Перечень учебников

Учебники онлайн

Субъекты международного права: понятие и виды. Международный договор и международный обычай как источники международного права

Субъекты МП — это участники м/н отношений, имеющие м/н права и обязанности и несущие ответственность по своим обязательствам

Субъекты МП выступают не только носителями прав и обязанностей, но и принимают участие в становлении и поддержании м/н правопорядка, в создании и осуществлении международно-правовых норм.

Субъекты МП, в зависимости от своей правовой природы и происхождения, подразделяются на две категории: первичные и производные (вторичные). Иногда их называют суверенными и несуверенными.

Первичные субъекты МП — это гос-ва, а при определенных обстоятельствах также народы и нации, которые самостоятельно участвуют в м/н отношениях и эволюционируют в направлении обретения в той или иной форме собственной государственности.

Первичные субъекты МП — это самостоятельные и самоуправляемые образования, которые с самого начала, уже самим фактом своего существования (ipso facto), становятся носителями м/н прав и обязанностей. Их правосубъектность не зависит от чьей-либо внешней воли и по своей сущности носит объективный характер. Вступая во взаимоотношения между собой, первичные субъекты МП делают возможным создание м/н правопорядка и существование самого МП. 1. Гос-ва. Признаки: территория, население, публичные власти (система органов). 2. Нации, борющиеся за национальное самоопределение. Нация - историческая общность людей, проживающая на данной территории и характеризующаяся единством политики, экономики, культуры, социальной жизни и языка. Чтобы быть субъектом МП, нации необходимы: территория, на которой она бы могла самоопределиться; политическая организация, которая могла бы выступать от имени всей нации; воинские формирования; быть признанной при межд. организациях.

К категории производных (вторичных) субъектов МП относятся образования, источником правосубъектности которых являются соглашения или любые другие договоренности первичных субъектов МП, прежде всего, государств, а в ряде случаев и договоренности между уже конституированными производными субъектами МП.

К производным (вторичным) субъектам относятся. 1. М/н организации. Существует два вида: межправительственные организации, создаваемые самими гос-вами на основании договоров в соответствии с международным правом. Все организации действуют на основе уставов (например, Устава ООН), которые наделяют их правом участвовать в м/н отношениях от собственного имени в соответствии с компетенцией, установленной для каждой из них. Межд межправительственные организации существуют как универсальные, которые носят всемирный характер (ООН), и региональные, объединяющие субъектов МП данного региона (ОБСЕ, Евросоюз, Совет Европы и др.). Межд неправительственные организации (так называемые органы народной дипломатии) – основаны неправительственными, негосударственными организациями и лицами. Только м/н межправительственные организации относятся к субъектам МП. Неправительственные м/н организации этим качеством не обладают.

2. Другие самостоятельные политические единицы, наделенные элементами государственности – государственно-подобные субъекты (Ватикан, Сан-Марино, Монако, Андорра Мальтийский орден в Риме). Относятся они к производным субъектам, так как в основе их создания лежит договор. Как правило, договор с сопредельными гос-вами о ненападении на «вольные города», которые впоследствии трансформируются в подобия гос-ва со своей незначительной армией, границей, подобием суверенитета. Ватикан имеет аналогичный договор с Италией.

Помимо этого существуют участники отдельных видов межд-правовых отношений (своего рода единовременные субъекты) К ним относятся правительства в изгнании, восставшая сторона, воюющая сторона. Однако вопрос об их межд. правосубъектности решается исключительно по согласию государств. Их единичная правосубъектность чрезвычайно ограничена.

Одним из самых дискуссионных в науке МП является вопрос о межд правосубъектности индивида. Диапазон взглядов здесь действительно широк от полного отрицания межд. правосубъектности индивида до признания последнего единственным субъектом МП.

Все субъекты МП действуют в м/н отношениях в пределах компетенции, предусмотренной соответствующими учредительными документами — уставами или другими правовыми актами. Такие документы определяют в каждом конкретном случае объем и содержание правосубъектности производных субъектов МП. В этом смысле их правосубъектность имеет конститутивный характер, и она может прекратиться (либо видоизмениться) одновременно с прекращением или изменением учредительного документа.

