Перечень учебников

Учебники онлайн

Запад: США и Европа

Соотношение сил и сама ситуация с внешними игроками на БСВ динамичны. Возникают и исчезают экономические, политические и военные альянсы с меняющимся составом участников. Выходит на поверхность или временно сглаживается конкуренция внутри военно политических блоков. Лоббирование местных элит, отражающее их противостояние между собой, зачастую втягивает «великие державы» в конфликты, существенные не для них самих, но для их союзников и сателлитов. Появление в регионе новых и возвращение на мировую арену покинувших ее первые ряды государств, экономический и военный потенциал которых сопоставим с лидерами, все чаще нарушает сложившийся баланс сил. Свою роль играют такие межгосударственные альянсы, как ЕС, НАТО или ШОС, не говоря об ООН и других международных организациях. Однако, при всем значении для региона Японии, Китая, Южной Кореи, России, Индии, стран Юго Восточной Азии и Латинской Америки, главным из этих игроков является Запад. Сегодня бывшие метрополии: Великобритания, Франция, Италия и Испания, действуют в регионе с оглядкой на признанного лидера западного блока – США, экономических гигантов из Азии и Латинской Америки и своих соседей по Европе. Они вынуждены считаться с региональными игроками, амбиции которых подкреплены финансами, как у стран Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива, или вооруженными силами, как у Израиля, Ирана, Турции и Пакистана, а у Израиля и Пакистана еще и ядерным потенциалом. Их национальные интересы ограничены коллективной ответственностью в рамках НАТО, ЕС и (для Великобритании и Франции) Совета Безопасности ООН. Общеевропейская политика влияет на политику отдельных стран ЕС, а деятельность в рамках НАТО зависит от консенсуса между его членами до такой степени, что политика теряет логику, а военная деятельность – управляемость. И все же, несмотря на неразбериху и внутреннюю противоречивость, объединенная Европа, точнее, брюссельские евробюрократы, то идя в фарватере американской политики, то соперничая с ней, играют в регионе важную роль.

Интересы США глобальны, что отражено в доктрине национальной безопасности этой страны. На БСВ Соединенные Штаты заменили в качестве метрополии нового типа (влияние без ответственности) Великобританию, остающуюся ее главным союзником, ревниво относящуюся к ухудшению своего статуса Францию и главного соперника – СССР. Опора на рассредоточенные по региону военные базы, входящие в состав Объединенных командований – африканского и центрального, система отношений с вооруженными силами государств региона, уничтожение или нейтрализация противников, ограничение соперников и конкурентов – стандартные инструменты американской внешней политики. Предпринятая президентом Джорджем Бушем младшим в 2000 х годах попытка действовать в регионе без оглядки на мировое сообщество, ведя одновременную войну на нескольких фронтах, привела к перенапряжению американской военно политической системы. Экономический кризис, провал возглавляемых США коалиций в Афганистане и Ираке, умножение региональных угроз и внутриполитические причины заставили администрацию президента Барака Обамы сменить риторику, но практика ближневосточной политики Соединенных Штатов изменилась мало.

Объединенное центральное командование (ОЦК) вооруженных сил США отвечает за поддержание американских интересов в регионе, где сосредоточены 46?% мировых запасов природного газа, 64?% нефти и 34?% добываемой сырой нефти. В зоне его ответственности в настоящее время находятся более 160 тысяч американских военнослужащих. Пакистан и Афганистан – главная проблема США в регионе. Спустя 10 лет после начала ими там военных действий противостояние с талибами, «Аль Каидой» и другими исламистскими группировками проиграно, а борьба с производством и распространением наркотиков и не начиналась. Силовики Пакистана, на который США рассчитывали, как на главного союзника в борьбе с радикалами, полагают Индию главной угрозой и рассчитывают в противостоянии с ней на поддержку экстремистских исламистских группировок, в том числе ведущих в Афганистане активную антиамериканскую деятельность. Границы прозрачны. Ядерный комплекс Пакистана – главная угроза режиму нераспространения. Операции США против террористов на территории ИРП с применением беспилотных летательных аппаратов – БПЛА пакистанские военные расценивают как агрессию. Вооруженные силы Афганистана не в состоянии действовать без поддержки США, а Пакистана – достаточно сильны, чтобы не допускать вмешательства извне в зону своего контроля. Экономика АфПака без внешней помощи функционировать не может, а правительства и местные власти неэффективны и коррумпированы.

