Перечень учебников

Учебники онлайн

3. Учения о мире в эпоху Просвещения и Возрождения.

В XVII веке в основном завершилось становление ведущих европейских держав как национальных государств. Носителем централизаторских тенденций явился абсолютизм, который рассматривался тогда многими мыслителями как средство устранения внутренних конфликтов и обеспечения внешнеполитической устойчивости. На войны, сопровождавшие этот процесс, современники смотрели как на неизбежное зло. Вместе с тем разрабатывавшиеся в эту эпоху теории постепенно подрывали апологетическое отношение к войне и теоретическое ее оправдание, подготавливали почву для разработки международно-правовых теорий, призванных служить урегулированию международных отношений. Бесспорным достоянием того времени было рождение идеи договора между государствами о всеобщем мире. Впервые была предпринята попытка найти путь к позитивному решению этой проблемы. В книге Эмерика Крюсе «Новый Киной» (1623), которая оказала огромное воздействие на современников и затем была забыта, чтобы вновь быть «открытой» лишь в конце XIX в., обосновывался проект союза государств, живших в условиях мира. Крюсе, апеллируя к доброй поле монархов, оперировал понятиями «божественное право» государства и «естественный закон», который государь был обязан исполнять. Однако в традиционный и ясный для современников смысл этих понятий Крюсе привнес новые элементы: «божественное право» подтверждается и проявляется в разумности государя, а «естественный закон» основывается на природном равенстве людей. Естественное право, законы природы должны применяться ко всем одинаково, без различия величия и знатности людей.
Мысль о естественном праве пришла из глубины веков. Уже в античности сложилось представление о неком правовом кодексе, якобы установленном самой природой. Но в разные эпохи в это понятие вкладывалось различное содержание. В средние века идея естественного права облекалась в теологическую форму. Основой его стал «божественный закон», вечный, неизменный, универсальный. Только в XVII веке теория естественного права приобрела новое, светское содержание, попыталась опереться на разум и опыт человека. Считается, что заслуга первого обоснования и систематического изложения новой теории естественного права принадлежит Гуго Гроцию. Но надо сказать, что труд Гроция «О праве войны и мира» появился в 1625 г., то есть на два года позднее книги Крюсе, идеи которой в какой-то степени предвосхищали теорию патриарха международно-правовой науки. Именно Крюсе предложил создать международный орган, главной задачей которого должно было стать мирное разрешение конфликтов и в сферу компетенции которого входили бы все народы мира. Он же выдвинул подробную программу всемирного союза, расширив при этом рамки традиционных стремлений к европейскому миру как идеальному состоянию мирового человеческого общежития. Эту идею и после Крюсе в течение длительного времени разделяли крупнейшие мыслители эпохи Просвещения.
Конечно, концепция естественного права у Крюсе намечена лишь в общих чертах. У Гроция она получила основательную юридическую разработку, в том числе и применительно к проблеме международных отношений. Гроций постоянно подчеркивал мысль о том, что, поскольку на основе естественного права существует «по природе... родство между людьми», чинить насилие друг над другом — преступление. Поэтому всегда следовало отдавать предпочтение миру, а в случае конфликта — стремиться уладить его путем переговоров, третейского суда и даже жребия и поединка. Бедствия войны велики независимо от ее исхода. Увещевая правителей «по возможности» избегать войны, Гроций призывал в отношениях между народами «соблюдать добросовестность, чтобы не исчезла надежда па мир». Прежде всего, это означало соблюдение мирных договоров. «Мир лучше и безопаснее, чем ожидаемая победа», - писал он. Свою задачу Гроций видел в том, чтобы ввести отношения между государствами в твердые рамки международно-правового нормирования. Так международное право постепенно переставало отождествляться с правом естественным и слагалось в самостоятельную систему норм, призванных соединить все государства земли в единый союз. Даже войну Гроций предлагал подчинить правовому нормированию.