Признаки субъектов МП состоят в следующем:

а) каждый субъект независим в пределах собственных границ и не имеет права вмешиваться в дела другого субъекта;

б) субъекты обладают м/н правосубъектностью (имеют право осуществлять все действия, вытекающие из их суверенитета на м/н арене, например, имеют право заключать м/н договоры, быть членами м/н организаций, иметь дипломатические и консульские представительства и др.);

в) создают нормы МП,

г) все они несут международную ответственность.

М/н правосубъектность

С понятием субъекта МП связана характеристика м/н правосубъектности — обобщающего термина для обозначения соединения в юридическом статусе правоспособности и дееспособности. Сам термин «м/н правосубъектность» присущ не только научной терминологии, но и многим международно-правовым актам. В качестве примеров можно привести положение Декларации о принципах МП, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между гос-вами в соответствии с Уставом ООН (1970 г.) о том, что «каждое государство обязано уважать правосубъектность других государств».

Правосубъектность воплощается в совокупности прав и обязанностей.

Права и обязанности субъектов неоднородны.

Изначальными являются основные права и обязанности, непосредственно порождаемые м/н правосубъектностью и служащие предпосылкой м/н правоотношений. В начале нашего столетия известный российский ученый-международник Ф. Ф. Мартене применительно к гос-вам (а иных субъектов МП тогда не было) высказал следующее суждение: «Основные права государств неразрывно связаны с международными свойствами последних и, следовательно, со всем положением государств в качестве м/н личностей... Без этих прав гос-ва не в состоянии достигнуть разумной цели м/н жизни; без них они не члены м/н общения».

Основные права и обязанности можно разделить на две группы: основные общесубъектные права, присущие всем категориям субъектов, и основные субъектно-видовые права, свойственные определенной категории субъектов.

К первой группе относятся: право (юридическая способность) участия в отношениях, регулируемых международно-правовыми нормами, т. е. взаимодействия с другими субъектами; право реализации в этих отношениях своих субъектных правомочий и несения обязанностей; право защиты своих прав предусмотренными юридическими средствами; обязанность уважения статуса других субъектов; обязанность добросовестного соблюдения м/н принципов и норм.

Ко второй группе применительно к гос-вам относятся: право участвовать в создании международно-правовых норм, прежде всего, путем заключения м/н договоров; право устанавливать дипломатические и консульские отношения с другими гос-вами, обмениваться дипломатическими и консульскими представительствами; право быть членом универсальных и региональных м/н организаций и иметь при них свои представительства; право защищать свою правосубъектность, включая право на индивидуальную и коллективную самооборону.

Основные обязанности гос-ва опр-ся содержанием основных принципов МП и включают сотрудничество с другими гос-вами, невмешательство в их внутренние дела, воздержание от угрозы силой или ее применения и т. д.

Относящиеся к этой группе субъектно-видовые права и обязанности м/н организаций определяются их уставами или иного рода учредительными актами соответственно функциям каждой из них. Другие, не основные, права и обязанности субъектов МП представляют собой конкретные результаты волеизъявления, деятельности самих субъектов. Реализуя свое право заключения м/н договоров, гос-ва, м/н организации и некоторые другие субъекты устанавливают для себя и для находящихся под их юрисдикцией субъектов индивидуальные права и обязанности, содержание и объем которых могут изменяться при заключении новых договоров.

Каждое гос-во, участвуя в том или ином международном договоре, прежде всего, принимает на себя определенные обязательства и согласовывает с другими гос-ми свои правомочия, вытекающие из данного договора. Вместе с тем оно фиксирует в договоре права и обязанности, адресованные своим компетентным органам, должностным лицам, своим гражданам и иным находящимся под его юрисдикцией лицам.

М/н правосубъектность государств. Государственный суверенитет.

