Перечень учебников

Учебники онлайн

8.6. Внешнеполитические приоритеты Великобритании

В 1948 г. У. Черчилль обнародовал теорию «трех сфер (окружностей)», в соответствии с которой основными направлениями британской внешней политики являлись отношения с США, с Содружеством и Европой; при этом первая сфера основывалась на военном союзе, вторая — на истории и «общей крови», третья же — всего-навсего на географии. Таким образом, лидер консерваторов сформулировал первичную иерархию внешнеполитических приоритетов, однако на протяжении послевоенных десятилетий расклад внутри «трех сфер» неоднократно менялся. В 1940-е гг. Британия еще оставалась великой державой, но ее международная миссия из глобальной на глазах превращалась в региональную, а в 1950–1960-х гг. за Соединенным Королевством уже прочно закрепился статус «великой державы второго плана». Утрата Британией позиции мирового лидера в наибольшей степени сказалась на второй сфере — связях с Содружеством. Сразу же после окончания Второй мировой войны начался стремительный распад Британской империи и сокращение ее сфер влияния. Участие Великобритании в «тройственной агрессии» против Египта (Суэцкий кризис 1956) положило конец ее доминированию на Ближнем Востоке. В 1960 г. с провозглашением независимости сразу 17 государств Африки Г. Макмиллан, выступая в Кейптауне, признал неизбежность деколонизации. Его преемник Г. Вильсон в 1967 г. взял курс на сворачивание военного присутствия «к востоку от Суэца», а в 1968 г. упразднил министерство по делам Содружества, объединив его с Форин-офис. Само Содружество постепенно становилось все менее централизованным: в 1949 г. в его рамках был отменен основополагающий принцип верности короне — отныне британский монарх являлся лишь символом, но необязательно главой государств-членов. Бывшие колонии и доминионы все чаще не принимали в расчет интересы метрополии и даже оказывали на нее давление. Например, по настоянию африканских членов Содружества Лондон пошел на исключение из него ЮАР в 1961 г. Несмотря на снижение общей роли Содружества во внешней политике, Соединенное Королевство старалось по мере возможности сохранять патерналистскую линию в отношении бывших владений. Так, когда с вступлением Великобритании в В. прекратила свое действие система имперских преференций, Лондон добился от европейских партнеров подписания льготных соглашений со странами Содружества. Последней яркой вспышкой британского империализма стала война с Аргентиной (1982) из-за спорных Фолклендских или (аргентинская версия) Мальвинских островов в южной части Атлантики. В ответ на захват островов аргентинскими вооруженными силами Лондон провел стремительную и успешную военную кампанию, в течение нескольких недель возвратив спорную территорию. Этот эпизод скорее служил удовлетворению имперских настроений среди населения — к началу 1980-х гг. Великобритания уже, разумеется, не могла рассматривать свою внешнюю политику сквозь призму обширной империи. Принято считать, что уход англичан из Гонконга в 1997 г. ознаменовал собой безоговорочный отказ Великобритании от ее имперской роли. С приходом к власти лейбористов в 1997 г. роль Содружества во внешней политике Великобритании начала возрастать, поскольку новый премьер-министр Э. Блэр стремился вернуть Британии статус мировой державы. Великобритания сыграла ключевую роль в решении проблемы долгов беднейших стран Содружества — в 1997 г. правительство заявило о списании долгов на сумму 132 миллиона фунтов стерлингов, а в 2002 г. по инициативе Лондона аналогичное решение было принято на саммите «Группы восьми». В 2000 г. Блэр в рамках «Большой восьмерки» выступил с предложением «Плана Маршалла для Африки», предполагавшим оказание масштабной помощи беднейшим странам.

Первая и третья сферы, в отличие от второй, за послевоенные десятилетия не утратили своего ключевого значения: при этом «особые отношения» с США за послевоенные десятилетия не подвергались качественной ревизии, в то время как позиция Лондона в вопросах европейской интеграции претерпела серьезнее изменения. Важнейшим направлением атлантического партнерства, сложившегося в годы Второй мировой войны, стало взаимодействие в сфере ядерных разработок. Оно было зафиксировано в Квебекском соглашении (1943), по условиям которого американский и британский ядерный проекты объединялись, и обе державы давали друг другу обязательство не применять ядерное оружие без согласия партнера. В 1958–1962 гг. Великобритания и США заключили ряд соглашений по вопросам поставок ядерных компонентов и базирования американских подводных лодок, ставивших Лондон в привилегированное положение по сравнению с другими членами НАТО. В 1962 г. было подписано соглашение в Нассау, в соответствии с которым американцы предоставили Великобритании ракеты «Полярис» для подводных лодок, составивших основу британского ядерного потенциала.