В условиях бурного становления капиталистического уклада в Англии Ф. Бэкон поставил ряд проблем, злободневных для всего мирового общественного развития. Теоретические положения, выдвинутые Бэконом, с одной стороны, служили основой для дальнейшего развития социологических теорий английской буржуазной общественной мысли XVII в., с другой — они были включены в политическую программу буржуазии в период английской революции. Отношение к внешним войнам основывалось у Бэкона на его представлениях «об истинном величии королевств и республик», которое поддерживается силой оружия. По существу, речь шла о великодержавной внешнеполитической программе. И все же Бэкону был не чужд и более широкий подход к проблеме. Он писал, что стремление любить заложено в человеческой природе, оно порождает гуманность и милосердие. Идеи Бэкона получили дальнейшее развитие в учениях Гоббса, Спинозы и Локка. Постепенно возникала теория общественного договора, которая затем дала теоретическое обоснование идее мирного союза государств. Согласно теории общественного договора, государство появилось на свет в результате соглашения между людьми, без чего люди не могли бы обеспечить свое право на безопасность и сохранение имущества.
В свете этой теории в дальнейшем данный принцип должен был распространиться и на государства, находившиеся в «естественном» состоянии вражды. Они также должны были заключить соответствующее соглашение, чтобы предотвращать возможность взаимного истребления. Революционная борьба и внешние войны правительства Кромвеля с небывалой дотоле остротой поставили перед теоретической мыслью вопросы о мире и войне, о государстве и власти. Все они подверглись рассмотрению в трактате Гоббса «Левиафан». Война, по мысли Гоббса, соответствует природе человека. «Война всех против всех — первоначальное состояние общества. Но война пагубна. Разум подсказывает подходящие условия мира, на основе которых люди могут прийти к соглашению. Эти условия Гоббс называет естественными законами, суть которых может быть передана одним правилом: «не делай другому того, чего ты желал бы, чтобы не было сделано по отношению к тебе». По существу Гоббс приравнивал естественные законы к нравственным нормам. Определив государство как институт, в рамках которого каждому обеспечивается разумная безопасность, Гоббс поставил вопрос о моральной обязанности по отношению к государству. Он предельно широко определял понятие обязанности, включая в него и внутренний долг, и повиновение принуждению.
В социально-политическом учении Спинозы можно увидеть и сходство с теорией Гоббса, и полемику с ней. Согласившись с тем, что источником общественного договора является чувство самосохранения людей, Спиноза, в отличие от Гоббса, не акцентировал внимание на их враждебности и эгоизме. Люди, с точки зрения Спинозы, объединяются друг с другом потому, что не могут без взаимной помощи поддерживать жизнь и совершенствовать свой дух, объединение людей умножает их силы и мощь. Если для Гоббса преодоление естественного состояния означало отчуждение человеком его «беззаконной свободы» и права в пользу чуждого и противостоящего людям государственного устройства, то для Спинозы оно есть прямое продолжение на более высоком уровне существования естественного права и свободы людей. В этих идеях Спинозы на первый взгляд отсутствует критическое отношение к социальному устройству, свойственное Гоббсу. Но Спиноза не идеализирует государство. Вместе с тем признание важной роли естественного права для государственной сферы позволило ему выдвинуть ряд положений, имевших целью улучшение политических отношений, защищавших принципы миролюбивых отношений между народами. Спиноза продемонстрировал более глубокое понимание мирной жизни, чем многие его современники. Понятие мира у него обрело положительный смысл и твердый фундамент в основных положениях права и этики. Спиноза говорил о внутреннем мире, но из его рассуждений логично вытекала постановка вопроса о мире между народами, хотя сам он, надо сказать, был далек от подобной постановки вопроса. Международный договор есть для него нечто случайное. Автор «Богословско-политического трактата» не решался распространить на отношения между государствами сформулированные им идеи общественного договора.