М/н правосубъектность гос-ва универсальна. Это означает полномасштабное участие гос-ва в создании и поддержании м/н правопорядка, в выработке норм МП, способность в полном объеме как приобретать, так и реализовывать права, а также выполнять взятые на себя обязательства. Вместе с тем каждое гос-во, как говорится в Декларации ООН о принципах МП 1970 года, обязано уважать правосубъектность других государств.

С точки зрения современного МП гос-во может быть определено как образование, обладающее определенной территорией и постоянно проживающим на ней населением, которое находится под контролем собственных властных структур, а также способное устанавливать формальные отношения с другими аналогичными образованиями.

Верховенство гос-ва в пределах своей территории, самостоятельность и независимость во взаимоотношениях с другими гос-вами в своей совокупности составляют государственный суверенитет.

Государственный суверенитет, будучи по своей юридической природе международно-правовой категорией, представляет собой основу, которая обусловливает общий международно-правовой статус гос-ва, его права и обязанности. Обладание суверенитетом делает гос-ва юридически равными между собой, обеспечивает им в рамках мирового сообщества независимость и самостоятельность.

Принцип суверенного равенства государств закреплен в Уставе ООН. В частности, п. 1 ст. 2 Устава гласит, что Организация Объединенных Наций «основана на принципе суверенного равенства всех ее Членов».

Постоянно нейтральные гос-ва.

Постоянно нейтральным считается гос-во, которое добровольно приняло на себя в соответствии с международным договором или в одностороннем порядке обязательство соблюдать постоянный нейтралитет, то есть не вступать в военные союзы и не допускать на своей территории военного присутствия иностранных государств в мирное и военное время.

Режим постоянного нейтралитета предполагает, что гос-во, взявшее на себя соответствующее обяво, будет проводить политику, исключающую ее вовлечение в войну, и оставаться нейтральным в случае вооруженного конфликта между другими странами. Состояние постоянного нейтралитета, как правило, гарантируется либо формально признается другими гос-ми.

Постоянный нейтралитет не влечет за собой утраты нейтральным гос-вом суверенитета и м/н правосубъектности, за исключением ограничений военного характера. Постоянно нейтральное гос-во может в целях собственной обороны располагать соответствующими вооруженными силами.

В настоящее время постоянно нейтральными гос-вами являются Швейцария (согласно Парижскому акту о признании и гарантиях постоянного нейтралитета Швейцарии и неприкосновенности ее территории от 8 (20) ноября 1815 г.), Австрия (в соответствии с Федеральным конституционным законом о нейтралитете Австрии от 26 октября 1955 г.), Мальта (Декларация правительства Республики Мальта от 14 мая 1981 г.), Туркменистан (резолюция Генеральной Ассамблеи ООН от 12 декабря 1995 г. и Конституционный закон Туркменистана от 12 декабря 1995 г.), Ватикан (Латеранский договор с Италией от 11 февраля 1929 г.), Республика Сан-Марино (Договор с Италией от 31 марта 1939 г.), Камбоджа (Соглашение, подписанное на Парижской конференции по Камбодже 23 октября 1991 г.).

Политике нейтралитета, в том числе во время войны, традиционно следует Швеция, однако такое положение формально не зафиксировано ни во внутренних конституционных актах, ни в м/н документах.

Основные (фундаментальные) права и обязанности государств.

Среди м/н прав и обязанностей, которыми руководствуются в общении между собой все субъекты МП, по традиции в отдельную категорию выделяются основные (фундаментальные) права и обязанности государств. Они могут быть определены как права и обязанности, которые принадлежат гос-вам непосредственно в силу их первичной м/н правосубъектности и которые поэтому являются предпосылкой существования м/н правопорядка в целом.

Конкретное содержание категории основных прав и обязанностей достаточно условно, и все попытки, в том числе в рамках ООН, составить их согласованный перечень до сих пор успеха не имели. Вместе с тем несомненна объективная правовая взаимозависимость основных прав и обязанностей государств с руководящими принципами современного МП, которые находят свое формально-нормативное выражение в категории основных прав и обязанностей.

