Перечень учебников

Учебники онлайн

От ДОВСЕ 1990 года к Соглашению об адаптации



Ко второму этапу в реализации ДОВСЕ относится период с момента его ратификации в 1992 г. до принятия странами-участницами адаптированной версии договора на Стамбульском саммите ОБСЕ в 1999 г. Главными характеристиками этого периода стали, во-первых, подведение итогов по проведенным сокращениям вооружений, и во-вторых, выдвижение Россией предложений по пересмотру ДОВСЕ, касающихся фланговых ограничений, механизмов проверок, ликвидации дисбалансов по вооружениям в связи с готовящимся расширением блока НАТО и др. Учитывая достаточно позитивный на тот момент политический климат во взаимоотношениях России и западных стран, российские требования по адаптации ДОВСЕ были другими странами-участницами Договора приняты, а само соглашение – пересмотрено, хотя и с некоторой задержкой по времени. В то же время, однако, в отношениях между Москвой и западными странами сохранилось много спорных вопросов, связанных с проблематикой ДОВСЕ и оценками военно-политических процессов в Европе.

Сокращение вооружений по ДОВСЕ, законченное в целом к 1995 г., привело к снятию с вооружения около 70 тыс. единиц оружия и боевой техники, что означало уменьшение уровня вооружений на континенте почти вдвое. Более миллиона военнослужащих были уволены с действительной службы [2, 7]. В результате сокращения и ликвидации большого количества избыточных тяжелых вооружений и техники значительно укрепились меры доверия и стабильность на европейском континенте, а за ДОВСЕ на долгое время закрепился эпитет «краеугольного камня международной и европейской безопасности», как его стали называть дипломаты.

Сотрудничество по контролю над вооружениями в отмеченный период развивалось между Россией и западными странами (и в частности, между Москвой и Вашингтоном) во многих других областях, помимо сферы обычных вооружений. Так, в январе 1993 г. был подписан новый договор СНВ-2, согласно которому США и Россия должны были сократить до 3-3, 5 тыс. единиц ядерных боеголовок, и при этом обеим странам запрещалось ставить на вооружение новые ракеты с разделяющимися боеголовками наземного базирования. Путем принятия на себя односторонних параллельных обязательств, Соединенные Штаты и Россия также договорились о существенном сокращение тактического ядерного оружия. Продолжали быть в силе российско-американский Договор по ПРО, а также введенный с 1992 г. Россией, США и Великобританией мораторий на проведение ядерных испытаний. В 1995 г. в ходе многосторонних консультаций было достигнуто соглашение о бессрочном продлении Договора о нераспространении ядерного оружия [1, с.194-198].

В то же время уже в 1993 году, спустя год после ратификации и вступления в силу ДОВСЕ, Россия стала на политическом уровне поднимать вопрос о пересмотре некоторых положений Договора, включая вопрос о фланговых ограничениях. Впервые эта тема была затронута в заявлении министра обороны П.Грачева по ДОВСЕ в марте 1993 г.; в сентябре того же года идею пересмотра фланговых ограничений поддержал и Президент РФ Б.Н.Ельцин. Основной упор российская сторона делала на том, что фланговые ограничения по ДОВСЕ, являясь приемлемыми количественно для Советского Союза, стали неприемлемыми для России, которой после раздела квот досталось небольшое количество техники и при этом - завышенные ограничения по вооружениям. Особенно актуальной тема «южных флангов» стала для России в 1994 г. в связи с началом войны в Чечне, в ходе которой «недостаточные» фланговые лимиты не раз нарушались российской стороной .

Безусловно, действия российских войск в Чечне, наряду с другими важнейшими международными событиями отмеченного периода (поддержанная странами-членами НАТО политика расширения альянса, активное вмешательство США и блока НАТО в ситуацию вокруг бывшей Югославии и др.), негативно сказались на системе отношений и доверии между Россией и ее западными партнерами. Однако различия во взглядах не стали еще непреодолимыми препятствиями на пути к партнерству Москвы с Вашингтоном и европейскими странами. В результате по вопросу о дальнейшей судьбе ДОВСЕ, в конечном счете, возобладали позиции сторонников адаптации договора к новым условиям. Они в целом были поддержаны руководством США, России и большинства европейских стран.

