Перечень учебников

Учебники онлайн

Второй Берлинский кризис. Советско-американские отношения

Как во второй половине 1950-х годов изменилась глобальная военно-стратегическая обстановка? Как на нее повлиял военно-технологический фактор?
2. По каким причинам американское ядерное оружие было размещено в Европе?
3. По каким причинам весной—летом 1958 г. обострились отношения великих держав по германскому вопросу?
4. Какие параметры позиции СССР по Западному Берлину были ужесточены в ноябре 1958 г.? Что такое «ультиматум Хрущева по Берлину»?
5. Какими итогами завершилась советско-американская встреча в Вене? Почему была построена Берлинская стена?
1. Советский Союз и США начали диалог по контролю над вооружениями. Москва на время перестала выдвигать нереалистичные программы полного разоружения, Вашингтон стал воспринимать советские предложения серьезней. В центр обсуждения были поставлены вопросы ограничения ядерных испытаний. Переговоры продвигались медленно, но в целом успешно. Предполагалось, что соответствующее соглашение удастся подписать приблизительно в середине 1957 г.
Военная стратегия США менялась - в том числе под влиянием европейских союзников, боявшихся, что в случае конфликта США и СССР именно они окажу гея его первыми жертвами. В декабре 1956 г. сессия совета НАТО одобрила новую стратегию альянса. В решениях совета говорилось о необходимости создать в Европе крупные сухопутные формирования, способные сдерживать ограниченные гипотетические удары СССР. В документах особо оговаривалось: ядерное оружие не должно применяться в небольших по масштабу, локальных конфликтах.
На декабрьской сессии 1956 г. обнаружилось стремление европейских стран расширить масштабы сотрудничества с Вашингтоном в ядерной области. Администрация США стала склоняться к предоставлению европейским союзникам права доступа к американскому ядерному оружию в чрезвычайных обстоятельствах. Соглашения с Советским Союзом, ограничивающие ядерные испытания, могли помешать налаживанию сотрудничества США с европейцами. Под влиянием союзников, обвинявших Вашингтон в пренебрежении интересами их безопасности, американская администрация ужесточила переговорную позицию в вопросе о ядерных испытаниях, затормозив их. Это спровоцировало демонстративную реакцию Москвы.
27 июля 1957 г. поступили сообщения об успешном испытании в СССР многоступенчатой баллистической ракеты. В октябре 1957 г. последовал успешный запуск первого в мире - советского - искусственного спутника Земли, способного выполнять полет по околоземной орбите. Это был крупный технологический прорыв. Межконтинентальная баллистическая ракета (МБР) была способна выносить боезаряд в околоземное пространство и поражать цели в любой точке Земли непосредственно с космической орбиты. Новое оружие ликвидировало стратегическую неуязвимость США.
Европейские союзники Соединенных Штатов, указывая на обнаружившееся превосходство Советского Союза, стали требовать от Вашингтона увеличения военно-технологической помощи. Со своей стороны администрация Д. Эйзенхауэра считала целесообразным помочь европейцам в создании «европейского ядерного оружия», с тем чтобы союзники Вашингтона смогли сформировать собственный потенциал ядерного противостояния Советскому Союзу и облегчили бы соответствующее бремя Соединенных Штатов. Ради этого Вашингтон был готов несколько расширить доступ европейских союзников к американским технологиям. Эта политика получила название «ядерного участия» или «ядерного распределения». Особенность этой политики состояла в том, что США, помогая западноевропейским странам в ядерной области, имели в виду создание не ядерного потенциала каждой из союзных стран в отдельности, а общего для Западной Европы потенциала ядерного сдерживания, который стал бы дополнением к ядерному потенциалу США.
Концепция «отбрасывания» и доктрина «массированного возмездия» в изменившихся условиях выглядели авантюристическими.
2. Страхи европейских стран по поводу возросшей мощи СССР были с большой серьезностью восприняты в Вашингтоне, где стали опасаться, что «запуганная Москвой» Европа откажется от партнерства с США.
