Перечень учебников

Учебники онлайн

ВОЗРАСТАНИЕ РОЛИ РЕГИОНОВ В ПОЛИТИЧЕСКИХ ПРОЦЕССАХ МИРА

Ключевые слова: регионализация, глобализация, международная интеграция, дезинтеграционные процессы

Key words: regionalization, globalization, international integration, disintegration processes



В статье рассматриваются особенности современной международной системы во взаимосвязи с процессами регионализации. Автором сделана попытка описать взаимосвязь этих процессов с нарастающей глобализацией общественного развития. Кроме того, внимание уделяется различным сопутствующим регионализации феноменами политического развития в современном мире, к примеру, интеграции и дезинтеграции и др.



The article is devoted to modern international system depending on processes of regionalization. The author makes attempt to describe interrelation of these processes with rising globalization of social development. Besides, the attention is given to various accompanying phenomena of political development in the modern world, for example, to integration and disintegration, etc.



Возрастание роли регионов в политических процессах связано с трансформацией государственных и общественно-политических систем, международных и межнациональных отношений в мировом сообществе, которая стала наиболее интенсивной во второй половине ХХ века. Эксперты отмечают, что в первую очередь, это обусловлено изменением роли национального государства как политического актора. Оно становится неспособным с прежней эффективностью выполнять свои функции и вынужденно передавать значительную часть своих полномочий, с одной стороны, наднациональным организациям (например, Европейскому Союзу), а с другой – своим регионам [3, С. 45]. Это, в свою очередь, приводит к пересмотру государственного суверенитета в пользу интеграционных преобразований. Происходит это путем создания трансграничных регионов, а также, перераспределением управленческих функций в процессе делегирования политических полномочий от центра регионам.

А. Торкунов считает регионализм измерением многополярности. Он пишет, что при всей разноплановости, неодинаковых темпах развития и степени интеграции региональные группировки вносят дополнительные особенности в изменение геополитической карты мира. Более материализованным, по его мнению, является экономический регионализм в виде высокоинтегрированного Европейского Союза, других региональных образований различной степени интеграции – Азиатско-тихоокеанского экономического сотрудничества, СНГ, АСЕАН, Североамериканской зоны свободной торговли, аналогичных образований, зарождающихся в Латинской Америке и в Южной Азии. Хотя в несколько измененном виде, но сохраняют свое значение региональные политические институты, например Организация латиноамериканских государств и другие. Они дополняются такими межрегиональными многофункциональными структурами, как североатлантическое партнерство и др.[6]

Эту тенденцию развития международных отношений в последние годы, рост числа региональных торговых блоков, подчеркивают многие эксперты. Сейчас фактически каждая страна входит, по меньшей мере, в одну такую группировку. В последние 10 лет наряду с бурным количественным ростом наблюдаются также качественные изменения в характере договоренностей о региональной интеграции [7, C. 11].

Процесс регионализации идет не только «вширь», но и «вглубь». Так, девяностые годы ХХ столетия ознаменовались оживлением процессов регионализации в большинстве стран-членов Европейского Союза. Углубление европейской интеграции и рост влияния наднациональных институтов власти Союза, а также необходимость совершенствования системы государственного управления для проведения более эффективной внутренней политики государств, ведет к постепенной децентрализации власти, к наделению региональных властей все большими полномочиями. Наряду с расширением полномочий регионов происходит становление новых, выборных органов регионального значения, призванных действовать совместно с центральными властями и по их примеру [2, C. 85].

С другой стороны, наблюдаются и существенные качественные изменения в процессах сотрудничества и интеграции на глобальном, и особенно на региональном уровне. Для периода холодной войны в значительной степени было характерным сотрудничество, основанное на идеологических принципах. Это особенно проявлялось в военно-политической сфере; на региональном уровне – в поддержке сверхдержавами той или иной конфликтующей стороны.

С окончанием холодной войны эти принципы ушли в прошлое. Сегодня международное сотрудничество становится более сложным, комплексным феноменом. Оно строится на основе сложного переплетения интересов многих участников. Наряду с интеграцией в последние годы не менее интенсивно идут и дезинтеграционные процессы, - это подмечено многими авторами. Распались Советский Союз, Чехословакия, военно-политический и экономический союзы стран Восточной Европы. В ряде стран наблюдаются сильные сепаратистские тенденции: Молдова, Грузия, Сербия, Россия, Франция, (проблема Корсики), Канада (провинция Квебек). Проблемы схожего рода есть в Бельгии, Нидерландах, Испании.