С учетом этого к числу непременных, основополагающих прав гос-ва могут быть, в частности, отнесены: суверенное равенство гос-в, право на независимость, осуществление верховенства над своей территорией, право на индивидуальную или коллективную самооборону.

Из основных прав государств вытекают их обязанности в отношении других членов м/н сообщества и сообщества в целом: уважение суверенитета других государств, невмешательство во внутренние дела, неприменение силы и угрозы силой, сохранение мира и поддержание м/н безопасности, развитие м/н экономического сотрудничества, защита прав человека, охрана окружающей среды.

М/н правосубъектность наций и народов.

Приобретение статуса субъекта МП может стать следствием самоопределения нации или народа; однако м/н правосубъектность сама по себе не вытекает автоматически из реализации их права на самоопределение, закрепленного в Уставе ООН (ст. 1, п. 2; ст. 55, 73, 76).

Самоопределение наций и народов, если судить по современной международно-правовой практике, может осуществляться в самых различных формах, включая и те, при которых не встает проблема признания м/н правосубъектности за тем или иным народом.

Кроме того, принцип равноправия и самоопределения народов не должен использоваться в ущерб территориальной целостности и политического единства государств, которые его соблюдают и обеспечивают представительство всех слоев населения в органах государственной власти без какой-либо дискриминации.

Современная м/н практика свидетельствует о том, что народы, опираясь на принцип самоопределения, вправе претендовать на признание их субъектами МП только при опред-ных усл-ях и на достаточно продвинутом этапе практической реализации права на самоопределение.

М/н правосубъектность самоуправляемых политико-территориальных образований.

В м/н отношениях могут участвовать особые политико-территориальные образования (иногда их называют гос-воподобными), которые обладают внутренним самоуправлением и, в различных объемах, м/н правосубъектностью.

Чаще всего такие образования носят временный характер и возникают как следствие неурегулированности территориальных претензий различных стран друг к другу.

Именно к этой категории исторически относились Вольный город Краков (1815-1846 гг.), Свободное гос-во Данциг (ныне Гданьск) (1920-1939 гг.), а в послевоенный период Свободная территория Триест (1947-1954 гг.) и, в определенной степени, Западный Берлин, который пользовался особым статусом, установленным в 1971 году Четырехсторонним соглашением СССР, США, Великобритании и Франции. Режим, близкий к статусу «вольного города», существовал в Танжере (1923-1940 и 1945-1956 гг.), в Сааре (1919-1935 и 1945-1955 гг.), а также был предусмотрен на основе резолюции Генеральной Ассамблеи ООН от 26 ноября 1947 г. для Иерусалима.

Общим для политико-территориальных образований такого рода явл-ся то, что практически во всех случаях они создавались на основе м/н соглашений, как правило, мирных договоров.

Такие соглашения наделяли их определенной м/н правосубъектностью, предусматривали независимое конституционное устройство, систему органов государственного управления, право издавать нормативные акты, иметь ограниченные вооруженные силы.

М/н режим, установленный в отношении «вольных городов» и аналогичных политико-территориальных образований, в большинстве случаев предусматривал их демилитаризацию и нейтрализацию. Гарантами соблюдения их м/н режима становились либо м/н организации (Лига Наций, ООН), либо отдельные заинтересованные страны.

Характер м/н правосубъектности Ватикана и Мальтийского ордена

В настоящее время стало общепризнанным, что Ватикан (Святой престол) является субъектом МП. Его правосубъектность выводится из м/н роли Ватикана как независимого руководящего центра католической церкви, организованной в мировом масштабе и активно участвующей в мировой политике.

Особое образование — Гос-во-город Ватикан, созданное в соответствии с Латеранским договором между Италией и Святым престолом от 11 февраля 1929 г. и наделенное некоторыми чертами государственности, является чисто формальным выражением самостоятельности и независимости Ватикана (Святого престола) в мировых делах.