АфПак, однако, не единственная американская проблема на БСВ. Ситуация в Ираке нестабильна и все более зависит от Ирана. Сам Иран продвигается к овладению ядерным оружием, успешно сопротивляясь попыткам давления извне, обходя санкции и расширяя сферу своего влияния. Проблемы Йемена и Бахрейна могут распространиться на весь Аравийский полуостров. Падение режима Мубарака в Египте привело к усилению там исламистов, подавлению христиан и постепенной нормализации отношений Каира и Тегерана. Волнения в Иордании угрожают династии. Давление администрации Обамы на Иерусалим по вопросу ограничения строительства в израильских поселениях в попытке форсированного завершения палестино израильского урегулирования ухудшило отношения Израиля и США, уничтожив возможность продолжения палестино израильского диалога. Аравийские монархии финансируют исламских экстремистов в регионе и за его пределами. Турция демонстрирует самостоятельность, конфликтуя с Израилем, Кипром и ЕС. Исламисты в Ливии усиливаются, а волнения в Сирии развиваются отнюдь не к выгоде Соединенных Штатов. В Индийском океане расширяется деятельность сомалийских пиратов. Отношения с Россией портятся на глазах, блокируя возможность скоординированных действий в Совете Безопасности ООН. После этого нужно было бы сказать «а теперь хорошие новости», но их нет.

Объединенное африканское командование (АФРИКОМ) вооруженных сил США с октября 2008 г. контролирует 53 страны: Африку (кроме Египта) и прилегающие острова. Соотношение военных и гражданских чинов в командовании составляет три к одному, причем до четверти должностей занимают представители Госдепартамента, Агентства международного развития, министерств внутренней безопасности, юстиции, финансов, торговли и сельского хозяйства. Зона ответственности АФРИКОМ разделена Пентагоном на 5 частей, с характерным для военных – не только американских, чувством юмора названных: Север, Юг, Запад, Восток и Центр. Штаб находится за пределами региона, в комфортабельном Штутгарте. На единственной африканской базе США в Джибути, обеспечивающей американское военное присутствие в Северо Восточной Африке и Аденском заливе, находится штаб Объединенного тактического командования вооруженных сил США в районе Африканского Рога, в зону ответственности которого входят Джибути, Кения, Сейшельские острова, Сомали, Судан, Эритрея и Эфиопия. В «зону интересов» командования входит Йемен. АФРИКОМ использует базы США Аруба на Малых Антилах, Рота в Испании, Сиганелла в Италии, Суда Бей в Греции, Рамштайн в Германии и пункт базирования на британском острове Вознесения в Южной Атлантике. В военных миссиях в Африке находится около 1600 военнослужащих и гражданских специалистов. С 2005 г. Соединенные Штаты в рамках Транссахарской контртеррористической инициативы проводят учения «Операция Флинтлок» с армиями государств Магриба и Сахеля – кроме алжирской.

Волнения в арабском мире сместили акценты в обеспечении американских интересов на БСВ. Особую роль играет военно техническая инфраструктура, которой Пентагон располагает в регионе. На территории арабских государств в настоящее время размещено около 80 тысяч военнослужащих США. Группировка в составе 47 тысяч человек находится в Ираке, в составе командований Центр (штаб в Багдаде), Север (штаб в районе города Тикрит) и Юг (штаб на военно воздушной базе в Басре). Согласно официальным заявлениям руководства США, американские войска должны быть выведены из Ирака до конца 2011 г., оставив в стране около 150 военных инструкторов. Помимо них в Ираке продолжит действовать введенная в 2004 г. система охраны объектов, дипломатов и других граждан США с привлечением частных охранных фирм. Именно она более всего критикуется иракским правительством, возлагающим на американские ЧОПы ответственность за многие преступления, совершаемые в стране вооруженными гражданами США. По расчетам Бюро дипломатической безопасности Госдепартамента их штат, насчитывающий около 2700 человек, к моменту вывода американских войск из Ирака нужно будет увеличить до 6–7 тысяч. Отметим, что, несмотря на несопоставимость потерь, которые в результате интервенции в Ирак понесли Соединенные Штаты и местное население, для США военная кампания в Ираке не обошлась «малой кровью». С 20 марта 2003 г. по конец 2011 г. потери американцев в Ираке составили около 5000 убитых, более 32 000 раненых и 1 пропавший без вести.

Военно воздушные силы США используют для перелетов в зону Персидского залива аэродромы Иордании, по соглашению о доступе американских вооруженных сил на национальные военные объекты. Основные военные базы США в регионе расположены в зоне Персидского залива. Аэродромы в Катаре и ОАЭ, база в Кувейте и штаб 5 го флота военно морских сил Соединенных Штатов на Бахрейне рассчитаны на противостояние с Ираном. США расширяют на территории монархий Персидского залива сеть передовых баз складирования. Так, в Катаре на одной из крупнейших на БСВ спецбаз складированы бронетехника, артиллерия, средства противовоздушной обороны и связи, стрелковое оружие, снаряжение и имущество для бронетанковой бригады, а на базе Эс Салия расположен передовой командный пункт ОЦК. Американские вооруженные силы используют военно воздушную базу Эль Удейд, где находится командный пункт американских военно воздушных сил.

