Перечень учебников

Учебники онлайн

3. Типы и структуры международных систем

Разные подходы к системному изучению международных отношений обусловливают различия в типологиях международных систем. В зависимости от пространственно-географических характеристик выделяют, например, общепланетарную международную систему и ее региональные подсистемы-компоненты (элементами последних выступают субрегиональные подсистемы).
Ф. Брайар и М.Р. Джалили считают, что существование планетарной (глобальной) международной системы накладывает свой отпечаток на всю международную жизнь, и это стало бесспорной политической реальностью уже в начале противоборства СССР и США и приобрело новые черты с появлением новых самостоятельных международных акторов (бывших колониальных государств) на политической карте мира (ВгаШагё, 1)/а1Ш. 1990). В результате планетарная международная система до начала 1990-х гг. характеризовалась наличием двух главных конфликтных линий («осей»), разделяющих, с одной стороны, Запад и Восток (идеологическое, политическое, военно-стратегическое противоборство), а с другой — Север и Юг (т.е. экономически отсталые и экономически развитые страны). Вслед за О. ЯнгоМ Ф. Брайар и М.Р. Джалили считают, что, несмотря на целостность планетарной международной системы, в ней неизбежны разрывы, ооусловленные тем, что ряд международных взаимодействий не вписывается в нее (иначе говоря, осуществляется автономно). Таково следствие существования региональных подсистем — «совокупности специфических взаимодействий, в основе которых лежит общая географическая принадлежность» (там же. Р. 88). Ф. Брайар и М.Р. Джалили стремятся выявить и описать факторы, влияющие на формирование особенностей, не вписывающихся в планетарную систему взаимодействий в европейской, панамериканской, африканской, азиатских (южно-азиатской, ЮВА, ближневосточной), карибской и, отчасти, западноевропейских субрегиональных подсистемах.
Региональные (а также групповые и двусторонние) аспекты взаимодействий государств авторы книги «Система, структура и процесс развития современных международных отношений» рассматривают как структурные уровни межгосударственной системы, что не позволяет свести общую систему международных отношений только лишь к межгосударственной системе. Основным недостатком регионального подхода остается отсутствие четких критериев для выделения того или иного региона как объекта изучения. Этот недостаток может иметь негативные последствия для понимания происходящих в этих регионах международно-политических процессов (Система, структура и процесс... 1984. С. 35).
В качестве самостоятельной функциональной системы в литературе нередко рассматриваются такие виды международных (межгосударственных) отношений, как экономическая, политическая, военно-стра- тегическая и т.п. системы (см., например: ВгаШагё. 1977).
Объектом исследований выступают также стабильные и нестабильные (революционные, по определению С. Хоффманна), конфликтные и кооперативные, открытые и закрытые и т.п. международные системы. Например, открытая система — это реальное образование, сохраняющее свои границы (т.е. свое отличие от среды) с помощью гомео- статического механизма сопротивления изменениям (Эрман. 1996. С. 55). Некоторые исследователи под открытой понимают «расплывчатую» систему, т.е. такую, которая не имеет четких геометрических границ типа линий или площадей (например, сеть средств массовой информации, политическое объединение, атом водорода) (там же. С. 56).
Закрытая система — это абстракция, так как под ней подразумевается отсутствие контактов данной совокупности элементов с окружающей средой, что лишает смысла само существование закрытой системы, ибо постоянное взаимодействие со средой — его непременное условие.
Близка закрытой системе существующая в реальной действительности автономная система, отличия которой в том, что её структура- организация предполагает сохранение индивидуальности, не прерывая в то же время контактов и обменов с окружающей средой (сводя их до минимума при необходимости сохранения индивидуальности).
Особый случай — хаотичная система — высоко чувствительная к малейшим изменениям параметров система. Ее эволюция может зависеть от самых незначительных изменений условий. В результате причинно-следственная связь носит преимущественно случайный характер (Эрман. 1996. С. 59).
Британский ученый М. Николсон в качестве критериев типологии некоторых видов систем выделяет случайность и детерминированность, с тем чтобы подчеркнуть специфику социальных (в том числе и международных) систем (Николсон. 1996. С. 137—139). С этой точки зрения, полностью случайная система — это система, в которой исключена возможность влияния какого-либо элемента на ее функционирование, т.е. она абсолютно непредсказуема. Напротив, прогнозирование поведения полностью детерминированной системы не представляет затруднений, достаточно выявить причинно-следственные связи ее функционирования, а их симметричность и повторяемость защитит от каких-либо серьезных ошибок. Однако, если случайная (точнее говоря, неполностью, или отчасти случайная) система имеет вполне определенное отношение к международной политике, то в отношении детерминированной системы, это, чаще всего, исключено. (В чистом виде детерминированные системы редко встречаются и в неживой природе: одно из немногих исключений составляет движение планет Солнечной системы.) К третьей разновидности относится так называемая структурированная система. Ей свойственна высокая степень предсказуемости, поскольку ее недавнее прошлое и современное состояния дают возможность делать достоверные выводы о ее будущем. Но в определенные моменты такая система может претерпевать серьезные трансформации под влиянием незначительных изменений в условиях ее существования. Однако поскольку моменты (точки) неопределенности немногочисленны, то можно говорить о высокой степени предсказуемости структурированной системы. Такая система создает для политического участника идеальную ситуацию: точки нестабильности становятся теми моментами, когда возможно вмешательство в функционирование системы. Именно в такие моменты некое политическое действие может реально изменить ход событий, Учитывая, что, преодолев точку нестабильности, система вновь становится предсказуемой, политическийрезультаты своих действий и избегать как ситуаций политической беспомощности детерминистской системы, так и ситуаций абсолютной непредсказуемости полностью случайной системы. С увеличением числа точек нестабильности в системе, естественно, растут и возможности вмешательства участника в ее функционирование. Однако, если таких точек становится слишком много, вмешательство становится бесполезным, поскольку его последствия, проходя через точки нестабильности, станут более зависимыми, даже от минимальных изменений в системе. Как считает М. Николсон', социальные системы следует рассматривать как локально структурированные: «Во всяком случае мы стремимся исходить из того, что количество действующих переменных невелико, обеспечивается определенный уровень краткосрочной предсказуемости, и частота точек нестабильности, связанных с совершением решающего выбора, является умеренной» (там же. С. 139).
Многообразие типологий международных систем не должно вводить в заблуждение. ведь на большинстве из них лежит печать теории политического реализма: в их основе — определение количества великих держав (сверхдержав), распределение власти, межгосударственные конфликты и т.п. — понятия из словаря традиционного направления науки о международных отношениях. Например, Ф. Брайара и М.Я Джалили можно причислить скорее к французской историко-со- циологической школе, и все же в качестве основных детерминант, обусловливающих функционирование и изменение международных систем, они используют критерии политического реализма: с их точки зрения, развитие ЮВА как субрегиональной подсистемы зависит от квазисверхдержав — Японии (с экономической точки зрения) и Китая (с точки зрения демографического потенциала). Так же и в южно-азиатском субрегионе международная система, следуя Брайару и Джалили, определяется бесспорным преобладанием Индии и ее соперничеством с другим членом системы — Пакистаном и т.д.



