Перечень учебников

Учебники онлайн

Глобализация и гуманитарные интервенции

Какая ситуация сложилась в мире по итогам событий первой половины 1990-х годов?
2. Какие особенности процесса глобализации сформировались в 1990-х годах?
3. Почему и в каких формах произошло перерастание международных отношений в систему мирополитических отношений?
4. Какую роль играют «гуманитарные интервенции» в регулировании международных отношений?
1. Первая половина 90-х годов XX в. стала завершающей фазой распада биполярной структуры. Несмотря на вспышку рассеянной конфликтности, новой мировой войны не возникло, и угроза ее развязывания не просматривалась ни в один из наиболее напряженных моментов международного развития 1991-1996 гг. Это был первый за много веков случай, коша радикальное изменение конфигурации международной системы не было сопряжено с обширным вооруженным конфликтом.
К концу рассматриваемого периода стало очевидно, что Российская Федерация не обладает ресурсом противостояния Соединенным Штатам и не проявляет намерений противодействовать Западу в международных отношениях. Напротив, она стремилась к сотрудничеству с ним, даже если условия сотрудничества мало соответствовали ее национальным интересам. При этом было очевидно, что Китай, который в США в 1990-х годах рассматривали в качестве основного конкурента в международной политике, не накопил потенциала, позволяющего ему играть в международных отношениях роль, которую в 1945-1991 гг. занимал Советский Союз - роль противовеса США.
В мире сложилась уникальная ситуация: США оказались вне конкуренции. Это подтолкнуло Вашингтон к проведению наступательной внешней политики с целью реализовать конкурентные преимущества и сформировать международный порядок, максимально благоприятный для национальных интересов Соединенных Штатов.
Из обломков биполярности стал вырастать новый международный порядок. Он формировался под преобладающим влиянием США, которые оказались в роли своего рода исторического реликта, последней сверхдержавой в традиционном смысле слова - огромной, экономически и военно-политически мощной, но одновременно «по-имперски» внутренне разрыхленной и неоднородной в этно-расовом отношении.
Китай, Россия, страны Европы, объединявшиеся в политически разобщенный Евросоюз, на региональных уровнях стремились отстоять независимость или автономию своих действий по отношению к США, периодически добиваясь в этом успехов. Но на глобальном уровне они не могли всерьез соперничать с США за влияния в международных делах, хотя были встревожены чрезмерным усилением роли Вашингтона и стремились найти способ умерить его амбиции.
Американская элита не проявляла беспокойства по поводу подобных настроений. Наиболее сильные государства мира - от Китая и России до Британии и Франции - были вовлечены за предшествовавшие годы в отношения торгово-экономической и финансовой взаимозависимости с Соединенными Штатами, и разрыв связей с Вашингтоном не был никому выгоден. Критикуя США, они старались удерживать разногласия с ним в контролируемых рамках.
США строили международный порядок, экономя ресурсы. Они избегали «фронтальных противоречий» с другими крупными странами, не желая провоцировать излишнее сопротивление с их стороны. Американская дипломатия стала шире применять в международной политике «стратегию вовлечения», терпеливо и последовательно втягивая бывших и потенциальных соперников в отношения сотрудничества с собой, по возможности превращая их в партнеров - «упирающихся», «несогласных», не во всем надежных, но партнеров, а не противников.
Ключевое слово
Навязанный консенсус - тактика американской внешней политики при администрации Б. Клинтона по отношению к союзникам и партнерам США на мировой арене, в рамках которой Соединенные Штаты ориентировались на терпеливое, постепенное втягивание, вовлечение других государств в выгодные для тех политические и экономические отношения с собой, постепенно подчиняя партнеров американскому влиянию.
Следуя этой линии в конце 1990-х годов, американская дипломатия освоила новую тактику: фактически навязывая «вольным и невольным партнерам» собственное видение решения тех или иных мировых проблем, она стремилась придать своим действиям форму консенсусных решений, взаимных уступок и компромиссов, согласованных шагов.
Тактика «навязанного консенсуса» позволяла Вашингтону «экономить дважды»: во-первых, уменьшая сопротивления строптивых партнеров и, во-вторых, перекладывая на них часть бремени по осуществлению навязанных им решений. Международный порядок по своей сути оказывался однополярным, но по форме он выглядел как воплощение лидерства не одного государства (Соединенных Штатов), а группы - «семерки» или «восьмерки» наиболее влиятельных стран мира, неформальным лидером которых были США. В этом состоял смысл «плюралистической однополярпости». Порядок на ее основе фактически утвердился в мире к концу 1996 г., когда страны Североатлантического альянса окончательно приняли решение начать переустройство геополитического пространства Европы по своему усмотрению, несмотря на возражения России, и открыто об этом заявили решениями брюссельской сессии совета НАТО.