Ряд исследователей объясняют все эти изменения действием процесса глобализации, трактуемого по-разному, в том числе и как:

– всеобъемлющее развитие информационных и коммуникационных технологий, превращающих межгосударственные границы в прозрачные;

– постоянно идущий исторический процесс, частным вариантом которого является географическое или экономическое освоение мира;

– резкое увеличение количества и главное влияния на мировой арене ТНА.

В характеристиках процессов глобализации можно проследить наличие взаимосвязей между глобализацией и регионализмом. Очевидно, что масштаб и уровень социально-экономического развития государства влияет на возможные выгоды для него от процессов глобализации. Но и в самих странах тенденции глобализации вызывают не одинаковые последствия в различных регионах. Можно сказать, что еще до глобализации интернационализации общественных отношений на общемировом уровне наблюдалась интернационализация этих отношений на уровне региональном – «регионализация».

Внутриполитические регионы все чаще выходят на региональный уровень, игнорируя национальные границы, в том числе, например, в рамках ЕС, а порой пытаются действовать и на глобальном уровне, в то время как международные организации активно вовлекаются во внутренние проблемы государств, в частности при урегулировании конфликтов. Один из примеров этого является активная деятельность ЕС, НАТО в Косовском кризисе. В результате все менее актуальными становится прежняя, жесткая дихотомия: внешняя политика – внутренняя политика, а нередко вообще происходит путаница с «зонами ответственности»[5, c. 38, c. 63].

В условиях глобализации сочетаются процессы концентрации-деконцентрации, централизации-децентрализации и делокализации-релокализации. Регионы различаются между собой уже не только по социально-экономическим параметрам, но также по «глокальному критерию» – включенности в глобальные потоки с одной стороны и развитию местной (в т. числе национально-культурной) самобытности – с другой. Развиваются взаимосвязи с региональными и глобальными партнерами на субгосударственном уровне, а не с государствами. Тем самым происходит оформление нового принципа территориальности без привычного разделения на «центры» и «периферии». По мнению американского исследователя Дж. Розенау в глобализирующихся регионах складывается партнерство, сотрудничество и «соуправление» (governance) между государственными и частными акторами (организациями предпринимателей, союзами работодателей, научно-исследовательскими учреждениями, общественными инициативами, некоммерческими, международными организации и т.д.).

Ряд экспертов противопоставляют тенденции «глобализация – регионализация». Такое представление основывается на:

– во-первых, – на представлении о регионализме как защитной реакции на вызовы глобализации;

– во-вторых, – на трактовке не только в качестве следствия глобализации, но и препятствия на ее пути.

В этой связи Л. Вардомский пишет, – «многие полагают, глобализм и регионализм разделяют не только отдельные противоречия; они находятся в состоянии борьбы с неопределенным исходом. В этой борьбе регионализм противостоит глобализму, отражающему рост целостности экономики в глобальном масштабе»[1].

Однако, на наш взгляд, более оправдано мнение о том, что утверждение о прямой связи между развитием регионализма и глобализацией вряд ли оправдано. Феномен регионализации имеет более глубокие корни. Подтверждением служат многочисленные исторические примеры «объединительных» проектов и опыт их осуществления в разных частях света [4]. Регионализм можно рассматривать как эффективный способ упорядочения отношений в рамках расширяющегося и утрачивающего прежнюю стабильность пространства.



1. Вардомский Л. Б. Между глобализмом и регионализмом: Проблемы и тенденции регионализации постсоветского пространства// Полития. – №1. – Весна. – 2002. – С. 65-83.

2. Каракчиев П. О. Региональная деволюция в Уэльсе Современная Европа. – 2007. – № 3. – С.85-98.

3. Косов Ю. В., Фокина В. В. Политическая регионалистика. СПб.: Питер, 2009. – 192 с.

4. Песцов С. К. Регионализм и система международных отношений. Вестник ДВО РАН. – 2005. – №2. – С. 60-72

5. «Приватизация» мировая политики: локальные действия – глобальный результат. Под ред. проф. М.М.Лебедевой. – М.: Голден-Би, 2008. – 280 с.

6. Современные международные отношения / Под ред. А.В.Торкунова. – М. : РОССПЭН, 2000. – 584 с.

7. Шифф М., Уинтерс Л.- А. Региональная интеграция и развитие М.: Весь Мир. 2005. – 384 с.

< Назад

Содержание
 
© uchebnik-online.com