Стремясь уверить Лондон в готовности США исполнять впредь свой союзнический долг перед Великобританией, американская сторона предложила включить в совместные документы пункт о «взаимозависимости» США и Британии в сфере обороны и безопасности. В подтверждение этого тезиса стороны подписали соглашение о размещении на Британских островах американских ракет воздушного базирования «Скайболр> среднего радиуса действия, которые должны были служить практической гарантией безопасности Британии в случае конфликта с СССР или угрозы со стороны Москвы, подобной той, которая прозвучала во время Суэцкого кризиса. Эти ракеты были оснащены ядерными боеголовками. За рамками договоренностей остался вопрос о том, кто имел право отдавать в чрезвычайной ситуации приказ о запуске американских ракет - премьер-министр Британии, на территории которой они находились, или президент Соединенных Штатов, которым они принадлежали. Оставшиеся неясности позволяли Британии рассчитывать на то, что фактически управлять американскими ракетами будет позволено ей. Д. Эйзенхауэр не подтверждал, но и не опровергал таких предположений.
Он был сторонником создания единого ядерного потенциала Западной Европы под командованием НАТО и не хотел способствовать созданию собственных ядерных сил каждой из западноевропейских стран, включая ФРГ Но ссориться с европейскими союзниками он тоже не намеревался.
Опасения европейских стран после создания советских МБР побудили США распространить «формулу взаимозависимости» на все страны НАТО. Соответствующее решение было принято на сессии совета альянса в декабре 1957 г. Оно сопровождалось договоренностями о размещении на территории еще нескольких стран НАТО, в том числе ФРГ, американского ядерного оружия и американских ракет, аналогичных тем, соглашение о которых было подписано между США и Британией ранее. В Италии были размещены ракеты «Тор», а в Турции - «Юпитер».
Решение о размещении американского ядерного оружия в Европе было воспринято в Москве как шаг к «ядерному вооружению» Западной Германии. Советская сторона требовала исключить ФРГ из круга стран, на территории которых оно могло размещаться. В последующие несколько лет в Западную Европу было ввезено около 500 единиц американского ядерного оружия, включая авиабомбы и ракетные боеголовки. По мнению даже западных экспертов, контроль над этим оружием фактически находился полностью в руках правительств принимающих стран, что давало основание Москве полагать, что размещение американского ядерного оружия в ФРГ будет означать допуск Западной Германии к ядерному оружию.
3. На решение совета НАТО в декабре 1957 г. разместить в Западной Европе и Турции американские ракеты и начать складирование ядерных боезарядов на территории западноевропейских стран, включая Западную Германию, Советский Союз дал асимметричный ответ: в январе 1958 г. Москва объявила о сокращении численности своих вооруженных сил на 300 тыс. человек, что было связано с высокими издержками на содержание армии, потребностью экономии! в рабочих руках и переосмыслением значимости неядерных сил в военной стратегии страны.
Жест Москвы должен был показать миролюбие намерений СССР и служить инструментом привлечения на сторону СССР общественного мнения западноевропейских государств, прежде всего ФРГ, в которой началась подготовка к ратификации соглашений о размещении на ее территории американского ядерного оружия. Советский Союз болезненно реагировал на восстановление военной мощи Западной Германии. Тактика советской дипломатии была построена на сочетании мирных инициатив в отношении объединения Германии на условиях ее нейтрализации с демонстрациями силы и угрозами в адрес западных стран.
Западные государства не отказывались от идеи укрепления своего блока в сотрудничестве с США и при постепенном увеличении военного потенциала Западной Германии. Но их движение в этом направлении было осторожным. Решимость противостоять Советскому Союзу у западных союзников присутствовала, но без крайней необходимости рисковать большой войной никто не хотел. Страны НАТО старались удержать конфронтацию с Москвой в контролируемых рамках и наращивать потенциал альянса таким образом, чтобы хотя бы формально это не выходило за пределы, достаточные для обороны. Ссылаясь на такие аргументы, в марте 1958 г. правительство ФРГ смогло убедить бундестаг ратифицировать соглашение о размещении на ее территории американских ядерных зарядов.