Процесс адаптации Договора, стартовавший в 1996 г., развивался в два этапа. В первую очередь, в ходе прошедшей 15-31 мая 1996 г. в Вене первой конференции стран - участниц ДОВСЕ был принят так называемый «фланговый документ», изменивший конфигурацию российской фланговой зоны в сторону ее уменьшения. В соответствии с приложением к Итоговому документу конференции, из фланговой зоны были исключены Псковская, Волгоградская, Астраханская области, восточная часть Ростовской области и коридор на юге Краснодарского края [2]. Одновременно в течение трех лет (в 1996-1999 гг.) велись консультации по различным вопросам, связанным с модификацией договора, которые завершились в ноябре 1999 г. выработкой Соглашения об адаптации ДОВСЕ.

Это соглашение, подписанное 30 странами-участницами договора 19 ноября 1999 г. на саммите ОБСЕ в Стамбуле, в значительно степени устранило сложившиеся перекосы в уровнях вооружений различных европейских государств. Вместо блоковой системы квот в адаптированном ДОВСЕ были введены национальные предельные уровни (НПУ) для каждой страны-участницы по пяти категориям обычных вооружений, подлежащим сокращению; тем самым был закреплен переход от блоковых к национально-территориальным принципам регулирования уровней ограничиваемых Договором вооружений и техники (ОДВТ). В адаптированном ДОВСЕ было зафиксировано, что крупные пересмотры НПУ допускаются только в рамках конференции участников Договора не чаще, чем раз в пять лет, а увеличения НПУ менее чем на 20% возможны лишь в случае представления соответствующих уведомлений не менее чем за 90 суток до планируемой передислокации войск/сил. Помимо национальных уровней, были утверждены также территориальные предельные уровни (ТПУ) для государств-участников по трем категориям вооружений (танки, ББМ и артиллерия), включающие в себя не только национальные вооружения данного государства, но и дислоцированные на его территории вооружения других стран.

Позиция России в рамках адаптированного ДОВСЕ нашла отражение в следующих положениях Договора. Во-первых, были учтены российские требования по увеличению количества разрешенных Договором вооружений в российской фланговой зоне. Например, российская квота по ББМ в регулярных частях на флангах увеличена почти в четыре раза - с 580 до 2140 единиц. Предельные уровни по танкам во фланговой зоне составили 1,3 тыс. единиц (прежний уровень - 700) и артиллерии - 1680 единиц (прежний уровень - 1280). Во-вторых, учитывая интересы российской стороны, пониженные территориальные уровни были приняты для ОДВТ Польши, Венгрии, Чехии и Словакии. Кроме того, режим договорных ограничений был дополнен политическими обязательствами НАТО не размещать на постоянной основе силы альянса на территории своих новых членов (эти обязательства, однако не были зафиксированы в итоговых документах).

Отдельно хотелось бы упомянуть о подписанных Россией на саммите ОБСЕ в Стамбуле соглашениях по выводу военных баз из Грузии и Молдовы, поскольку именно этот вопрос сыграл впоследствии ключевую роль в разрастании кризиса вокруг ДОВСЕ. По Молдове, согласно приложению 13 Заключительного акта Стамбульской конференции государств-участников ДОВСЕ, было зафиксировано, что она «отказывается от своего права принимать временное развертывание на своей территории в силу положений ее конституции, которые регулируют и запрещают любое присутствие иностранных военных сил на территории Молдовы». В то же время было отмечено, что переговоры о выводе войск и вооружений должны происходить с учетом необходимости урегулирования приднестровско-молдавского конфликта. Что касается Грузии, то согласно приложению 14 Заключительного акта, были закреплены обязательства России не позднее 31 декабря 2000 г. «сократить уровни своих ОДВТ, находящихся на территории Грузии», до 1 июля 2001 года – «расформировать и вывести российские военные базы Гудаута и Вазиани», и в течение 2000 г. «завершить переговоры о сроках и порядке функционирования российских военных баз Батуми и Ахалкалаки и российских военных объектов на территории Грузии» [15].

Как отмечает директор Института стратегических оценок, участник переговоров по ДОВСЕ 1999 года С.К.Ознобищев, эти два двусторонних соглашения «были подписаны практически явочным порядком, когда к прибывшему на саммит в Стамбуле Ельцину пробились молдавский президент Петр Лучинский и Эдуард Шеварнадзе» [5]. Таким образом, несмотря на то, что саммит ОБСЕ был в самом разгаре, существовали возможности отказа или переноса сроков обсуждения инициатив с выводом войск из Молдовы и Грузии, однако Президент России Б.Н.Ельцин от такого пути отказался, учитывая, что это был один из последних крупных международных форумов с его участием перед планируемой отставкой в конце 1999 г. Проявленная в очередной раз уступчивость российского руководства позволила в дальнейшем «поднять на щит» стамбульские договоренности России как необходимое условие для ратификации странами НАТО Соглашения об адаптации ДОВСЕ.

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com