Перечень учебников

Учебники онлайн

Вопросы формирования коалиций

Вывод войск НАТО из Афганистана ставит сложнейшую (и дорогостоящую) проблему укрепления таджикско-афганской и узбекско-афганской границы и постоянного дежурства боеспособных элементов сил КСБР и КСОР ОДКБ к северу от афганской границы. Собственно, сценарии учений КСБР и КСОР и сейчас строятся на отражении предположительных прорывов с юга отрядов талибов.

Необходимо провести серию консультаций ОДКБ и НАТО, России и НАТО по постепенной и согласованной, растянутой во времени процедуре снижения вовлеченности НАТО и повышения вовлеченности других акторов в афганское урегулирование и стабилизацию. Контингенты стран ОДКБ не должны входить на афганскую территорию. Но после возможного сворачивания международной коалиции остается немало «зависающих» задач на афганском направлении, которые могут быть решены ОДКБ и с собственной центральноазиатской территории. Например, расширение программ переучивания афганской полиции, ремонт и эксплуатация вертолетной техники советского производства, сохранение «северного транспортного маршрута» для поддержания и снабжения миссий ООН, Красного Креста и других международных организаций в Афганистане.

В среднесрочной перспективе в процессе постепенного вывода войск международной коалиции из Афганистана вероятна угроза дальнейшего роста наркотрафика и дестабилизации обстановки в Центральноазиатском регионе. Поэтому предполагается, что интересы стран ЦА заключаются в сохранении военного присутствия сил международной коалиции в течение достаточно длительного периода для полной стабилизации обстановки.

Ни Россия, ни другие члены ОДКБ или ШОС не готовы и вряд ли будут готовы отправить свои контингенты для участия в операциях на территории Афганистана. Кроме того, любое предположение об участии России в афганской миссии вызовет в Афганистане негативную реакцию. Местное экспертное сообщество высказывает мнение, что любое потенциальное российское участие приведет к мобилизации и объединению разнородных сил для борьбы с Россией, чтобы «отомстить за прошлое».

Формирование региональных коалиций ОДКБ с другими международными структурами (будь-то ШОС или НАТО) для борьбы с «афганской угрозой» возможно, но в рамках зоны своей ответственности без размещения контингентов на территории Афганистана. Отметим, что целесообразно формирование коалиций не отдельных государств, а именно региональных организаций. Основными задачами коалиций могут стать: борьба с наркотрафиком; противодействие вылазкам исламистских экстремистов с территории Афганистана в соседние страны для дестабилизации обстановки в ЦА; усиление режима пограничного контроля и «запечатывание» границы в случае необходимости.

Задачи постконфликтного урегулирования в Афганистане взаимосвязаны, и их нужно решать в комплексе. Например, наркоторговля - одна из острых проблем не только для стран-«получателей» наркотиков, но для перспектив развития обстановки в самом Афганистане, в том числе с учетом финансовых аспектов. Соответственно, нужно решать не только проблемы пресечения наркотрафика, но и развития агропромышленного комплекса Афганистана, переквалификации населения. Известно, что до начала нынешней серии конфликтов страна экспортировала различные сельхозпродукты. Поэтому от заинтересованных стран потребуются серьезные вложения в агропромышленный комплекс Афганистана.

Однако, и этих мер будет недостаточно. Необходимо взаимодействие по самому широкому комплексу вопросов борьбы против наркобизнеса. Оно должно затрагивать дальнейшее налаживание сотрудничества международных организаций, включая ОДКБ, в том числе по линии спецслужб, финансовых структур и др. Противодействие угрозам наркотрафика представляется одним из центральных вопросов международного взаимодействия.

Если оценивать нынешнее развитие связей между Россией и США, Россией и НАТО по Афганистану, то оно затрагивает прежде всего четыре сферы. Во-первых, интенсивные консультации по поводу будущего Афганистана. Во-вторых, «северный транзитный коридор». В-третьих, борьба с наркотиками. В-четвертых, сотрудничество в рамках Совета Россия-НАТО с преимущественным вниманием к подготовке в России (на базе Института повышения квалификации МВД) афганских полицейских, специалистов по борьбе с наркотиками, а также вопросам обслуживания афганского вертолетного парка.

Как представляется, для комплексного решения данных проблем треков Россия- НАТО и Россия-США будет недостаточно. Рано или поздно возникнет потребность в налаживании полноценного сотрудничества с ОДКБ. Организация имеет серьезный опыт и потенциал для внесения важного вклада на этом сложнейшем направлении работы.