На Бахрейне, как сказано выше, дислоцирован штаб 5 го флота ВМС США (основы морских сил ОЦК) и его вспомогательная инфраструктура. В зону ответственности флота входят Персидский залив, Красное и Аравийское моря. Его оперативные группы базируются на военно морской базе Манама, там же размещен региональный передовой пункт управления Сил спецопераций армии США. Военно воздушная база Шейх Иса, где находится командный пункт военно воздушных сил США, используется для патрулирования Персидского залива и транзитных перевозок. Для обеспечения действий военной авиации используется бахрейнский центр управления воздушным движением. На Бахрейне размещено до 4000 американских военнослужащих. В 2002 г. Бахрейну – третьей арабской стране после Египта и Иордании, был предоставлен статус «важного союзника США вне НАТО». В 2004 г. было подписано соглашение о свободной торговле США и Бахрейна, в рамках которого Штаты обязались развивать сотрудничество с ним в энергетике, опреснении морской воды, финансовой сфере и закупках алюминиевого проката.

Кувейт является главным пунктом транзита вооруженных сил США на пути в Ирак. Там размещены пункты дислокации сухопутных войск, склады вооружения и военной техники для 3 бронетанковых бригад, базируется экспедиционное транспортное авиакрыло. Американские войска останутся в Эмирате после их вывода из Ирака. Штаб ОЦК вооруженных сил США планирует дооборудование полигона Удейри с расширением оперативной емкости местных баз Кэмп Бьюринг и Кэмп Виргиния, рассчитанных на размещение 40 тысяч военнослужащих.

На территории Омана США используют командный пункт военно воздушных сил, военно воздушные базы Сиб, Эль Хасиб, Масира и Марказ Тамарид – в том числе для обеспечения полетов разведывательно ударных БПЛА над Афганистаном и другими странами региона, пункты базирования военно морских сил в Сиди Лехза, Маскате и Райсуте. Военно воздушная база Масира и порт Матра используются на постоянной основе, все прочие в чрезвычайном режиме.

В ОАЭ размещены командный пункт военно воздушных сил и склады флота США. В качестве пункта материально технического обеспечения ВМС США используют порт Эль Фуджейра. Военные корабли имеют право захода в порт Абу Даби. Действует договоренность об аренде Соединенными Штатами аэродромов Рас эль Хайма и Эль Фуджейра, для базирования тактической авиации и стратегических самолетов разведчиков по плану оперативного развертывания группировки американской военной авиации в регионе. Военно воздушная база Эль Джафра используется США как база самолетов разведчиков U 2, действующих над Афганистаном, и самолетов заправщиков, обеспечивающих действия авиации в Афганистане и Ираке. ОАЭ участвовали в действиях коалиции в Афганистане (численность контингента составляла 250 человек) и поддерживают Кабул финансами в рамках программы «Друзья Пакистана». Они стали первой арабской страной, направившей посла в Багдад после 2003 г. и подписавшей с США соглашение о сотрудничестве в сфере мирной ядерной энергетики в 2009 г. На территории Эмиратов действуют более 750 американских компаний и проживает около 30 тысяч граждан США. ОАЭ активно инвестируют средства в американскую экономику, однако их капитал не допускается в стратегические отрасли: крупные морские порты, электронику и военно промышленный комплекс. По состоянию на 2009 г. Эмираты приобрели в США военную продукцию на общую сумму $ 18 млрд, планируя закупки на 2010–2013 годы в размере $ 12,825 млрд. Поддерживая санкции против Тегерана, ОАЭ закрыли ряд местных и иностранных фирм, занимавшихся реэкспортом в Иран технологий двойного назначения и контролируемых материалов; участвуют в «Диалоге по безопасности в Заливе», целью которого является сдерживание Ирана, и поддержали инициативу США по созданию системы противоракетной обороны в зоне Персидского залива.