«Плюралистической однополярности» было присуще сочетание лидерских амбиций США и, одновременно, стремление менее сильных участников группы эти амбиции умерить, видоизменить и привести по возможности в соответствие с собственными устремлениями. Поэтому соотношение между американоцентричной и неамериканоцентричной составляющими порядка на основе «плюралистической однополярности» все время менялось. При второй администрации Б. Клинтона (1997-2000) в этом порядке было примерно поровну того и другого. С приходом к власти в США в январе 2001 г. республиканской администрации Джорджа Буша-младшего американоцентричность международного порядка стала резко возрастать, что спровоцировало в международной системе дополнительные серьезные противоречия.
2. Вторая половина 1990-х годов была отмечена ростом взаимозависимости государств мира в результате резкого повышения интенсивности международных финансово-экономических, торговых и сопряженных с ними политических связей между ними, гигантским увеличением объема мировых информационных потоков, колоссальным прогрессом в средствах коммуникации. Ликвидация глобального политического раскола времен биполярности придала этим связям подлинно общемировой характер. В финансовые и информационные потоки, теперь по-настоящему глобальные, оказались погружены все части планеты, включая те из них, которые до 1991 г. оставались от них в относительной оторванности. Все эти тенденции, которые вели к возникновению нового состояния международной системы, стали описывать при помощи термина «глобализация».
В объективном смысле глобализация представляла собой процесс разрастания в масштабах планеты сети-оболочки наднациональных и транснациональных материальных интересов и связанных с ними отношений взаимозависимости между странами и народами. Этот процесс сопровождался опережающим становлением нового типа мировосприятия, в основу которого легли представления о единстве и подобии частей-составляющих современного мира, равно как и о неизбежной эволюции этих частей к дальнейшему единению, уподоблению и спиянию в некотором целом. При этом общего мнения всех стран относительно характеристик этого формирующегося целого не было.
Субъективно глобализация представляла собой определенную политическую программу действий, смысл которой определялся распространением по миру универсального, преимущественно западного стандарта экономической и политической деятельности, правовых и обычных норм, быта, культурных и моральных ценностей в интересах закрепления й упрочения той структуры международных отношений, которая возникла после распада биполярности и в наибольшей мере соответствовала интересам наиболее благополучной части международного сообщества при сохранении в нем лидерства США. Закономерно, что именно Соединенные Штаты были заинтересованы в содействии процессам глобализации, полагая, что в условиях преобладания США в мировой экономике и системе международных политических отношений транснационализация международной хозяйственной и политической жизни будет соответствовать американским национальным интересам и в основном ими определяться.
Негативные аспекты транснационализации для национальной безопасности отдельных государств и международной безопасности в целом долгое время недооценивались и проявили себя в полной мере только осенью 2001 г. До той поры Вашингтон официально провозглашал содействие процессам глобализации одним из основных внешнеполитических приоритетов Соединенных Штатов.
3. Глобализация способствовала перерастанию традиционных международных отношений в мировую политику, которая представляет собой обрамляющую сферу взаимодействия между традиционными (государства) и новыми (транснациональные группы и корпорации, индивиды, движения, международные и общественные организации) субъектами международного общения по поводу как их взаимного поведения в отношении друг друга, так и своих собственных внутренних проблем и ситуаций. Мировая политика представляла собой новую фазу развития международных отношений в условиях «однополярного» мира.
Система отношений нового типа, их было уместно называть миро- политическими, а не международными, стала характеризоваться тремя главными чертами. Во-первых, ускорилось размывание грани-переборки между внутренней и внешней политикой государств. Этот процесс развивался в результате разложения национального суверенитета в сфере внешней политики, что было характерно для стран Европейского Союза в условиях интеграционных тенденций, а также роста влияния зарубежных стран на процессы институциональной трансформации в России и странах Восточной Европы в ходе демократизации.
Во-вторых, изменился объект международного взаимодействия: если прежде им была преимущественно сфера поведения суверенных государств по поводу их действий в отношении друг друга, то в конце 1990-х годов объектом международного взаимодействия, вмешательства мирового сообщества стали вопросы внутренней политики отдельных государств (демократические процедуры, права человека) и социального развития (социальное и экономическое законодательство).
В-третьих, появился новый инструмент международного регулирования в виде «гуманитарных интервенций», которые стали практически легальным средством международного общения в противоречии с сохранявшимися со времен Вестфальского мира нормами невмешательства государств во внутренние дела друг друга.
Новое состояние международной системы, усиление тенденций к ее централизации и унификации в соответствии с представлениями и устремлениями группы «восьми», в которой голос России звучал еще слабо, благоприятствовали росту наступательного запала во внешней политике стран Запада.
В глобализации проявили себя объективные закономерности развития планетарной социальной системы, но наиболее сильные страны мира смогли во многом подчинить глобализационные тенденции своим интересам, направить их по выгодному для себя руслу. Это порождало в мире свои противоречия, одним из которых были протестные движения антиглобалистов, которые охватили в начале 2000-х годов многие страны мира подобно тому, как в конце 60-х годов XX в. по миру прокатилась протестная волна движений студенческой молодежи, хиппи, леваков из «красных бригад» и т.д. Антиглобалисты выступали против глобализации вообще, считая все ее последствия разрушительными для общества и выгодными исключительно «богатой части человечества». Альтерглобалисты признавали объективную природу глобализации, но выражали протест против форм, в которых она протекала. Они выдвигали лозунг «альтернативной глобализации» - более гуманной, социально-ориентированной, учитывающий интересы не только сильных и богатых, но также слабых и бедных стран мира.