Судя по заявлениям официальных лиц США и НАТО, они не против консультаций с ОДКБ по Афганистану, включая антинаркотическую тематику. Тем более, что Вашингтон и Брюссель (как и Россия) находятся в поисках дополнительных региональных партнеров, помимо Пакистана, для решения афганской проблемы, а также новых способов взаимодействия. Но при этом делается традиционная ссылка на то, что США и НАТО нужно «понять практический смысл» сотрудничества с Организацией, «выяснить, что может быть достигнуто» с ее помощью. В этой связи, даже с учетом скептических мнений о том, что за такого рода ссылками скрывается по-прежнему нежелание Брюсселя и Вашингтона к налаживанию сотрудничества с Организацией, было бы целесообразным вновь поднять вопрос о возможностях ОДКБ в урегулировании ситуации в Афганистане и вокруг него с конкретными предложениями. При этом, естественно, следует исходить из того, что ОДКБ не делает какого-то «подарка», а исходит из собственных интересов и озабоченностей.

В рамках Организации действует Рабочая группа по Афганистану при Совете министров иностранных дел (СМИД) ОДКБ. По этой лини ведется анализ ситуации, прорабатываются предложения по содействию постконфликтному восстановлению Афганистана, включая противодействие исходящим из этой страны наркотической и террористической угрозам.

Как уже отмечалось, создан Координационный совет руководителей компетентных органов государств-членов по противодействию незаконному обороту наркотиков. Продолжается совместная работа, нацеленная на создание и укрепления антинаркотического и финансового «поясов безопасности» вокруг Афганистана, повышение эффективности механизмов по противодействию незаконному обороту наркотиков в рамках операции «Канал».

В июне 2010 г. принято Совместное заявление президентов России и США по Афганистану, в котором впервые зафиксирована готовность сторон изучить возможность налаживания сотрудничества международной коалиции и ОДКБ на антинаркотическом треке.

Руководство Организации видит значительное количество направлений, по которым возможно взаимодействие с НАТО. Среди них, помимо собственно ситуации в Афганистане, выделяются такие направления, как: противодействие политическому и религиозному экстремизму; кризисное реагирование; совместная работа по ликвидации чрезвычайных ситуаций. Несложно заметить, что почти все они прямо или косвенно затрагивают именно афганскую тематику.

Сотрудничество по этой проблематике, на стыке общих для стран ОДКБ и НАТО угроз позволяет, по меньшей мере, задуматься над вопросами оптимизации и специализации взаимодействия. Принимая во внимание ослабление роли традиционного военного фактора в отношениях, например, между НАТО и многими членами ОДКБ, можно было бы обсудить, какой инструментарий нужен, на какую структуру возложить большую роль, проработать модальности взаимодействия нескольких организаций для решения проблем, список которых возможно составить или спрогнозировать совместно.

В свою очередь, при таком подходе нужно работать над системой совместного реагирования на реальные вызовы через призму ситуации в Афганистане. Речь идет, в том числе, о подтверждении определенных взаимных обязательств в различных вариантах ситуаций. Это касается не только взаимодействия между ОДКБ и НАТО, но относится и к подключению таких структур, как ШОС и других заинтересованных в стабилизации этого региона организаций.

Основными задачами коалиции ОДКБ и ШОС по сотрудничеству на афганском направлении могут быть задачи отчасти актуальные и для других возможных коалиций. К ним, вновь отметим, относятся: борьба с наркотрафиком; противодействие вылазкам исламистских экстремистов с территории Афганистана в соседние страны с целью дестабилизации обстановки в цен- тральноазиатском регионе; усиление режима пограничного контроля и охраны границы; оказание технической поддержки афганским министерствам и ведомствам - помощь в воссоздании экономической инфраструктуры на территории Афганистана, обучение сотрудников таможенных, пограничных, антинаркотических и прочих служб, военно-техническое сотрудничество.

Несмотря на то, что пересекающийся состав организаций во многом снижает эффект от создания коалиции, участие в совместных действиях именно организаций, а не отдельных государств позволит повысить эффективность ОДКБ и ШОС на международной арене. Коалиция позволит им отработать механизм взаимодействия и будет способствовать разграничению дублирующих функций в сфере борьбы с новыми вызовами и угрозами.

Возникновению коалиции ОДКБ и ШОС должна предшествовать тщательная разработка механизмов правового и практического взаимодействия двух структур. Напомним, что в настоящее время между ОДКБ и ШОС существует лишь Меморандум о взаимодействии на уровне секретариатов, который предполагает только обмен информацией.

Функции ОДКБ и ШОС в сфере борьбы с новыми вызовами и угрозами во многом пересекаются и дублируются. При этом именно ОДКБ имеет реальные механизмы борьбы с этими угрозами. ШОС же, хотя и создавалась на основе переговоров по приграничному урегулированию, в настоящее время сосредоточилась на решении общеполитических и экономических вопросов. Вместе с тем, создание коалиции ОДКБ и ШОС по противодействию афганской угрозе может иметь значимые преимущества для обеих организаций в случае объединения реально работающих механизмов ОДКБ с международно-политическим весом ШОС.