Именно с Ватиканом (Святым престолом), а не с Гос-вом-городом Ватикан поддерживают дипломатические и официальные отношения 165 стран мира, включая Российскую Федерацию (с 1990 г.) и практически все страны СНГ. Ватикан участвует во многих двусторонних и многосторонних м/н соглашениях. Имеет статус официального наблюдателя в ООН, ЮНЕСКО, ФАО, является членом ОБСЕ. Ватикан заключает особые м/н договоры — конкордаты, которые регулируют взаимоотношения католической церкви с государственными властями. Он имеет во многих странах послов, именуемых нунциями.

Более сложен вопрос о правосубъектности Мальтийского ордена (официальное название — Суверенный военный орден госпитальеров Св. Иоанна Иерусалимского, Родоса и Мальты).

После потери территориального суверенитета и государственности на острове Мальта в 1798 году Орден, реорганизовавшись при поддержке России, обосновался с 1834 года в Италии, где ему были подтверждены права суверенного образования и м/н правосубъектность. В настоящее время Орден поддерживает официальные и дипломатические отношения с 81 гос-вом, включая Россию, представлен наблюдателем в ООН, а также имеет своих официальных представителей при ЮНЕСКО, ФАО, Международном комитете Красного Креста и в Совете Европы.

Штаб-квартира Ордена в Риме пользуется неприкосновенностью, а глава Ордена — Великий магистр обладает иммунитетами и привилегиями, присущими главе гос-ва.

Сохранение за Мальтийским орденом элементов м/н правосубъектности можно рассматривать как своеобразный отголосок многовекового непрерывного существования Ордена в качестве суверенного и независимого государственного образования, а также как признание современной роли Ордена в деле м/н благотворительности.

Международные организации

Основой правосубъектности МПО является соответствующий учредительный документ, который наделяет ее правом участвовать в м/н отношениях и принимать решения от имени организации в целом, а не от имени государств-членов, а также заключать м/н договоры с гос-вами и другими межправительственными организациями.

Правосубъектность МПО носит, в отличие от государств, функциональный характер, поскольку она ограничена целями и задачами, определенными учредительным документом.

Вопрос о м/н правосубъектности индивидов

Многие межгосударственные договоры посвящены урегулированию правоотношений между правительствами государств и их физическими и юридическими лицами, в частности, в области обеспечения прав и основных свобод человека. Это объективно наделяет индивида некоторыми правами на основе МП. Но во всех случаях эти права имеют исключительно вторичный характер, поскольку являются следствием соглашения участников соответствующих межгосударственных договоров.

Индивид сам по себе не имеет правовой возможности участвовать в м/н отношениях, а также в создании норм МП. Соответственно, следует считать, что физические и юридические лица субъектами МП не являются.

Транснациональные корпорации

Вопрос о правосубъектности ТНК методологически схож с проблемой м/н правосубъектности индивидов. ТНК представляют собой качественно новый уровень м/н разделения труда. Их организационная структура предусматривает строго централизованное управление финансово-технологическими связями между входящими в ТНК филиалами и предприятиями, расположенными в различных гос-вах. ТНК от своего имени уже сейчас заключают соглашения как с отдельными странами, так и с международными финансово-экономическими организациями. Значительна роль ТНК в поддержании м/н взаимоотношений производственного, научно-технического, валютно-финансового характера, а также в области энергетики, связи, транспорта, новых технологий.

Все это дает основание говорить об образовании своего рода транснационального права как ветви м/н эк-го права, в рамках которого ТНК могли бы стать носителями не только определенных прав, но и обязанностей. Однако сейчас рассматривать ТНК в качестве субъекта МП было бы преждевременным.

Источники международного права представляют собой установленные государствами в процессе правотворчества формы воплощения согласованных решений, формы существования международно-правовых норм.