Между Саудовской Аравией и США действуют отношения стратегического партнерства. США оказывают королевству помощь в подготовке национальных военных кадров, построили и модернизировали для КСА свыше 100 военных объектов, включая военные городки, военно воздушные и военно морские базы. Проводятся совместные учения саудовских и американских вооруженных сил. Америка поставляет вооружения и военную технику для саудовских военно воздушных сил, сил противовоздушной обороны, сухопутных войск и Национальной гвардии. До 85?% вооружения саудовских вооруженных сил – американского производства. В Саудовской Аравии находятся свыше 500 американских военных советников и специалистов, работает гражданский технический персонал. Королевство занимает первое место в военном экспорте США в арабские страны. С 2001 по 2004 год саудовцы закупили в США продукцию военного назначения на $ 4,7 млрд, в 2005–2008 годах – на $ 11,2 млрд. В августе 2010 г. в Вашингтоне сообщили о предполагаемых военных контрактах с Саудовской Аравией, стоимостью более $ 60 млрд, в течение 10 лет. В то же время военно техническое сотрудничество США с Саудовской Аравией проходит в обстановке острого соперничества с другими поставщиками. Конкурентами американского военно промышленного комплекса на саудовском рынке вооружений и военной техники являются Турция, Пакистан, Индия, Южная Корея, Китай и особенно Франция и Россия.

В Йемене живет более 60 тысяч ветеранов «горячих точек» из числа исламистов, и в случае ввода войск США в страну против них выступит до 100 тысяч боевиков. Вследствие понимания этого руководством Пентагона, ЦРУ и Госдепартамента, военное присутствие США в Йемене ограничено 100 инструкторами, обучающими местные антитеррористические подразделения, и запуском с территории этой страны американских разведывательно ударных БПЛА.

В Джибути размещен спецназ Соединенных Штатов. На базе Кэмп Лемонье расположен палаточный городок, аэродром и склады материально технического снабжения. Из Джибути запускаются разведывательно ударные БПЛА США, на территории страны проводится обучение войск боевым действиям в пустыне. Порт Джибути – база 152 го оперативного соединения участников антитеррористической операции: США, Великобритании, ФРГ, Франции, Испании и других стран, обеспечивающих безопасное судоходство в Персидском заливе, Красном и Аравийском морях. Контингент Соединенных Штатов в Джибути планируется довести до 12 тысяч человек.

Действующее правительство Египта сохранило льготы для армии США, в соответствии с которыми по предварительному согласованию с АРЕ могут быть использованы аэродромы Каир (Международный и Западный), Рас Кусрани, Вади Кена, Рас Банас и Эль Ариш. Корабли 6 го флота США имеют право захода в ряд портов, а при прохождении через Суэцкий канал корабли военно морских сил США имеют высший приоритет.

На территории Марокко США могут использовать в случае возникновения чрезвычайных ситуаций на Ближнем Востоке и в Африке военно воздушные базы в Кенитре, Сиди Слимане и Бен Герире. С 2000 г. на территории Марокко проводятся совместные учения «Африканский лев». С ЕС и США королевство поддерживает отношения «особого стратегического партнерства». В 2004 г. Марокко был предоставлен статус «важного союзника США вне НАТО». Вашингтон поддержал марокканскую позицию по проблеме Западной Сахары, положительно оценив выдвинутую в 2008 г. инициативу Рабата о предоставлении сахарским провинциям автономии, и выступает за нормализацию мароккано алжирских отношений. Большое значение для Марокко имеют поставки американской пшеницы, финансовая помощь, военно техническое сотрудничество и сотрудничество в использовании атомной энергии в мирных целях.

Соединенные Штаты проводят курс на постепенное внедрение в Алжир, сосредотачиваясь на доступе к нефти, природному газу и сотрудничестве в борьбе с терроризмом. Алжир негативно отнесся к созданию АФРИКОМ, предпочитая коллективные меры безопасности в рамках Африканского союза. Важное место в отношениях Алжира и США занимают экономические связи. Американские компании работают в нефтегазовом комплексе АНДР. В 2006 г. Алжир и США подписали протокол о сотрудничестве в области мирного использования атомной энергии и заключили контракт на строительство в порту Скикда одного из крупнейших в мире заводов по производству сжиженного природного газа мощностью 4,4 млн т в год. В рамках борьбы с «Аль Каидой в странах исламского Магриба» на территории Алжира действовал спецназ США, войска АНДР получили cпецтехнику и спутниковую информацию, однако Америке не были предоставлены военные базы на территории страны. Развивая военные связи с США, Алжир реализует программу «обменов и сотрудничества» между флотами, с 2005 г. проводит совместные учения военно морских сил, а корабли военно морского флота США заходят в алжирские порты. В 2010 г. шли переговоры о возможной поставке АНДР американских вооружений и военной техники.