Сложной правовой и политической задачей станет создание реально работающего механизма принятия совместных решений в рамках коалиции ОДКБ и ШОС. Вместе с тем, пересекающийся состав членов фактически сведет основные дискуссии к обсуждению готовности Китая взаимодействовать со структурами ОДКБ. (Россия, Казахстан, Киргизия, Таджикистан входят в обе организации, в ОДКБ не входит Китай, а в ШОС - Армения). При создании общих механизмов или структур придется также принимать во внимание несколько скептическое отношение структур ОДКБ и ШОС друг к другу.

Белоруссия как член ОДКБ выступает против участия своих военнослужащих в операциях вне своей территории и в целом не заинтересована в активизации деятельности Организации на афганском направлении. Вместе с тем, Белоруссия получила недавно статус партнера по диалогу в рамках ШОС и уже несколько лет активно стремится получить статус полноправного члена. Таким образом, если операции по противодействию афганской угрозе в рамках только ОДКБ могут не привлечь Белоруссию, то совместные операции ОДКБ-ШОС с большей вероятностью позволят обеспечить участие Минска, т.к. Белоруссия в рамках действий коалиции сможет продемонстрировать свою «полезность» для ШОС. (В настоящее время решено, что, несмотря на конституционные ограничения, белорусские военнослужащие (кроме срочной службы) все же могут принимать участие в действиях вне территории своей страны, но только по решению президента и при условии их личного согласия).

Участие КНР в военных операциях на территории других членов ШОС представляется крайне маловероятным. Китай пойдет на применение вооруженных сил только на своей территории и в случае серьезной дестабилизации в Центральной Азии, которая создаст реальную угрозу распространения нестабильности на Синьцзян-Уйгурский автономный район. С учетом этого было бы более возможным подключать Китай не к усилению военных или пограничных компонентов, а к оказанию финансовой помощи на афганском направлении, в том числе по программам, ведущимся другими членами организации. Поскольку Китай не проявляет заинтересованности в борьбе с афганским наркотрафиком, привлечение Пекина возможно скорее под лозунгами борьбы с экстремизмом и дестабилизацией в регионе. Эффективным также может стать привлечение Китая к расширению работ по строительству объектов инфраструктуры на территории Афганистана.

Вероятным представляется привлечение такой формы поддержки региональной коалиции ОДКБ-ШОС со стороны международных и региональных структур и отдельных государств, как создание единого международного фонда развития Афганистана, вклад в который могли бы делать и отдельные государства, и региональные и международные организации (ООН, ОБСЕ, МВФ, ЕС, НАТО, ОИС и пр.). В настоящее время существует целый ряд разнотипных программ помощи Афганистану и создание единого фонда способствовало бы их упорядочиванию. Кроме того, средства из данного фонда предлагается выделять не только самому Афганистану, но и тем государствам и коалициям, которые готовы способствовать нормализации региональной обстановки и бороться с исходящими с афганской территории вызовами и угрозами. Например, на фоне очевидного нежелания НАТО, а также ЕС и ОБСЕ брать на себя ответственность за борьбу с афганским наркотрафиком существует интерес многих государств к проводимой ОДКБ антинаркотической операции «Канал». В этой связи расширению операции «Канал» и дальнейшему наращиванию ее эффективности может способствовать привлечение средств из созданного фонда.

Для более активного подключения потенциала ОДКБ на афганском направлении необходимо, чтобы Россия как ведущий член Организации имела более конкретное представление о вариантах развития ситуации в Афганистане в процессе сворачивания деятельности международной коалиции. Эти варианты должны быть подкреплены анализом возможных мер - как собственно российских, так и Организации в целом.

Вполне очевидно, это задача крайне сложная, в том числе ввиду сохранения высокого уровня неопределенности. Соответственно, в ходе разработки адекватного стратегического видения необходимы интенсивные консультации как с нашими союзниками по ОДКБ, ШОС, так и с НАТО и другими международными структурами. Такая работа, затрагивая комплекс мер на внешнеполитическом, военном, экономическом и другим направлениях, потребует от России серьезных экспертных и межведомственных усилий. Без экономической помощи, помощи в пост-конфликтной реконструкции северных провинций Афганистана, согласованной с другими международными акторами, подготовка к отражению проникновения афганских талибов в центральноазиатские страны-члены ОДКБ сама по себе не даст искомого результата. ОДКБ должна готовиться к долгосрочным программам на афганском направлении во взаимодействии с теми международными силами и организациями, которые составляют ядро постепенно отзываемой из Афганистана коалиции.

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com