Источники международного права — это формы выражения норм права, которые имеют юридически обязательный характер

Статут Международного Суда ООН (Сан-Франциско, 26 июня 1945 г.) (ст. 38) содержит перечень источников международного права. К ним относятся:

1) международный договор (конвенция, как общая, так и специальная), имеющий целью устанавливать правила, определенно признанные спорящими государствами;

2) международный обычай;

3) общие принципы права;

4) с оговоркой, указанной в ст. 59 (решение суда обязательно лишь для участвующих в деле сторон и лишь по данному делу), судебные решения и доктрины

В международной литературе источники принято делить на основные и вспомогательные: к основным относятся международные конвенции (договоры) и обычаи, к вспомогательным — принципы права, документы международных организций, судебные решения и доктрины.

Международный договор по своей сути — это соглашение, заключенное субъектами международного права в письменной форме по поводу установления, изменения или прекращения их взаимных прав и обязанностей

Международный договор занимает главенствующее положение среди других источников международного права. Как правило, международный договор юридически обязателен только для его участников.

Наименование договора (соглашение, конвенция, пакт и т. д.) выбирают его участники. Международный обычай — сложившееся на практике и широко применяемое между субъектами международного права правило поведения, не закрепленное в международном договоре и которое признано в качестве правовой нормы

Различие между международным договором и обычаем заключается в том, что международный договор оформляется в письменном виде и является официальном документом, что не свойственно обычаю

Общие принципы права, признанные цивилизованными нациями Примерами могут служить такие принципы, «никто не может передать другому больше прав, чем он сам имеет» (nemo plus juris transfere potest quam ipse habet), «специальный закон отменяет общий закон» (lex speciahs derogate generalis) и т. д.

Важное значение этих принципов заключается в том, что они способствуют правильному толкованию и применению международно-правовых норм.

Судебные решения приравниваются к нормам права, как правило, в западной юриспруденции. Судебные решения — одно из распространенных средств, позволяющих выявить существование обычных норм международного права, независимо от того, приняты ли они международными или внутригосударственными судебными органами.

Доктрина — это вспомогательное средство для определения норм. Она оказывает большое влияние на развитие международного права, поскольку при подготовке актов иногда учитываются и используются мнения специалистов по различным вопросам международного права. Иногда доктрина может стать основой предложений об изменении (усовершенствовании) международного законодательства.

Дипломатическая практика государств, деятельность проводимых государствами международных конференций, функционирование международных межправительственных организаций свидетельствуют о рождении новых форм воплощения международно-правовых норм в виде актов международных конференций и совещаний и актов международных организаций. Имеются в виду не все такого рода акты, ибо, в принципе, документы конференций, совещаний, организаций имеют декларативный либо рекомендательный характер, а именно те акты, которые принимаются в целях установления и закрепления новых правил поведения и взаимоотношений государств, самих международных организаций, а также других субъектов.

Естественно, такие акты должны отвечать общим началам процесса нормообразования, т. е. в них государства должны выражать свои согласованные решения относительно как содержания, так и юридического значения фиксируемых положений именно как правовых норм. Они должны также соответствовать признанным условиям их действительности: во-первых, они не могут противоречить основным принципам международного права, императивным нормам jus cogens; во-вторых, они распространяются, как правило, лишь на те государства и международные организации, которые приняли их.

Таким образом, применительно к современному состоянию международного правового регулирования можно констатировать существование следующих разновидностей источников международного права: международные договоры, международные обычаи, акты международных конференций, акты международных организаций и международных органов.

В систему международно-правового регулирования наряду с источниками, т. е. нормативными юридическими актами и обычаями, входят правоприменительные акты, исходящие от самих государств и международных организаций, а также от международных и национальных судебных учреждений, иных организаций и органов, в том числе на уровне отдельных государств.