Взаимодействуя с Пакистаном, в 2002 г. США возобновили работу Оборонной консультативной комиссии по обсуждению вопросов сотрудничества между вооруженными силами США и Исламской республики Пакистан и диалог по вопросам ядерной безопасности, замороженные после проведения ИРП испытаний ядерного оружия. В 2004 г. Пакистану был предоставлен статус «союзника США вне НАТО». Стратегия США в Афганистане и Пакистане, принятая Бараком Обамой в 2009 г., предполагает развитие отношений с Пакистаном и его участие в борьбе с терроризмом. В рамках стратегии США в АфПаке объявлено о создании Пакистанского противоповстанческого фонда в $ 2,8 млрд. В 2002–2007 годах США были подписаны соглашения о продаже Пакистану продукции военного назначения на $ 4,55 млрд. На Стратегическом саммите в октябре 2010 г. была одобрена военная помощь ИРП и 27 экономических проектов общей стоимостью $ 7,5 млрд.

Противоречия между США и Турцией по проблемам БСВ растут, хотя и не являются непреодолимыми. Анкара, будучи непостоянным членом Совета Безопасности ООН, не поддержала санкции против Ирана в связи с его ядерной программой и заключила с ИРИ соглашения в энергетической сфере, но согласилась на размещение на турецкой территории элементов американской системы противоракетной обороны. Не присоединившись к США в Ираке в 2003 г., Турция воюет с боевиками на территории иракского Курдского автономного района в координации с Ираном. Наладив контакты с ХАМАСом и «Хизболлой», ухудшая отношения с Израилем, она является «пятой колонной исламского мира в блоке НАТО». Лидерские амбиции Анкары в Африке и на БСВ противоречат интересам США. В то же время экономические связи и военно технические отношения Турции с Америкой развиваются, она участвует в коалиционных силах в Афганистане и Ливии, военные базы на ее территории могут быть использованы США, и там хранится американское ядерное оружие. Барак Обама явно стремится избегать конфликтов с Турцией, полагая ее слишком сильным для американского давления региональным игроком.

В отношениях с Ираном США, готовясь к столкновению, которое провоцирует конфликт ИРИ и Саудовской Аравии, предпочитают в качестве инструментов борьбы с иранскими ядерными разработками ужесточение экономических санкций и подрывную деятельность, включая поддержку оппозиции, диверсии, хакерство и другие невоенные меры воздействия. При этом возможности для диалога США с ИРИ открыты, и если Иран станет ядерной державой, его шансы на налаживание отношений с Америкой лишь повысятся.

Израиль, на территории которого размещен американский радар, контролирующий воздушное пространство ИРИ, а также склады армии США, запасы вооружений и боеприпасов на которых превышают $ l,8 млрд, является ведущим партнером США в сфере производства вооружений и военной техники. Уровень присутствия в американской экономике и политическом истеблишменте Израиля и его поддержка американскими избирателями уникальны для БСВ. Это дает Иерусалиму значительную свободу действий. ЦАХАЛ, спецслужбы и военно промышленный комплекс Израиля интегрированы в общую с США систему.

В целом, несмотря на все военно политические и экономические издержки, США остаются для БСВ ведущим внешним игроком, гарантом стабильности союзников и предметом осторожной конкуренции со стороны противников. Атаковать их напрямую осмеливаются только экстремисты типа «Аль Каиды», хотя ослабить пытаются многие, в том числе из числа их собственных партнеров.

Политика европейских государств в отношении БСВ вне рамок ЕС во многом схожа, хотя есть исключения. Курс в отношении палестино израильского «мирного процесса» Чехословакии (помнящей о собственной истории конца 30 х годов), Германии (имеющей с Израилем особые отношения вследствие ответственности за последствия Холокоста) и Италии (при Сильвио Берлускони) отличается от проарабской позиции Великобритании и Франции, интересы которых лежат в исламском мире. Исключением был их кратковременный союз с Израилем против Египта в 1956 г. Именно Британия расколола на враждующие мусульманскую и немусульманскую части бывшие колонии и подмандатные территории – Палестину, Индию и Кипр. Благодаря проводившейся более четверти века политике мультикультурализма и традиционному взаимному недоверию спецслужб Париж и Лондон – место расположения штабов джихадистского подполья и антиизраильского лоббирования. Цена этого для европейских держав – теракты на их собственной территории, волнения и бунты, примером которых стали события в Великобритании в августе 2011 г.