СССР расценил это решение как шаг к ядерному вооружению Западной Германии. В мае 1958 г. в Москве было проведено совещание стран-участниц ОВД, на котором была согласована тактика действий в германском вопросе. В июле 1958 г. ГДР выступила с предложением о заключении мирного договора с Германией, выдержанном в русле советской идеи об отказе обеих частей Германии от обладания ядерным оружием. Позиция Москвы, таким образом, смягчалась. Условие нейтрализации Германии было заменено более умеренным требованием недопущения ее ядерного вооружения.
4. В США проявления «мягкости» Москвы воспринимали как должное, а признаки жесткости - как знаки агрессивности намерений. Н. С. Хрущева «неблагодарность» американских политиков провоцировала на непродуманные шаги.
27 ноября 1958 г., советское правительство направило США, Великобритании и Франции ноту резкого содержания, смысл которой состоял в требовании в течение шести месяцев (до 29 мая 1959 г.) заключить мирный договор с Германией. В противном случае советское правительство намеревалось подписать отдельный мирный договор с ГДР и переложить на ее правительство ответственность за обеспечение особого статуса Берлина и гарантий доступа западных держав в западную часть города. К тому времени западные державы не имели с ГДР дипломатических отношений, а Западный Берлин де-факто функционировал как часть территории ФРГ, хотя официально это не признавалось Советским Союзом.
Из ноты следовало, что по истечении шести месяцев СССР перестанет считать себя связанным соглашениями, которые были заключены в предшествовавшие годы между ним и западными державами по Западному Берлину. Можно было ожидать, что перестанут выполняться договоренности об обеспечении доступа западных представителей на западноберлинскую территорию через территорию ГДР. На Западе советская нота была расценена как угроза возобновить блокаду города. В литературе ноябрьская нота получила название «ультиматума Хрущева по Берлину». Ряд авторов полагает, что с нее начался так называемый Второй Берлинский кризис, продолжавшийся до 1961 г. Хотя напряженность вокруг Западного Берлина в самом деле сохранялась в эти годы, применять термин «кризис» ко всему почти трехлетнему периоду нет оснований.
Ультимативный характер советской ноты был скоро дезавуирован советским правительством. 5 и 10 января 1959 г. оно сообщило руководителям США, Франции и Великобритании о том, что не настаивает на разрешении проблемы Западного Берлина в первоначально обозначенные сроки. Фактически ноябрьская нота 1958 г. стала рядовым изложением советской программы германского урегулирования. С января 1959 г. позиция Москвы стала еще мягче: СССР предлагал заключить мирный договор либо с создаваемой конференцией двух германских государств, либо даже с двумя существующими германскими государствами при условии согласия обоих признать послевоенные границы в Европе и отказаться от вхождения в военные блоки.
Характерной чертой дипломатии Н. С. Хрущева было стремление сначала попытаться «выйти на позицию силы», оказать психологическое давление на оппонента, а затем предложить ему относительно мягкую формулу компромисса. Эта тактика не всегда была плодотворной.
5. На излете Второго Берлинского кризиса Советский Союз предложил новому руководству США вернуться к обсуждению германского вопроса. Местом советско-американской встречи была избрана нейтральная территория - столица Австрии г. Вена. Советский Союз волновали два вопроса - признание восточных границ Германии и недопущение создания ядерного оружия в ФРГ. 3 июня 1961 г. встреча началась.
В отечественной и западной литературе принято считать, что на переговорах в Вене Н. С. Хрущев, превосходивший Дж. Кеннеди по возрасту и опыту, недооценил американского партнера, сочтя его «мягким» и «слабым». Советский лидер проявил ненужную полемичность и упустил шанс приблизиться к компромиссу. Н. С. Хрущев снова, сходно с тем, как он это сделал в 1958 г., жестко поставил вопрос о подписании мирного договора с Германией с включением в него статей, запрещающих создание в обеих частях страны ядерного оружия. Американской стороне было заявлено, что СССР считает весь Берлин территорией ГДР и не видит оснований для сохранения за западной частью города особого статуса.
