Перечень учебников

Учебники онлайн

1. Генеральные принципы внешней политики США. Концепции глобального лидерства США на рубеже XX-XXI веков

Американское политическое сознание своими истоками восходит к миропониманию первопоселенцев XYII века, т.н. «отцов-пилигримов», мысливших образами Ветхого Завета и смотревших на новый континент, как на «землю обетованную», на которой будет построен «Новый Израиль» - «град на холме» и «свеча всему миру». Ещё в 1640 г. законодательное собрание Новой Англии приняло ряд резолюций, смысл которых сводится к трём аксиомам:

1. Земля и всё, что на ней, принадлежит Господу.

2. Господь может дать землю или какую-то её часть избранному народу.

3. Мы – избранный народ [4, C.165].

Религиозно-мессианская идея избранности и предназначенности Америки быть путеводной звездой, по которой должны сверять свой исторический маршрут другие народы, а Америка имеет моральное право корректировать его, стали основой политики Соединённых Штатов.

Основываясь на этих идеях, «отцы-основатели» США, т.е. политическая элита американской республики первых десятилетий её существования, выработали генеральные принципы её внешней и военной политики [9, C.7-25]. Наиболее значимый вклад внесли Дж. Вашингтон, Томас Джефферсон и Александр Гамильтон, секретарь Дж. Вашингтона во время Войны за независимость.

Первый принцип: военная сила является основным и конечным средством урегулирования спорных внешнеполитических проблем.

Дж. Вашингтон и его соратники были убеждёны в том, что силу необходимо и морально использовать во имя национальных интересов США. Руководствуясь этим постулатом, США на протяжении XIX столетия провели 114 войн, в том числе войну с Мексикой 1846-1848 гг., в результате которой аннексировали 2/3 мексиканской территории. В XX веке (с1890 по 2001 гг.) ими было осуществлено 134 военных вмешательства. Военная история США говорит о том, что американцев трудно считать миролюбивой нацией.

Второй принцип: главным, определяющим фактором внешнеполитического поведения США должен быть т.н. «просвещённый эгоизм».

Содержание данной доктрины впервые было чётко изложено в письме А.Гамильтона Дж. Вашингтону от 15 сентября 1790 г. Гамильтон считал, что все государства во внешней политике руководствуются исключительно своими эгоистическими интересами. Отсюда следовал вывод: такие чувства, как благодарность, преданность, чувство лояльности не должны оказывать существенного влияния на внешнюю политику США, не должны связывать руки американскому правительству. Политика должна основываться не на чувствах, а на свободном от предрассудков расчёте, сохраняя тем самым для США «свободу рук» в мировой политике.

Третий принцип: Соединённые Штаты – исключительное государство, которому предначертана свыше великая миссия распространить свободу и демократию по всему миру.

Со времён «отцов-основателей» в американском обществе укоренилось убеждение об уникальности и одновременно универсальности «американского образа жизни», политического, экономического, социального, культурного опыта США, перенять который для своего же блага следует всем народам мира. Помочь им в этом - призвание США, их священная обязанность. Как заявлял ещё в начале XX века президент В.Вильсон, Америка послана Провидением, чтобы «указать человечеству в каждом уголке мира путь к справедливости, независимости, свободе… Америка должна быть готова использовать все свои силы, моральные и физические, для утверждения этих прав во всём мире» [2, C.19].

Четвёртый принцип логически вытекает из предыдущих трёх: экспансия – законное и морально оправданное средство демократизации мира.

Об интенсивности американской экспансии во внешнем мире говорят приведённые выше цифры. За два века после принятия американской конституции территория США увеличилась более чем в четыре раза. Постоянно расширяется и география интервенций США, особенно во 2-й половине XX века. Только в последнее десятилетие американские войска утвердились на Балканах, в Восточной Европе, Афганистане, Ираке.

Очевидно, что генеральные постулаты внешней политики США, выдвинутые и обоснованные «отцами-основателями», выражали гегемонистскую, имперскую стратегию США в мире. В 1783 г. Дж. Вашингтон назвал новорожденную республику «поднимающейся империей» [4, C.159]. В 1795 г. А.Гамильтон, рассуждая о сильных и слабых государствах, писал, что «мы (США) пока ещё принадлежим к государствам второго типа, хотя и являемся зародышем великой империи» [9, C.11].

Эта убеждённость в имперском будущем США проистекала не столько из наличия определённых объективных факторов (благоприятное географическое положение, предприимчивое население, природные ресурсы и др.), сколько из комплекса превосходства по отношению к другим странам, которым США обладали с самого начала и который, благодаря несомненно успешной истории этой страны, со временем всё более укреплялся. Подтверждением этого являются, например, слова Рональда Рейгана, заявившего в одном из выступлений: «У меня одно желание – заставить всех американцев понять, что они всегда были и должны остаться впредь величайшей расой на нашей старой земле» [9, C.17].

Именно в президентство Р. Рейгана (1980-1988) Соединённые Штаты официально заявили о всемирном масштабе своих национальных интересов. Но только крушение биполярности создало возможности для осуществления тех глобальных задач, которые были сформулированы ещё в начале американской истории. Вопрос заключался в том, как именно сконструировать политику США, чтобы закрепить их позиции в качестве мирового лидера. Единства здесь среди американских политиков и учёных не сложилось. Выделились три подхода и, соответственно, три направления американской глобальной стратегии [13, C.99-136].

А. Концепция жёсткой гегемонии США (неоконсерваторы).

Согласно этой концепции, США имеют исключительные права и возможности для формирования миропорядка по американской модели и в соответствии с западными ценностями. Подготовка и утверждение нового мирового порядка - историческая миссия США и только США. Остальные страны должны или склониться перед мощью США и встроиться в новую систему или оказаться в положении изгоев со всеми вытекающими последствиями.

Б. Либерально-консервативная концепция лидерства (палеоконсерваторы).

Идеи американской исключительности и мессианства прямо не проговариваются. Вместо них предлагается идея повсеместного распространения американской модели демократии и рыночной экономики, как имеющих всемирное значение и универсальную ценность.

Особое значение в концепции лидерства придаётся формированию привлекательного образа США в глазах внешнего мира. На место гегемонии силы ставится гегемония примера, однако примера безальтернативного, единственно истинного. Вместе с тем признаётся, что США – страна с глобальными интересами и их защита не исключает применения силы.

Концепция лидерства, так же как и концепция жёсткой гегемонии, ориентирована на эгоизм американских интересов и диктат, но менее откровенно (мягкая гегемония).

В. Либерально-реалистическая концепция лидерства (реалисты).

Её сторонники в принципе отрицают любую гегемонию, как в жёсткой, так и в мягкой форме, в т. ч. и американскую.

Реалисты не признают за США право на безальтернативное мирорегулирование. По их мнению, эгоизм в политике заведёт Соединённые Штаты в тупик, ослабит их влияние. Утверждается, что стратегия глобальной демократизации ведёт к бесконечному конфликту и её ждёт та же судьба, что и троцкистскую идею перманентной мировой революции. Для Соединённых Штатов, считают реалисты, более приемлемо быть не гегемоном, а частью многополярного мира. По их мнению, в таком мире США могли бы жить более спокойно и получили бы гораздо больше выгод.

Конструкция американской внешнеполитической стратегии, предлагаемая реалистами, не имела шансов на реализацию, поскольку и Республиканская и Демократическая партии США едины в признании мирового лидерства и глобальной миссии Соединённых Штатов. Республиканцев и демократов разделяет только различный подход к вопросу о соотношении и степени «жёсткости» и «мягкости» во внешней политике.

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com