Отличия в ближневосточной политике Германии, Франции и Великобритании проявляются и по другим направлениям. Британия поддерживает военно политический союз с США, опираясь на Саудовскую Аравию, Кувейт и ОАЭ. Франция в союзе с Катаром конкурирует с Америкой, выдвигая собственные политические инициативы, в том числе в Ливане, Сомали, Судане, Ливии и на других направлениях. Германия участвует в миротворческих и гуманитарных миссиях, избегая военных операций и политических союзов с местными силами. Примером того, к чему приводит конкуренция такого рода, стала инициатива Африканского союза при поддержке США по сворачиванию Смешанной миссии в Дарфуре, выводу Катара из урегулирования, отставке ориентировавшегося на Париж руководства миссии и смене формата переговоров, из за попытки Саркози диктовать АС позицию по Ливии. В Сомалиленде правительство, ориентирующееся на США, борется с профранцузскими кланами, которые, открыв представительство анклава в Париже, ослабили центральную власть в борьбе с «Аш Шабаб». Аналогичные процессы идут в Эритрее и Джибути. В Ливии в операции НАТО против Каддафи Франция выступила в качестве лидера, Великобритания заняла активную позицию, США стали главной ударной силой, а ФРГ от участия воздержалась.

В вопросе присоединения Турции к Евросоюзу Британия активно выступила за, Франция против, а ФРГ не одобрила присоединение в сдержанной форме. ЕС открыл внутренний рынок для пакистанских товаров, а Британия и США нет. Конкуренция Парижа с Берлином в ЕС в попытке вытеснить Германию из Магриба и Леванта, создав «Союз для Средиземноморья», ограничивающий амбиции ФРГ «Восточным партнерством» и «Северным измерением», привела к подчинению ЕС французской инициативы, которую Турция и Алжир раскритиковали, а Ливия отвергла. В качестве ответной меры ФРГ обсуждалось создание собственного миротворческого альянса с Турцией и Саудовской Аравией. В Египте Франция, став в 2010 г. ключевым поставщиком зерна (180 тысяч тонн через компанию GASC), конкурирует с ФРГ, продвигающей немецкие интересы, помогая Каиру в обустройстве границы с Газой. Париж в АРЕ соперничает с США и Россией в сфере военно технического сотрудничества.

Франция и Британия – сторонники ужесточения санкций против Ирана. ФРГ, сворачивая экономическое сотрудничество с Ираном, делает это постепенно. С рынка топлива ИРИ ушли Vitol Group (Нидерланды), Trafigura и Glencore (Швейцария), Reliance Industries (Индия), BP (Великобритания) и Total (Франция). То же в 2010 г. сделал Siemens и страховые компании Allianz и Munich Re (ФРГ), но производитель газовых установок Linde и химический концерн Bayer сохранили там свой бизнес. В 2009 г. компании ФРГ экспортировали в ИРИ товары на 3,4 млрд евро, занимая 2 е место во внешней торговле Ирана. Среди них были Uhde – дочерняя фирма Thyssen, производитель вооружений Fritz Werner Industrie ausruestungen, Cemag Anlagenbau, E&Z. Платежи шли через Дубай. Париж в сотрудничестве с Россией пытается вывести переговорный процесс по иранской ядерной программе из тупика, а Лондон столь активно будировал вопросы прав человека в ИРИ, что послу Великобритании С. Гэссу был запрещен въезд в эту страну. Как следствие, в декабре 2010 г. Комиссия по национальной безопасности и внешней политике меджлиса одобрила законопроект, требующий разрыва политических, экономических и культурных связей Ирана с Великобританией.

Наращивая сотрудничество с Пакистаном, Британия объявила об увеличении объема двусторонней торговли до $ 4,1 млрд к 2015 г. Для развития в ИРП образования и здравоохранения этой стране были выделены средства, на которые планировалось построить школы для 4 миллионов детей, подготовить 90 тысяч преподавателей и издать 6 миллионов учебников. По итогам визита в Пакистан британского премьера Дэвида Кэмерона была отмечена необходимость расширения британо пакистанских консультаций по обороне и безопасности, полиции и судебной системе, организованной преступности, торговле людьми и наркоконтролю.

Франция в Магрибе опирается на Марокко и Алжир, а после падения режима Каддафи в Ливии получила там особые преференции. Как гарант безопасности Марокко Париж поддерживает позицию Рабата по предоставлению Западной Сахаре автономии и блокирует в Совете Безопасности ООН другие проекты разрешения этой проблемы. Благодаря лоббированию Парижа Марокко в 2008 г. получило расширенный статус в ЕС. Крупнейшим проектом Франции в этой стране является контракт на строительство скоростной железной дороги Танжер – Касабланка. Помогая Рабату в подготовке кадров в сфере экономики и развивая с ним сотрудничество в области туризма, Париж рекомендует ему провести реформу налоговой системы, критикует инвестиционный климат и состояние прав человека.

