается, что развёртывание стратегических наступательных вооружений в обычном оснащении, в случае если решение об этом не было пропущено через Двустороннюю консультативную комиссию, является исключительным условиям для выхода России из договора[68].

Участие третьих ядерных держав

Договор подвергается критике за свой двусторонний характер, который не позволяет контролировать арсеналы третьих стран (помимо России и США ядерным оружием обладают ещё 7 государств, в том числе две страны НАТО).

Как отметил во время парламентских слушаний первый заместитель начальника Генштаба генерал-лейтенант Александр Бурутин, система двусторонних соглашений по разоружению себя практически исчерпала, и предположил, что в ближайшее десятилетие начнётся работа по первому многостороннему договору об СНВ[112].

Особую опасность представляет проблема британского ядерного арсенала, который с 1962 года включен в американскую систему ядерного планирования. Теоретически США могут развивать военные программы совместно с Британией и обходить лимиты СНВ-III[113]. В июле и октябре 2010 г. российская сторона пыталась включить этот вопрос в повестку переговоров в рамках Евроатлантической инициативы безопасности. Однако Госдепартамент США сослался на независимый характер британского ядерного потенциала.[источник?]

Значение

Рядом экспертов неоднократно отмечалось, что договор для России в отличие от США является скорее договором о наращивании СНВ, а не об их сокращении[114]. Так, на момент вступления договора в силу Россия уже не нарушала порога по носителям, установленного договором: 611 единиц против предельных 700; и превышала лишь по боезарядам: 2679 (1911 по новым правилам) единиц против предельных 1550[115]. Предположительно, Россия сможет нарастить СНВ до установленных договором показателей лишь к 2018 году[114]. Также, Министерство обороны не планирует проводить сокращения войсковых частей на основании договора[116].

Тем не менее, указывалось и на то, что вступление договора в силу снимет часть бремени с военного бюджета и позволит экономить «миллиарды долларов»[100]. При этом расходы военного бюджета по пункту «Ядерно-оружейный комплекс» неизменно повышаются: в 2010 году на эти цели было выделено 18,8 млрд рублей, в 2011 — 26,9 млрд (для сравнения, больше чем расходная часть бюджета Екатеринбурга годом ранее[117]), в 2012 планируется выделить 27,5 млрд, а в 2013 — 30,3 млрд рублей

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com