Перечень учебников

Учебники онлайн

5.2. Об устойчивом и демократическом развитии

Идея развития (точнее – «устойчивого развития») как идея новой культурной парадигмы появилась в конце ХХ века благодаря осознанию того обстоятельства, что естественная эволюция завела человечество в тяжелое положение, которое характеризуется следующим: расходование наличных ресурсов опережает формирование новых; распределение ресурсов крайне неравномерно, что дестабилизирует ситуацию как в отдельных странах (богатство-бедность), так и в мире в целом; происходит деградация природной среды, в биосфере развиваются необратимые негативные процессы.

В качестве пути преодоления этого положения, грозящего человечеству гибелью, на Западе и в России возникла идея «устойчивого развития» (sustainable development), впервые широко озвученная на Всемирном форуме в Рио-де-Жанейро в 1992 г.

В задачу настоящего пособия не входит анализ и критика этой концепции. Она интересует нас лишь с точки зрения дополнительной артикуляции методологических подходов к обеспечению национальной безопасности.

Рассматривая концепцию «устойчивого развития» с позиций именно этих подходов, легко убедиться, что мы имеем дело с попыткой построения концепции, базирующейся на традиционных естественнонаучных представлениях или на критикуемом выше, господствующем и в России, и в мире в целом натуралистическом подходе, полагающим, что объективный мир устроен вполне определенным образом и состоит из предзаданных нам объектов, существующих по своим «естественным законам».

Основанная на таком подходе, концепция «устойчивого развития», хотя и призывает к пересмотру и смене господствующей парадигмы и даже мировоззрения, по сути дела не затрагивает господствующих подходов и основ нашего представления о мире, ограничивая нововведения главным образом пересмотром сложившихся социально-экономических и эколого-экономических систем, с неудовлетворительным состоянием которых связывается ряд кризисов: кризис неравномерности социального развития, ресурсный, экологический кризис и др.

В защиту идеи «устойчивого развития» можно, однако, сказать, что это еще не концепция, а скорее, идеология, которая (если не понимать ее слишком буквально) способна стимулировать возникновение целого спектра перспективных идей и концепций, может быть, не только в рамках самой этой идеологии, но и в оппозиции к ней. Иными словами идею «устойчивого развития» можно расценить как плодотворную ошибку, аналог философского камня или вечного двигателя. Нереализуемая сама по себе, она, тем не менее, может оказаться в высшей степени продуктивной.

В частности, упомянутые выше кризисы, с точки зрения методологических подходов, развиваемых в пособии, представляются вторичными, «превращенными» формами кризиса натуралистического подхода и мировоззрения и характерными для них формами организации мышления и деятельности. Следовательно, необходимо перенести наше внимание с экономики, экологии и прочих превращенных предметизованных форм на наше собственное мышление и деятельность. Именно они должны стать предметом преобразования, а для этого – предметом рефлексии, анализа и исследований.

При этом меняется само ключевое понятие «развития». Оно противостоит таким категориям, как «функционирование», «рост», «эволюция», «модернизация». Первое из них достаточно известно. Противопоставление развития и роста, связанное еще с первыми работами Римского клуба («Пределы роста»), к сожалению, до сих пор недостаточно проработано и не стало общепринятым. В условиях ничем не ограничиваемого и не сдерживаемого роста (производства, потребления, качества жизни) нет и не может быть никакого развития. Если у вас есть все необходимое или вы можете без проблем все это произвести, то надобности в развитии просто не возникает. И наоборот: пределы роста, дефицит ресурсов вынуждают вас именно к развитию.

В этом видится объяснение парадокса нищеты богатой России рядом с богатством нищей Японии. Но из этого следует и принципиальный вывод: нет и не может быть никакого «перехода» к развитию: развитие требует не стабильности и богатства (тогда оно становится факультативным), а рефлексии и мышления. Развитие страны – это не рост производства и потребления, а, прежде всего развитие человека, граждан и их сообществ. Развитие предполагает не дележ ресурсов, а их умножение посредством выработки новых способов употребления наличного материала в деятельности, новых технологий. Отсюда богатство и благосостояние являются не начальным условием, а побочным продуктом, очередной превращенной формой развития.