Пятый тип, или комплексная система, возникает, когда правительства теряют способность влиять на взаимодействия между своими и чужими негосударственными элементами-участниками, при этом связи между внутригосударственными участниками расширяются и укрепляются. На рис. 4 связи прямых взаимодействий (5), обусловливающие значительное усложнение международной системы в наши дни, частично изображены штриховыми линиями. Политический реализм — основа таких широко известных понятий, как биполярная, мультиполярная, равновесная и имперская международные системы. Напомним, что в биполярной системе господствуют два наиболее мощных государства. Если же сопоставимой с ними мощи достигают другие державы, то система трансформируется в мультиполярную. В равновесной системе, или системе баланса сил, несколько крупных государств сохраняют примерно одинаковое влияние на ход событий, обуздывая «чрезмерные» претензии друг друга-
Наконец, в международной системе имперского типа господствует единственная сверхдержава, опережая все остальные государства своей совокупной мощью (размерами территории, уровнем вооружений, экономическим потенциалом, запасом природных ресурсов и т.п.).
На основе политического реализма М. Каплан строит свою знаменитую типологию международных систем, которая включает шесть типов систем, большинство из которых носит гипотетический, априорный характер.
Первый тип — «система баланса сил» — характеризуется многополярностью. По мнению М. Каштана, в рамках такой системы должно существовать не менее пяти великих держав. Если же их число будет меньше, то система неминуемо трансформируется в биполярную.
Второй тип — «гибкая биполярная система», в которой сосуществуют как акторы-государства, так и новый тип акторов — союзы и блоки государств, а также универсальные акторы — международные организации. В зависимости от внутренней организации двух блоков выделяют несколько вариантов гибкой биполярной системы, которая может быть: сильно иерархизированной и авторитарной (воля главы коалиции навязывается ее союзникам); неиерархизированной (если линия блока формируется путем взаимных консультаций между автономными друг от друга государствами).
Третий тип — «жесткая биполярная система». Для нее характерна та же конфигурация, что и для гибкой биполярной системы, но оба блока организованы строго иерархизированным образом. В жесткой биполярной системе нет неприсоединившихся и нейтральных государств, которые имели место в гибкой биполярной системе. Универсальный актор играет в третьем типе системы весьма ограниченную роль. Он не в состоянии оказать давление на тот или иной блок. На обоих полюсах осуществляется эффективное урегулирование конфликтов, формирование направлений дипломатического поведения, применение совокупной силы.«Универсальная система», или четвертый тип, фактически соответствует федерации, которая подразумевает преобладающую роль универсального актора, большую степень политической однородности Международной среды и базируется на солидарности национальных акторов и универсального актора. Например, универсальной системе соответствовала бы ситуация, в которой в ущерб государственным суверенитетам была бы существенно расширена роль ООН. При таких Условиях Организация Объединенных Наций имела бы исключитель- Ую компетенцию в урегулировании конфликтов и поддержании мира. То предполагает наличие хорошо развитых систем интеграции в политической, экономической и административно-управленческой областях. Широкие полномочия в универсальной системе принадлежат универсальному актору, который обладает правом определять статус государств и выделять им ресурсы, а международные отношения функционируют на основе правил, ответственность за соблюдение которых лежит также на универсальном акторе.
Пятый тип, или «иерархическая система», по сути, представляет собой мировое государство, в котором национальные государства теряют свое значение, становясь простыми территориальными единицами, а любые центробежные тенденции немедленно пресекаются.
Шестой, тип международной системы — система «единичного вето», в которой каждый актор располагает возможностью блокировать систему, используя определенные средства шантажа, при этом имея возможность самому энергично сопротивляться шантажу со стороны другого государства, каким бы сильным оно ни было. Иными словами, любое государство способно защитить себя от любого противника. Подобная ситуация может сложиться, например, в случае всеобщего распространения ядерного оружия.
Концепция М. Каплана, как уже говорилось, оценивается специалистами критически, и прежде всего за ее умозрительный, спекулятивный характер и оторванность от реальной действительности. Вместе с тем признается, что это была одна из первых попыток серьезного исследования, специально посвященного проблемам международных систем с целью выявления законов их функционирования и изменения.

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com