Перечень учебников

Учебники онлайн

Стратегии мира

Политика избегания кризисной ситуации тоже предполагает несколько видов стратегий. Реалистическая стратегия связана с необходимостью установления баланса сил, в условиях которого взаимное сдерживание наиболее сильными акторами агрессивных устремлений друг друга способствует сохранению мира и стабильности в международных отношениях. Неореалисты, обращая внимание на важность восприятия международными акторами друг друга, большое значение придают цели признания со стороны других акторов. Французский исследователь Ж.-Ф. Феррье называет это одной из основных целей участников международных отношений (см. подробнее: Еегпег. 1996. Р. 121 — 130). Действительно, без признания других международные акторы не могут добиться более второстепенных целей. Это касается, например, социально-политических общностей или политических движений, стремящихся к самостоятельному государственному статусу. Для них признание со стороны других государств и общепризнанных МПО (прежде всего, со стороны ООН) связано с возможностью легитимной деятельности в качестве автономного, независимого актора. Именно этого в первую очередь добивались и все бывшие колониальные страны, и бывшие советские республики, и ООП, и сторонники Масхадова, стремящиеся получить хотя бы частичное признание Чечни в качестве самостоятельного игрока на международном поле. Государства, имеющие признанный статус и обязанные соблюдать правила игры (например, решения ООН, двусторонние и многосторонние договоры и соглашения и т.п.), для которых по экономическим или политическим причинам выгодно показать свое признание добивающимся этого политическим движениям, сепаратистским силам или квазигосударствам, вынуждены (вместе с «претендентами» на признание) искать для этого различные уловки. Например, непризнанный в качестве независимого государства Тайвань имеет со многими странами торговые, экономические, культурные и отчасти политические отношения, которые поддерживаются через его «частные агентства» в этих странах. При этом в стремлении сохранить сбою территориальную целостность государства ревностно следят за тем, чтобы территории, на которые они распространяют свой суверенитет, или же сепаратистские движения не получили признания со стороны других стран и МПО.
О значимости проблемы признания говорит и то, что от ее решения Может зависеть стабильность международных отношений. Например, поспешное признание Хорватии и Словении Германией, которая опередила в этом ЕС, стало источником разногласий и противоречий в международных отношениях, продолжающихся и поныне. Как считает Ж.-Ф. Феррье, это признание стало одной из причин длительной Драмы: так называемая общность без идентичности, т.е. территория, населенная сербами, хорватами и мусульманами, аккумулирует в себе проблемы других югославских провинций, не обладающих достаточной степенью цивилизационного единства (Еегпег. 1996. Р. 129—131). «Международное сообщество, — утверждает Ж.-Ф. Феррье, — показав редкую быстроту своей реакции, возможно, проявило чрезмерное усердие в своем гуманитаризме» (там же. Р. 130).щиеся идеалистических позиций (например, В. Вильсон, М. Горбачев), и их сторонники, говоря об «аморальности» секретных соглашений, упускают из вида два обстоятельства: во-первых, речь идет лишь о форме, которая сама по себе не несет обязательной безнравственности, а во-вторых, процесс перехода только к открытым соглашениям, как правило, всегда сводил на нет пользу от дипломатии, так как на первый план в этом случае выдвигались сугубо пропагандистские функции (нередко они и сегодня процветают в речах в ГА и СБ ООН).
Также выделяют парламентарную дипломатию, представляющую собой регулярные собрания международного органа, например ООН, при котором состоят постоянные представители государств-членов, а также неофициальные встречи и обсуждения специальных посланников глав государств. В свою очередь, прямая дипломатия — это встречи на высшем уровне, а также общение первых лиц через каналы электронной связи. Односторонняя дипломатия — это прямые контакты глав государств или их представителей. Если их общение начинает осуществляться через крупнейшие международные организации, такие как ООН или ЮНЕСКО, тогда это уже многосторонняя дипломатия. Наконец, одна из самых распространенных форм дипломатии в последние годы — челночная дипломатия — посещение первыми лицами государств или их специальными представителями своих союзников, а также дискуссии третьей стороны с участниками конфликта непосредственно в зоне его существования.
Основные тенденции в развитии дипломатии таковы: более крупные государства все чаще стремятся вести дела не столько через посольства, сколько через специальных посланников; повышается удельный вес смешанной, парламентарной, прямой и челночной (причем, как правило, с участием «первых лиц») дипломатии; усиливается роль и статус переговоров, превращающихся в самостоятельное средство взаимодействия международных акторов.
Вместе с тем все более широкое развитие получает и нетрадиционная дипломатия. «Когда думают о дипломатии, — пишет Ж. Росс, — представляют себе Талейрана,. Меттерниха или Киссинджера, которые делают крупные ставки в игре, цена которых — человеческие жизни». Действительно, как замечает Ж. Росс, в логике вестфальской системы именно государства контролируют средства насилия, поэтому роль дипломатов состоит только в том, чтобы, используя убеждение или угрозы, продвигать национальные интересы своих стран. Господствующее положение в региональных иерархиях, в частности в Европе, предоставляло широкие возможности как для дипломатического нажима, так и для силовых действий в случае неудачи первого. Однако окончание холодной войны, американская гегемония в вопросах безопасности, глобализация коренным образом меняют роль дипломатии. Сегодня она выражается в Терминах затрат-прибылей, а ее судьба вершится в Вашингтоне, ибо именно там в конечном счете принимают решение уничтожить кого-то в финансовом смысле без риска потрясений для мирового рынка в целом (см.: Ross. 2000).
«Коммерциализация» дипломатии — смещение центра тяжести с вопросов военной безопасности и политики союзов к международной деятельности, основным смыслом которой становится завоевание рынков и привлечение инвестиций, — повышает роль новых международных акторов. Руководители центральных банков, министры финансов и торговли, которые прежде скрывались в тени министров иностранных дел, выходят на авансцену международной жизни. Негосударственные участники, такие, как СМИ, транснациональные фирмы, инвестиционные компании, операторы на валютных рынках, управляющие частных банков, «мозговые центры», в которых вырабатываются политические решения, играют по крайней мере такую же роль, как и правительства. Вместе с тем в рамках неолиберальной идеологии эта «коммерциализация» часто сопровождается утверждениями о том, что содержание указанных процессов — это распространение принципов сохранения мира, демократии, прав человека и универсальных достижений цивилизации. Положение о роли силы как средства достижения международными акторами своих целей и от- стаивания-продвижения "своих интересов стало одним из наиболее обсуждаемых в международно-политической науке. Прояснение положения о роли силы предполагает рассмотрение содержания самого понятия «сила» и его трактовок представителями разных теоретических направлений.

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com