Дальнейшее движение политической мысли пошло именно в этом направлении. Если для Гоббса возникшее государство - чудовище, то Локк, подобно Спинозе, рассматривал его как единый политический организм, в котором большинству принадлежит право действовать и решать. Государство, по Локку, призвано защищать собственность и благополучие своих граждан, а за рубежом охранять сообщество от вторжений и захватов. Поскольку, считал Локк, для возникновения политического целого необходимо согласие народа, а благо народа является высшим его законом, завоевание одного народа другим следовало осудить. Особенно важно недвусмысленное применение Локком основного понятия договорной теории — «естественного состояния» к отношениям между народами. «Все государства находятся в естественном состоянии по отношению друг к другу» - заявлял он. Эта звучащая как афоризм мысль как бы венчала развитие международных аспектов теории общественного договора в XVII в. и открывала многообещающую перспективу на будущее. Если Локк был прав, то логично было выдвинуть требование к цивилизованным правительствам выйти из естественного состояния всеобщей вражды, изжить «беззаконную свободу», прибегнув для обеспечения мира к спасительной санкции обязательного для всех договоров.
Показательно, что именно в тот период в международно-правовую мысль вошло понятие «политическое равновесие». Оно было разработано В. Пенном в трактате «Опыт о настоящем и будущем мире в Европе». Основная идея данного труда - преодоление «беззаконной свободы естественного состояния», в котором пребывали государства, и создание на основе своего рода общественного договора миролюбивой общеевропейской организации государств. Говоря о разработке договорной теории XVII в. применительно к международным отношениям, мы не можем оставить без внимания труды выдающегося чешского мыслителя Яна Амоса Коменского - горячего защитника идеи мирных отношений между народами, создателя грандиозного проекта установления прочного мира на Земле на основе принципов «забвения прошлого», «взаимной терпимости» и «взаимного примирения». Эти принципы надлежало принять к руководству философам, религиозным и политическим деятелям, их неукоснительное выполнение следовало поставить под контроль всемирного «трехглавого третейского собора».
Коменский Ян Амос (1592 - 1670) – чешский педагог, гуманист и философ. В “Обозрении реформированной во славу Божию физики” (1633) Коменский пишет о трех началах, лежащих в основе мира – материи, свете и духе, в котором Бог сообщает миру идеи, определяющие формирование всех вещей. Одна из последних его работ – “Всеобщий совет человеческому роду об улучшении человеческих дел” – грандиозный проект улучшения общественной жизни и международных отношений через установление всеобщего мира и веротерпимости, выравнивания экономического и культурного уровня развития всех народов, всеобщего обучения и воспитания, одинакового для всех людей.
Проекты союза государств, созданные в XVII в., авторы которых первоначально апеллировали к доброй воле абсолютистских правителей, приобрели новые контуры и глубину после того, как в их основу были положены теории естественного права и общественного договора. Образование союза государств для установления всеобщего мира, выводимое из разума и исторического опыта, стало рассматриваться отныне не просто как неукоснительный долг государя, но и как неотъемлемое право народов, тем более, что все усилия поддержать равновесие Европы в угоду монархам приводили к усилению ее нестабильности. «Восемнадцатый век,— писал Ф. Энгельс,— собрал воедино результаты прошлой истории, которые до того выступали лишь разрозненно и в форме спутанности, и показал их необходимое и внутреннее сцепление. Бесчисленные хаотичные данные познания были упорядочены, выделены и приведены в причинную связь; знание стало наукой, и науки приблизились к своему завершению, т. е. сомкнулись, с одной стороны, с философией, с другой — с практикой». Общие тенденции развития философской мысли эпохи Просвещения проявились и в судьбах идеи справедливого международного порядка. Первоначально XVIII в. не дал в этом отношении ничего принципиально нового. Идея договора о всеобщем мире была уже высказана. Задача состояла в том, чтобы ее упорядочить, обосновать и повсеместно распространить.

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com