Перечень учебников

Учебники онлайн

Тоталитарная идеология нового поколения

Конечно, христианство и ислам не всегда жили в мире и согласии. Византия с Халифатом находились в почти перманентном состоянии войны. И та война, конечно, была не только геополитической, но и религиозной. Благочестивые халифы, выходя из Саудовской Аравии после смерти Пророка Мухаммеда, разумеется, преследовали религиозные цели. Именно следование этим религиозным целям привело к завоеванию огромной части мира: от Инда до Луары или, по крайней мере, до Пиренейского полуострова. Две религии, безусловно, находились в состоянии конфликта, потому что обе религии — это религии прозелитические. По оценке видного российского историка-религоведа А.Зубова, и христианство, и ислам призывают к проповеди, к активной проповеди своего мировоззрения. При этом проповедь ислама, в отличие от христианства, предполагает борьбу с духовным противником с использованием силы. Это «противление злу силой». Злу неверия, злу заблуждения. Ислам предполагает, что надо бороться за веру. Здесь между христианством и исламом есть принципиальная разница, которая дает потенцию конфликта. И именно этот потенциал конфликта сейчас вдохновляет радикальных исламистов, поскольку без глубокого одухотворения невозможно отдавать свою жизнь, а именно это мы видим на каждом шагу со стороны так называемого шахидизма. К этому следует добавить, что в христианстве мессия уже являлся в лице Христа. А ислам — мировая религия, которая еще ожидает мессию. Это разгоряченная религиозная среда с совершенно другими ощущениями и ожиданиями, с другой эсхатологией. Ожидание мессии сильно подогревает ситуацию и делает реальным такой сценарий, при которой какой-нибудь самозваный второй пророк может запросто объявить себя мессией и возбудить всю толщу мусульманской цивилизации.

Все это и порождает то явление, о котором говорил Г. Шмидт: «Мы с уверенностью можем сказать, что ислам и Запад в целом разделяет глубокая опасная пропасть непонимания». С точки зрения исламской цивилизации, Запад потерял свои религиозные основы, во многом стал цивилизацией гедонистической и эвдомонической, т. е. видящей смысл и цель исключительно в земной жизни, в наслаждении. Такая жизненная установка вызывает отторжение у мусульманской цивилизации, которая видит цель человека в преодолении греха в этой жизни ради достижения вечности, спасения и пребывания у Бога. Западный мир не может понять, как можно в массовом порядке жертвовать своей жизнью? Ведь жизнь-то дороже! Он не понимает, как это может стать массовым явлением. А шахидизм — это, безусловно, массовое явление в современном радикальном исламе. Это непонятно Западу.

Есть ли в современном исламе предрасположенность к радикализации? Вероятно, да, во всяком случае, большая предрасположенность, чем в христианстве. Но это отнюдь не означает, что нынешний радикальный ислам — это плод, естественное детище исламской веры или исламской цивилизации. В любой религиозной системе, справедливо отмечает А. Зубов, высшей и абсолютной ценностью является человек, причем каждый конкретный человек. Каждый человек, который родился и вышел на свет Божий, — бесценен. Об этом говорится в Коране. А радикальный ислам отличается от любой религии, в том числе и от ортодоксального ислама тем, что он рассматривает человека как средство для достижения некоторых целей, совершенно нерелигиозного плана. Ведь религия, от латинского religio, – это воссоединение человека с Богом. А тут человек рассматривается как средство для решения некоторых задач, а совсем не как воссоединяющийся с Богом субъект религиозного действа. Для решения каких же задач потребен в радикальном исламе человек? Главная задача — это распространение ислама. Но распространение ислама не как пути спасения для нумерического человека, а как идеологии, как суммы идей. Никогда бы правоверный мусульманин, любящий Бога и видящий в каждом человеке образ Божий, не посмел бы погубить несколько тысяч людей во Всемирном торговом центре в Нью-Йорке. И никогда ни один мусульманин не мог бы радоваться этому, узнав об этом. Он бы ужаснулся тому, что несколько тысяч людей, которым не проповедана Истина, которые не смогли никак соотнести себя со словом Божьим, были лишены жизни якобы от имени Бога. То же самое можно сказать о любом террористическом акте и в Израиле, и в России. Презрение к человеку — это именно то, что отличает тоталитарную идеологию от религии.

Мы здесь в очередной раз сталкиваемся с тем, что полураспад религии дает колоссальный выброс энергии. Распад христианства как национальной религии Европы породил несколько страшных межрелигиозных войн. XVIII век — это век межрелигиозных войн в Европе. Он породил колоссальную религиозную нетерпимость, а в итоге привел к постепенной деградации христианства. Примерно то же самое происходит сегодня в исламском мире. Вера перестает быть абсолютной ценностью спасения, а становится средством решения других задач. Это всегда приводит к тому, что, в конечном счете, угасает вера. Но сам продукт этого полураспада весьма страшен, поскольку он рождает тоталитарную идеологию нового поколения. Все тоталитарные идеологи XX века так или иначе отвергали Бога. И нацизм, и коммунизм, и итальянский фашизм, несмотря на сотрудничество с церковью, были идеологиями, которые пытались освободить человека от религии и развязать в нем силы нерелигиозные, по сути говоря, сатанинские. Что, к сожалению, им и удалось. Но этот тип тоталитарной идеологии был слаб тем, что он не давал человеку личностной перспективы. Человек должен был отдавать свою жизнь и становиться винтиком тоталитарной машины без всякой перспективы индивидуального счастья и здесь, на земле, в вечном мире, потому что вечности ни для коммунистов, ни для нацистов не было.

Тоталитарная идеология нового поколения, которой и является радикальный ислам, впервые соединяет религию с тоталитарной и античеловеческой идеологией неантагонистическими, но симбиотическими связями. Адепту впервые предлагается не только деятельность во имя якобы благой цели здесь на земле, но и вечная жизнь по ту сторону смерти, как воздаяние за такую деятельность. Что, конечно, придает тоталитарным религиям нового поколения намного большую энергийную силу, чем старым и уже, как кажется, чуть ли не «добропорядочным», но на самом деле, разумеется, ужасным тоталитарным идеологиям прошлого, XX века

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com