Для методологического прояснения понятия «развитие», его следует также противопоставить понятию «модернизация». Модернизацию в узком смысле можно понимать как искусственное приведение каких-либо систем (независимо от их природы – это могут быть системы знаний, социальные или технические системы и т.п.) в состояние, соответствующее принятым сегодня стандартам и представлениям о должном. Говорить о модернизации тогда возможно применительно к каким-то «отставшим» системам: и модернизация оказывается всегда и по принципу «догоняющей». С другой стороны, модернизация предполагает, что мы принимаем некие «стандарты современности», которые и позволяют квалифицировать интересующие нас системы либо как современные, либо как отсталые и требующие специальных усилий по их приведению к современному виду, т. е. модернизации .

Сходство между модернизацией и развитием состоит в том, что оба этих термина предполагают выход на первый план мышления и осознанной, ориентированной на будущее человеческой деятельности. Ни модернизация, ни развитие не происходят сами собой, в режиме естественной эволюции: и то, и другое требует волевых усилий. Различие же состоит в том, что модернизация предполагает подтягивание к известным «мировым стандартам». Развитие, напротив, мыслится как основанное на критике и проблематизации уже известных методов, средств, форм самоорганизации и организации, онтологических картин. Развитие связано с обогащением нашего арсенала интеллектуальной работы, а соответственно, с умножением числа степеней свободы, возможностей, диверсификацией мышления и деятельности, с диверсификацией и систематической сменой используемых ресурсов.

Если у модернизации есть цель – достижение уровня мировых стандартов, то у развития нет и не может быть никакой цели. Развитие – это ценность сама по себе, поскольку оно связано с процессом самоидентификации, а в случае развития России как страны – с процессом самоопределения России в постсоветскую эпоху, который является сейчас для нее и для нас, как российских граждан, важнейшим. При этом рамка самоопределения является смыслопорождающей. Поэтому важно различать путь, по которому нам предстоит двигаться в соответствии с нашим самоопределением и принимаемым ценностным ориентирам (путь, который определяется и уточняется в процессе движения), и дорогу, которую можно выбрать из числа известных и которая ведет к заранее известной цели. Идея пути соотносится с развитием, идея дороги – с модернизацией.

(Сразу оговоримся: в данном контексте модернизация понимается в узком смысле слова. Понимаемая же в широком смысле слова, как осовременивание не только отставших технических систем, но и как фундаментаментальная перестройка всех систем жизнедеятельности общества и государтсва, модернизация по существу тождественна развитию. Об этом речь пойдет в разделе 5.6. настоящей главы.)

В силу ограниченности наших возможностей развитие всегда локально, а рамка исторической эволюции вменена нам как предельная смысловая рамка, выйти за пределы которой нам не дано. Поэтому «устойчивое развитие» – не более, чем метафора. Апеллируя к современной трактовке этих вопросов К. Поппером и Ф. Хайеком, можно сделать вывод о том, что разработка всякого рода «национальных планов действий» и общенациональных программ «перехода к устойчивому развитию» – пустое занятие, которое не может породить ничего, кроме очередной «программы КПСС». Глобально надо мыслить, но действовать лучше локально. Тем более в условиях, когда по поводу возможных действий имеется множество разноречивых представлений.

Исходя из вышесказанного, в качестве идеи пересмотра и смены господствующей парадигмы и мировоззрения и базируясь на деятельностном методологическом подходе, в национальную повестку дня может и должна быть поставлена идея развития, которая должна сменить господствующую до настоящего времени естественную эволюцию человеческой цивилизации. Эта идея созвучна духу русской философии, в особенности мыслям В.И. Вернадского о ноосфере (сфере разума), в которой человеческое мышление и деятельность становятся основной созидательной силой на Земле. Созвучие идеи развития традициям и духу русского народа создает благоприятные условия для ее воплощения в России. На базе этой идеи может быть построена понятная всему народу перспектива, в направлении которой осуществляется преобразование российского общества. Она может стать содержательной основой общественного согласия и явиться консолидирующим началом для политических сил, имеющих демократическую ориентацию, принимающих рамку права.

Развитие всегда сопряжено с удачами и неудачами, спадами и подъемами, и потому в строгом смысле слова не может быть «устойчивым». Развитие, будучи переходом от одного устойчивого состояния к другому через цепочку неустойчивостей, не может быть «устойчивым» по определению. Устойчивой, постоянной может (и должна) быть только наша ориентация на развитие, когда развитие понимается как важнейшая национальная ценность. В этом и только в этом смысле можно принять термин «устойчивое развитие».