Дж. Кеннеди согласился с необходимостью ограничить военную мощь Германии. Но он полагал, что лучшим средством для этого будет сохранение в Германии военного присутствия США на неопределенно долгий срок. В свою очередь это означало, по логике Дж. Кеннеди, сохранение статус-кво в Западном Берлине.
В принципе, позиции Москвы во всем, что не касалось статуса Западного Берлина, скорее соответствовали новым настроениям в Вашингтоне, чем противоречили им. Но вопрос о статусе Западного Берлина был принципиачьным. Кроме того, тон Н. С. Хрущева показался американской стороне вызывающим, советский лидер угрожал отказаться гарантировать права западных держав в Западном Берлине в случае промедления с принятием его предложений. Дж. Кеннеди тоже решил проявить твердость и заявил, что при необходимости Соединенные Штаты будут воевать из-за Западного Берлина. Подобного прямого обмена скрытыми угрозами и столь резкого разговора между лидерами двух стран прежде не происходило. Встреча положительных результатов не принесла.
Между тем, ситуация вокруг Западного Берлина была сложной. В западную часть города ежедневно устремлялись потоки перебежчиков из числа граждан ГДР. Сдержать их было невозможно. Западные дипломаты полагали, что вся Восточная Германия находится накануне общего восстания против коммунистов. 25 июля 1961 г. после возвращения из Вены в телеобращении к нации президент Дж. Кеннеди твердо повторил свою позицию, изложенную Н. С. Хрущеву: США будут воевать из- за Западного Берлина, если СССР попытается силой изменить статус города.
Но Советский Союз воевать не собирался. 13 августа 1961 г. за одну ночь было завершено давно начатое строительство бетонной стены вдоль границ Западного Берлина, но со стороны и по территории Восточного. Доступ в западную часть города был разрешен только через контрольно-пропускные пункты. Мер, затрудняющих доступ западных представителей в Западный Берлин, не предпринималось.
Эти действия были предприняты Советским Союзом в рамках собственной «зоны влияния». Их нельзя было представить как агрессию. Сооружение «берлинской стены» вызвало осуждение на Западе. Однако политическая реакция западных стран была сдержанной - ни Британия, ни Франция не предприняли энергичных мер в связи с действиями Москвы. Фактически действия СССР способствовали укреплению статус-кво в берлинском вопросе. Но германская проблема оставалась неурегулированной. Не был подписан мирный договор с Германией, а ГДР оставалась не признанной западными странами.
Минимум знаний
1. В середине - второй половине 1950-х годов актуальным стал вопрос об ограничении ядерных испытаний. Соответствующие переговоры были начаты между СССР и США, несмотря на неодобрение европейских союзников Вашингтона. Франция добивалась приобретения собственного ядерного оружия. Британия не желала передавать свое ядерное оружие под контроль НАТО. ФРГ стремилась создать условия для размещения на своей земле хотя бы американского ядерного оружия.
2. В 1957 г. в СССР была создана баллистическая ракете и США утратили свою стратегическую неуязвимость. США постепенно стали отходить от концепции «отбрасывания», считая неадекватным массированный ответ на локальный конфликт с СССР.
3. В 1958 г. советское руководство, не видя серьезных изменений в позиции западных стран по германскому вопросу, попыталось разрешить его, встаз на позицию силы. Западным странам был предъявлен «ультиматум Хрущева», согласно которому мирный договор с Германией должен был быть заключен в 6-месячный срок, в противном случае Москва снимала с себя ответственность за доступ западных стран в Западный Берлин. Через три месяца этот «ультиматум» был фактически дезавуирован самой советской стороной.
4. В июне 1961 г. состоялась советско-американская встреча в верхах в Вене, в ходе которой не удалось согласовать подходы к разрешению германского и западноберлинского вопросов. Произошла дальнейшая эскалация напряженности. В Берлине для пресечения массового исхода жителей восточной части города в западную была достроена «берлинская стена» (ограда из бетона, кирпича и колючей проволоки со смотровыми вышками).

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com