В отличие от Марокко – Алжир в отношениях с Францией поддерживает дистанцию. Требование выплаты репараций за 1830–1962 годы, когда он был французской колонией, сорвало заключение договора о дружбе, предложенного в 2003 г. Жаком Шираком. Взамен Николя Саркози в 2007 г. подписал с Алжиром «Конвенцию о сотрудничестве» на 10 лет. Алжир выразил обеспокоенность включением в Средиземноморский Союз Израиля и отказался от урегулирования отношений с Марокко при посредничестве Парижа. Франция, тем не менее, обсуждает с АНДР проблему проводившихся в 1960–1966 годах в Сахаре испытаний ядерного (до 40 взрывов), химического и биологического оружия. В 2003 г. между двумя странами было подписано соглашение о координации действий против организованной преступности и терроризма. В Алжире работает более 250 французских компаний, его годовой товарооборот с Францией – около $ 8 млрд. Франция строит в этой стране трубопроводы, работает в сфере добычи и переработки углеводородов, содействует в освоении космоса, строя центр приема информации и центр управления полетами спутников. В 2006 г. Алжир урегулировал с Парижем вопросы внешнего долга, а в 2007 г. подписал контракты на 5 млрд евро на поставку оборудования для транспортной сети, водоснабжения, энергетики, нефтехимической промышленности.

В 2008 г. Франция подписала документы о сотрудничестве в сфере мирного использования атомной энергии с Марокко (декларацию о намерениях) и Алжиром (соглашение о партнерстве). Базовым проектом в этой сфере для Марокко является будущая АЭС у города Сафи. Соглашение с АНДР предусматривает совместные фундаментальные научные исследования, передачу технологий, подготовку местных кадров, участие в строительстве АЭС и разработку месторождений урана.

Снижение торгового оборота между ФРГ и арабскими странами из за финансово экономического кризиса носит ограниченный характер. Его объем составляет 42 млрд евро. В регионе востребован опыт ФРГ в авто– и железнодорожном планировании и строительстве. Dornier Consulting GmbH ведет проекты в области транспорта и водного хозяйства в ОАЭ, КСА и Судане. Deutsche Bank UK, Daimler AG, Commerzbank AG, Euler Hermes и другие немецкие компании привлекают ближневосточные банки к работе с ЕС. Крупнейший арабский инвестор в ФРГ – Кувейт владеет акциями компаний Daimler и GEA. Инвестиции Leoni Bordnetz Systeme GmbH позволили создать 17 тысяч рабочих мест в Марокко, Тунисе и Египте. Абу Даби утвердил программу и бюджет сотрудничества с международным агентством по возобновляемым энергиям IRENA, штаб квартира которого находится в Бонне. В рамках продвижения демократии на БСВ Федеральное министерство экономического сотрудничества и развития развивает сеть независимых СМИ, программы по трудоустройству молодежи, финансирует малый и средний бизнес. На 2012–2013 годы МИД ФРГ заложил финансирование программ «Партнерства по трансформации».

Это фактура. А теперь – некоторые комментарии к ней. В принципе все как всегда. Есть отработанная десятилетиями система связей – межгосударственных, клановых, личных. Эти связи приносят деньги – к взаимной выгоде. Ради того, чтобы система работала, власти предержащие готовы «смазывать колеса», предоставляя значительные суммы на реализацию неприбыльных проектов, вроде продвижения демократии или улучшения инфраструктуры. Львиную долю в них забирает тот же Запад: эксперты, консультанты, производители продвигаемого оборудования, продукции и технологий. Плюс бесплатная реклама и новые рынки: выше уровень жизни – больше число потребителей того, что в патриархальном обществе не нужно. Наконец, система связей укрепляется на новом уровне: старая элита не вечна, ее когда нибудь кто нибудь заменит, и загодя налаженные контакты с представителями молодого социально активного поколения вполне могут быть конвертированы во взаимоотношения с элитой завтрашнего дня. Еще один эффективный способ завязывания контактов такого рода – обучение детей элиты стран БСВ в школах и университетах Запада. Именно там завязываются личные дружеские контакты, формируется будущий корпус британских, американских и французских экспертов, приглашаемых на работу их вчерашними одноклассниками, когда те становятся во главе ближневосточных монархий или диктатур.