Что касается «демократического развития», то это, с позиций развиваемых в пособии методологических подходов означает, что развитие России мыслится в рамках права и диалога. Рамка права означает принятие принципа формального равенства всех граждан России (включая и власти предержащие) перед судом и законом. В рамках права не может быть врагов, могут быть только оппоненты и соперники. Все конфликты разрешаются при этом либо политическими средствами, либо в судебном порядке. Рамка диалога означает признание того, что все люди, все народы – разные. Каждый имеет право на свои подходы и взгляды, но никто не имеет оснований объявлять их единственно верными. Этот принцип создает не только возможность мирного сосуществования людей, но и важнейший ресурс развития во взаимодействии разных интересов и культур. Такая организация жизни возможна только в условиях открытого общества. Как свидетельствует опыт развития стран, в иных условиях устойчивое развитие в принципе невозможно.

Стратегия развития России могла бы строиться на следующих основных принципах.

1. Человек есть мера всех вещей, и его развитие есть высшая ценность. В этом смысле русская идея на современном этапе – это развитие человека. Речь идет, с одной стороны, об освобождении человеческого духа и развитии личности, а с другой – о повышении качества и продолжительности жизни. Во главу угла ставится при этом не формирование «нового человека» (человек, разумеется, остается прежним), а создание нового образа мышления, нового мировоззрения, обогащение арсенала методов, средств и форм организации мышления и деятельности.

2. Человек мыслится как единство трех ипостасей: духовной личности, социального индивида и биологического организма. Сообразно этому окружающая человека среда представляется как имеющая три основных среза: духовный (интеллектуальный), социокультурный и материально-вещественный (включающий как первую, так и вторую – рукотворную – природу).

3. При этом определяющее значение имеет мышление человека, а негативные явления социального и экологического порядка полагаются только следствием и результатом наших недостаточно продуманных и не обеспеченных решений. Предметом первоочередной озабоченности поэтому должно стать развитие мышления и деятельности. Необходимое «латание дыр» и «тушение пожаров» должно встраиваться в контекст такого развития.

4. Важнейшим условием развития личности, общества и государства является ощущение гражданами состояния защищенности, внимания к нуждам каждого со стороны властей. Это предполагает эффективные гарантии неприкосновенности частной жизни и частной собственности, власть закона, обеспечивающую как помощь и поддержку нуждающимся, так и пресечение любых правонарушений, в каких бы формах и сферах деятельности они не происходили.

5. Под развитием общественных систем подразумевается реализация особым образом организованных мышления и деятельности, направленных на преобразование общественных и хозяйственных систем в сторону умножения возможностей и ресурсов, увеличение числа степеней свободы, увеличение многообразия.

6. В рамках развития «потребности» и «ресурсы» трактуются не как естественные, неизменные, подлежащие соответственно удовлетворению и распределению, а как формируемые искусственно и исторически изменчивые. Мы формируем у своих детей те или иные потребности, создаем (через посредство науки и технологии) соответствующие ресурсы для их удовлетворения.

7. В развитых странах уже осознан приоритет интеллектуального ресурса, с помощью которого, в конечном счете, формируются все остальные. Важнейшим из всех видов капитала признается «человеческий капитал». Отсюда – основополагающее значение для развития образования и науки.

Образование выступает как основной канал реализации политики развития – развития и обогащения духовного мира человека, а наука должна обеспечивать недостающими знаниями сферу образования, с одной стороны, и сферу принятия решений – с другой. Образование при этом понимается как собственно образование в точном смысле слова – образование человеческой личности и воспитание человека; обучение – передача необходимой суммы знаний, навыков и умений, соответствующих той или иной профессии; подготовка и переподготовка кадров, ориентированная на конкретные системы деятельности.

Существующую систему науки необходимо переориентировать и дополнить новыми направлениями исследований и разработок, направленными не на объекты и материал деятельности, а на сами мышление и деятельность, знания о которых требуются управленцам, политикам и предпринимателям, в частности, для обеспечения текущих процессов реформирования и осуществления Стратегии развития.

8. Обеспечение развития административными методами невозможно. Вся эта работа должна строиться на принципах демократии участия, исключающих деление общества на реформаторов и реформируемых. За разработкой национальной Стратегии развития России должно следовать формирование региональных и отраслевых программ развития.

9. Переход в режим развития на сегодняшний день представляет собой не задачу, которую можно решить наличными методами и средствами, а проблему, решение которой потребует разработки и освоения новых методов и средств мышления и деятельности, развертывания соответствующих обеспечивающих программ, прежде всего исследовательских и образовательных. Проект механизма реализации стратегии развития и ее обеспечения необходимыми средствами должен при этом стать органичной составной частью ее содержания.

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com