В 1940-е гг. Великобритания довольно охотно шла на сотрудничество с США в области безопасности и обороны: Лондон не готов был отказаться от своей глобальной миссии, но нуждался в союзниках. Ослабленная войной и внутренне нестабильная Франция явно не годилась на эту роль, поэтому англичане рассчитывали использовать американскую военную силу для закрепления своего влияния в послевоенном мире. Из этих соображений Великобритания пошла на превращение созданного в 1948 г. пятью европейскими государствами Западного союза (Брюссельского пакта) в военный альянс с Америкой (НАТО). Если в военно-стратегической сфере англо-американский союз хотя бы на первых порах напоминал партнерство равных, то в экономической сфере между двумя державами уже в 1945 г. сложилась ситуация зависимости. В августе 1945 г. США без предупреждения прекратили поставки Великобритании по ленд-лизу, что вынудило Лондон сразу же обратиться к своему союзнику за займом, который был предоставлен на крайне невыгодных условиях. С утратой Британией статуса великой державы «особые отношения» становились все более ассиметричными — известный афоризм Г. Макмиллана «Греция это Британия, Рим — это США» прикрывал растущее беспокойство англичан по поводу иерархизации союза с США. Частичное выравнивание «особых отношений» наступило в 1980-е гг., поскольку в тандеме Тэтчер — Рейган «Железная леди» нередко играла ведущую роль. Великобритания получила одобрение своих действий со стороны США в ходе Фолклендской войны и в свою очередь не раз заявляла о согласии с принципами «доктрины Рейгана». В 1980 г. Великобритания и США подписали соглашение о поставках американских ракет «Трайдент», заменивших «Полярис» в качестве основы британского ядерного сдерживания. В 1990 г. Британия была единственным постоянным членом Совета Безопасности, безоговорочно выступившим в поддержку американской инициативы по проведению силовой операции против Ирака. Британский военный контингент, направленный в Персидский залив, был вторым по численности после американского. Тем не менее на протяжении 1980–1990-х гг. между партнерами неоднократно возникали разногласия: Соединенное Королевство, балансирующее между интересами США и ЕЭС, нередко оказывалось между двумя стульями. В вопросах валютно-финансовой политики, торгово-экономических отношений с СССР, оценки ситуации на Ближнем Востоке Лондон чаще принимал сторону Брюсселя, чем Вашингтона. Например, в 1982 г. Тэтчер отказалась поддержать американский запрет на поставки оборудования для строительства газопровода Сибирь — Западная Европа, что в итоге вынудило США отказаться от эмбарго. С приходом к власти в 1997 г. «новых лейбористов» фокус «особых отношений» сместился в сторону военно-стратегического сотрудничества. Лондон поддержал решение США о бомбардировках Афганистана и Судана в 1998 г., вместе с ВВС США участвовал в нанесении бомбовых ударов по Ираку (1998, 2000, 2001), в военной кампании в Косово (1999). В 2001 г. Британия вместе с союзниками по НАТО инициировала операцию в Афганистане, а в 2003 г. британские вооруженные силы приняли активное участие в военных действиях в Ираке, что в итоге стоило Блэру резкого падения популярности. Косово, Афганистан и Ирак не случайно получили название «войны премьер-министра» — во всех случаях Великобритания играла вторую скрипку после США. Консерваторы, пришедшие к власти в мае 2010 г., подтвердили намерение поддерживать «нерушимый альянс» с Вашингтоном, но без «рабской покорности». Англо-американские отношения на протяжении послевоенных десятилетий представляли собой пример континуитета и надпартийности в британской внешней политике: несмотря на определенные разногласия (Тэтчер называла их «семейными ссорами») и явную асимметрию, представители обеих партий традиционно рассматривают союз с США как одну из основ международного статуса Великобритании.