Внутригосударственные законы не рассматриваются как источники международного права, поскольку они выражают интересы отдельного государства, принимаются и действуют в пределах его внутренней компетенции. Однако их содержание не безразлично для международно-правового регулирования. Во-первых, определенные законы, соответствующие закономерностям межгосударственного общения, оказывают позитивное влияние на создание новых норм международного права. Во-вторых, наличие в нескольких или многих государствах родственных по содержанию законов в сфере, близкой к предмету международно-правового регулирования, может свидетельствовать о становлении международного обычая, признаваемого государствами. В-третьих, в процессе взаимного общения государства должны уважать законы друг друга, затрагивающие вопросы такого общения и не противоречащие общепризнанным принципам и нормам международного права, соизмерять свои действия с этими законами. В-четвертых, надлежащая реализация многих международно-правовых норм обусловлена согласованными и взаимодействующими с ними национальными законами.

Международный договор определяется Венской конвенцией о праве международных договоров как «международное соглашение, заключенное между государствами в письменной форме и регулируемое международным правом, независимо от того, содержится ли такое соглашение в одном документе, в двух или нескольких связанных между собой документах, а также независимо от его конкретного наименования» (имеется в виду практика использования таких наименований, как «договор», «конвенция», «соглашение» «протокол», «устав» и т. д., при этом учитывается значение термина «договор» как родового понятия для всех нормативных актов в договорной форме). Аналогичное определение международного договора дано в Венской конвенции о праве договоров между государствами и международными организациями или между международными организациями (естественно, с учетом своеобразия сторон в таких договорах)

Венская конвенция о праве международных договоров презюмирует возможность заключения договоров между государствами и другими субъектами международного права или только между другими субъектами международного права, из чего следует, что сторонами международных договоров могут быть не только государства и международные организации. Тот факт, что эти договоры не входят в сферу применения данной Конвенции, не затрагивает их юридической силы.

Международный обычай

Характеристика этого источника международного права дана в упомянутой выше ст. 38 Статута Международного Суда ООН: международный обычай — «доказательство всеобщей практики, признанной в качестве правовой нормы».

Обычай приобретает юридическое значение в результате однородных или идентичных действий государств и определенным образом выраженного ими намерения придать таким действиям нормативное значение. Длительная повторяемость, т. е. устойчивая практика, — это традиционное основание признания обычая как источника права (таково, например, становление в качестве источника обычая в отношении исторических заливов государств). Однако возможно рождение обычая в качестве источника права в короткий промежуток времени (так случилось с почти мгновенным признанием государствами свободы использования космического пространства, позднее получившей договорное закрепление).

Специфика международно-правового обычая заключается в том, что он не представляет собой, в отличие от договора, официального документа с явно выраженными формулировками правил, однако это ни в коей мере не свидетельствует о «призрачности» обычая. Он фиксируется во внешнеполитических документах государств, в правительственных заявлениях, в дипломатической переписке, обретая зримые очертания, хотя и не столь формализованные, как в договоре, ввиду чего уяснение его содержания является более сложным и противоречивым.

Международное право не дает оснований для предположения о различной юридической силе обычая и договора в пользу договора. Договор и обычай в равной мере обязательны для тех государств (субъектов вообще), на которые они распространяются.

Поскольку при переходе от обычая к договору новый источник заменяет прежний только для участвующих в договоре государств, типичны ситуации, когда по одному и тому же вопросу применяются одновременно оба источника — и международный договор, и международный обычай, но каждый применительно к «своей» группе государств. Например, правила, регламентирующие дипломатические иммунитеты, проистекают из Венской конвенции о дипломатических сношениях для участвующих в ней государств и из многовекового обычая для государств, не участвующих по каким-либо причинам в Конвенции.

При этом во многих договорах формулируется положение о сохранении и дальнейшем применении обычаев по вопросам, не решенным в договорах. Так, в преамбуле Венской конвенции о дипломатических сношениях подтверждается, что «нормы международного обычного права будут продолжать регулировать вопросы, прямо не предусмотренные положениями настоящей Конвенции».

При сопоставлении договора и обычая как источников международного права следует иметь в виду, что договор концентрирует определенную совокупность тематически однородных норм, а обычай — это почти всегда одна норма, вследствие чего понятия обычая как нормы и обычая как источника права переплетаются

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com