Короткие периоды кризисов в отношениях, когда революционные режимы БСВ конфискуют западную собственность и изгоняют иностранцев, неизбежно сменяются пониманием того, что в изоляции от мировых рынков, инвестиционных потоков и новых технологий они выжить не могут. Это характерно не только для стран Ближнего и Среднего Востока: Россия и Китай, латиноамериканские государства и страны Юго Восточной Азии прошли той же дорогой, хотя и с разной скоростью и разными издержками. В то же время политические кризисы, одним из которых является «арабская весна», представляют собой преходящее явление лишь с государственной точки зрения, но могут оказаться смертельными для среднего бизнеса или крупных корпораций, вложения которых в ближневосточные проекты замораживаются, а собственность уничтожается или приводится в негодность. Потери западных компаний в результате конфискации Суэцкого канала, компаний типа АРАМКО или французских и британских ферм и плантаций не больше, чем те, которые несут современные европейские инвесторы в результате смены режимов на БСВ и в Африке. Дополнительные убытки Запад несет вследствие необходимости принимать и обустраивать ближневосточных эмигрантов, которая тяжелым грузом ложится на социальную инфраструктуру Европы. В то же время предоставление колониям и подмандатным территориям независимости с точки зрения долгосрочной стратегии принесло бывшим метрополиям немалую выгоду: сохранив влияние, они избавились от ответственности за будущее стран БСВ. Сомнительные результаты реализации и прямого вмешательства, и «демократизации» не дают оснований для оптимизма. Скорее, они заставляют говорить о необходимости нового «железного занавеса», на сей раз с БСВ, как единственной альтернативе разрушению исламистами Запада изнутри.

С военно политической точки зрения ситуация на БСВ мало отличается от эпохи Великих географических открытий, разве что к опорным базам в морских портах добавились аэропорты, железнодорожные узлы и автомобильные магистрали. Военные базы в ключевых точках, склады длительного хранения для минимизации перевозок тяжелого вооружения, минимально достаточные воинские контингенты собственных армий и партнерские отношения с вооруженными силами местных режимов – стандартная схема, отличающаяся от колониальных времен только экономией времени, средств и собственных сил. Дополнительным источником прибыли служат поставки вооружения и военной техники, позволяя непрерывно обновлять материально техническую базу собственных вооруженных сил, поставляя им технику последнего поколения, в то время как морально устаревшее вооружение продается странам БСВ. Отметим, что правящим режимам региона это также выгодно, поскольку качество и уровень получаемого ими оружия, боевой техники и снаряжения на порядки превышают все, что они могли бы изготовить сами. Создание на их территории с использованием местного персонала ремонтно технической базы и системы обслуживания современного типа ложится в основу их собственной оборонной промышленности. Точно так же постройка и модернизация складов, командных пунктов, военно морских и военно воздушных баз создает на их территории дорогостоящую инфраструктуру, которая может служить опорой для местных вооруженных сил – в случае достаточной численности и уровня подготовки. Для стран региона, у которых собственные армии слабы, уровень внешних угроз высок, а финансовые ресурсы в избытке, присутствие на их территории иностранных войск – единственная гарантия безопасности. Это в первую очередь касается малых монархий Персидского залива, однако и более крупные государства не отказываются от размещения на своей территории иностранных военных баз для использования их в качестве щита или противовеса потенциальным противникам на случай возможного военного столкновения с ними. Именно эту цель преследовал Иран, зондируя возможность размещения российской базы на побережье Персидского залива, и Сирия, приглашая СССР, а затем Россию использовать пункт базирования военно морского флота в порту города Тартус.

Говоря о присутствии на БСВ Соединенных Штатов, Великобритании, Франции и Германии, не следует забывать о том, что на рынках региона представлена большая часть стран Западного сообщества. Все они поддерживают с государствами Ближнего и Среднего Востока дипломатические отношения, покупают энергоносители, продают продукцию собственных корпораций, в том числе вооружение и военную технику, участвуют в инвестиционном финансировании и размещают в своих банках ближневосточные активы, проектируют инфраструктурные проекты и участвуют в их реализации. Испания и Италия, Швейцария и Австрия, Бельгия и Нидерланды, Швеция и Дания, Норвегия и Португалия, Греция и Ирландия, Канада и Австралия присутствуют на БСВ в гораздо меньших масштабах, чем «великие державы». Их интересы в регионе не подкреплены военной силой и уязвимы в случае кризисов. Это в полной мере показал датский карикатурный скандал, причем Дания была явно выбрана лидерами исламского мира для показательной «порки» как страна, не способная дать адекватный военный ответ погромам посольств и экономическому бойкоту. Периодически возникающие у западных государств в отношениях с правящими в регионе режимами проблемы могут быть вызваны колониальным наследием, как ливийские требования репараций от Италии или марокканские претензии к Испании из за Сеуты и Мелильи, однако повод в принципе может быть любым. Примерами являлись ливийско швейцарский скандал, связанный с сыном покойного Каддафи, французско марокканские трения из за ликвидации на территории Франции представителей марокканской оппозиции или проблемы Израиля с Норвегией, Великобританией, Ирландией, Новой Зеландией и Канадой после операций Моссада.

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com