Совершенно иная ситуация сложилась на европейском направлении британской внешней политики: здесь можно наблюдать и партийную специфику, и сомнения в целесообразности активного участия в европейской интеграции. Великобритания традиционно является «европейцем поневоле» и считается оплотом евроскепсиса; мотивы ее членства в ЕС всегда были сугубо прагматичными, и «европейская идея» хотя и не была абсолютно чужда британской политической мысли, но все же не получила здесь широкого распространения. В 1950 г. лейбористское правительство К. Эттли отвергло «План Шумана» в силу ряда причин, как экономического, так и политического характера. Английские социалисты, впервые сформировавшие устойчивое правительство, опасались потерять достигнутое в союзе с капиталистическими экономиками: британская сталелитейная и угольная промышленность к 1950 г. уже были национализированы, что делало нецелесообразным их слияние с французской и немецкой инфраструктурой. Многие британские политики полагали, что участие в европейском проекте подорвет стерлинговую зону и в целом будет способствовать размыванию связей с Содружеством. Концепция «третьей силы» (создания третьего, альтернативного США и СССР, полюса в Европе), обсуждавшаяся во второй половине 1940-х гг. как возможный сценарий для послевоенной Британии, в 1950 г. окончательно уступила место атлантизму (идее союза с США). Великобритания, однако, довольно скоро почувствовала себя на обочине европейской политики: ее беспокоило экономическое и политическое возвышение Германии, а также поддержка интеграции Вашингтоном. В 1961 г. правительство Макмиллана подало первую заявку на членство в ЕЭС: ее, как и вторую 1967 г., заблокировал Ш. де Голль, не желавший видеть в составе Единой Европы «троянского коня США». В 1973 г. Великобритания стала членом ЕЭС с третьей попытки, благодаря усилиям консерватора Э. Хита. Вступление в «Общий рынок» не рассматривалось в Великобритании как однозначный успех правительства Хита: у многих англичан европейская интеграция вызывала негативные ассоциации, поскольку Британия присоединилась к ней в период нефтяного кризиса. Британцы стали чаще проводить отпуска на континенте, европейские марки автомобилей завоевывали популярность на английском рынке, однако жители Соединенного Королевства по-прежнему не мыслили в терминах «общей европейской судьбы». Весьма жесткую позицию в отношении европейской интеграции заняла М. Тэтчер, сразу же давшая понять Европе, что не допустит никакого ущемления национальных интересов. Свое видение Европы как свободного союза свободных рыночных государств она сформулировала в знаменитой речи в Брюгге (1988); «Железная леди» заявила о неприятии идеи европейского «супергосударства» и о нежелании участвовать в европейской социальной и сельскохозяйственной политике. В 1984 г. ее стараниями был урегулирован вопрос о «британском чеке»: взнос Великобритании в бюджет ЕЭС был сокращен, Лондон получил компенсацию за переплату в предыдущие годы, взамен Британия отказывалась от помощи в рамках аграрной политики «Общего рынка». Тэтчер выступала категорически против участия Лондона в европейской валютной системе, что привело к открытой конфронтации с председателем еврокомиссии Ж. Делором, конфликту внутри партии консерваторов и уходу Тэтчер с поста лидера в 1990 г. Новый премьер-министр Дж. Мейджор попытался загладить негативный эффект, произведенный его предшественницей: на встрече с канцлером Германии Г. Колем он заявил о желании Британии «быть в сердце Европы». В 1992 г. Великобритания подписала Маастрихтский договор, но без Социальной главы, устанавливавшей общие правила трудовых отношений и социального обеспечения в странах ЕС. Благодаря усилиям Мейджора из текста договора изъяли слово «федеральный». Евроскептицизм в среде консерваторов был слишком силен, чтобы Мейджор мог позволить себе серьезные шаги, не опасаясь за свое положение лидера. Партией, развернувшей Британию лицом к Европе, оказались лейбористы, которые после прихода к власти в 1997 г. предприняли ряд поспешных мер для снижения напряженности между Лондоном и Брюсселем. Великобритания подписала Амстердамский договор и Социальную хартию и достигла консенсуса с Францией в вопросах европейской обороны, однако в вопросе участия в валютном союзе Лондон проводил политику оттягивания. На рубеже веков в Соединенном Королевстве развернулась оживленная дискуссия о преимуществах и недостатках вхождения в еврозону: еврооптимисты говорили о новых рабочих местах, евроскептики же играли на национальных чувствах («наше золото утечет к немцам») и приводили статистику, доказывающую, что экономически Британии выгодно сохранение фунта. Столь же неопределенную позицию Лондон занял в вопросах принятия Европейской конституции, однако правительство Г.Брауна предпочло все же ратифицировать Лиссабонский договор. Консерваторы, сменившие «новых лейбористов» в 2010 г., практически сразу объявили 5-летний мораторий на введение евро и выразили намерение в европейской политике ориентироваться не на франко-германский тандем, а на проамерикански настроенную Восточную Европу. Европейская политика Великобритании, таким образом, представляет собой набор тактических мер, призванных решить двойную задачу: сохранить политическую и финансово-экономическую самостоятельность, не теряя при этом контроля над происходящим в Европе.

Вопросы

1. Роль восточно-европейских стран в экономическом потенциале ЕС.

2. Какие изменения происходят в ЕС со вступлением в силу Лиссабонского договора о реформировании?

3. Каковы изменения стратегической концепции НАТО после окончания холодной войны?

4. Назовите основные приоритеты внешней политики Франции в XXI в.

5. Каковы демографические проблемы Франции?

6. Каковы основные проблемы подписания нового соглашения о сотрудничестве РФ и ЕС?

7. Назовите основные сферы внешней политики Великобритании.

8. Какова роль Германии в развитии европейских интеграционных процессов?

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com