4, Вторая интервенция НАТО на Балканах, в Косово, была обоснована как гуманитарная интервенция, т.е. операция в интересах предотвращения или приостановки «гуманитарной катастрофы». В международном сообществе отсутствовало разделяемое большинством стран определение того, что можно, а что нельзя считать гуманитарной катастрофой. Но военно-силовые акции в интересах свержения правительств, на подконтрольных территориях которых происходила массовая гибель людей, предпринимались отдельными странами и прежде - обычно с молчаливого согласия других государств или в сопровождении их формальных протестов, не подкрепленных реальными санкциями.
Примером гуманитарного вмешательства оказалась по результатам интервенция Индии в 1971 г. в Восточном Пакистане, когда из-за внутреннего конфликта в Пакистане несколько миллионов беженцев были вынуждены бежать на индийскую территорию. Сходным образом вмешательство Вьетнама в 1978 г. в Камбодже повлекло свержение диктатуры Пол Пота, политика которого перед этим привела к гибели более 2 млн жителей этой страны. Как и действия Дели в 1971 г., акция Вьетнама представляла собой нарушение суверенитета соседнего государства и противоречила признанным нормам международного права.
В 1979 г. вторжение войск Танзании на территорию соседней Уганды привело к падению режима генерала Иди Амина, за время правления которого с 1971 г. в стране было убито более 300 тыс. угандийцев, подозревавшихся в нелояльности И. Амину. Вступая в конфликт, Танзания преследовала цель отразить попытки угандийского режима отторгнуть часть танзанийской территории. Но объективно танзанийское вмешательство положило конец правлению режима, практиковавшего систематические убийства своих граждан. В 1992 г. гуманитарная интервенция силами контингентов ООН и вооруженных сил США была осуществлена в Сомали, где угроза гуманитарной катастрофы (голода и эпидемий) возникла в результате затяжного внутреннего конфликта. От имени ООН на основании резолюции № 929 от 22 июня 1994 г. акции ради предотвращения столкновений на этнической почве между народностями тутси и хуту предпринимались и Францией в Руанде.
В этом контексте вмешательство НАТО в Косово представляло собой шаг в цепи прецедентов вмешательства по внутренние дела иностранного государства под лозунгом защиты гуманитарных прав. В период интервенции в Косово страны НАТО развернули кампанию давления на международное общественное мнение, стремясь узаконить право международного сообщества осуществлять вмешательство в дела суверенных государств, политика которых ведет к нарушениям гуманитарных прав. Лозунгом этой кампании было: «Права человека - важнее государственного суверенитета». Этот тезис не встречал возражений внутри НАТО. С ним были солидарны многие другие государства. Речь шла о стремлении формально легализовать гуманитарные интервенции, закрепив практику их проведения решениями ООН и других международных организаций, с тем, чтобы со временем превратить гуманитарные интервенции в общепризнанную норму международного права.
В 1990-х годах правительство Российской Федерации не возражало против проведения гуманитарных операций, но настаивало на избирательном отношении к ним. Российское руководство считало возможным проведение подобных операций исключительно на основании решения Совета безопасности и под его руководством. В начале 2000-х годов Россия стала энергичнее, чем прежде, выступать в защиту права государственного суверенитета и невмешательства во внутренние дела иностранных государств. Москва считала гуманитарные интервенции крайним, исключительным средством международного регулирования и выступала против их превращения в универсальную норму. Сходной точки зрения придерживались Китай и ряд других государств.
Вместе с тем, в августе 2008 г. в целях пресечения военного нападения режима М. Саакашвили в Грузии на Южную Осетию и российский миротворческий контингент на ее территории Россия сама провела операцию по принуждению грузинской стороны к миру. Эта операция была проведена в срочном и чрезвычайном порядке по решению российского руководства. Операции по принуждению к миру являются формой гуманитарных интервенций.
Минимум знаний
1. Окончательное исчезновение биполярности и самоощущение Соединенных Штатов как единоличного мирового лидера привели к складыванию в мире системы плюралистической однополярности. Вовлекая в сотрудничество с собой почти все страны мира, США «мягко» навязывали им свое видение международных реалий и избегали крупных конфликтов. В то же время Вашингтон широко применял силу в региональных конфликтах. Постепенно американоцентризм в мировой политике стал проявляться сильнее - особенно после прихода к власти в США администрации Дж. Буша-младшего.
2. Рост взаимозависимости между государствами способствовал осознанию международной элитой важнейшего общемирового процесса - глобализации - разрастанию в масштабах планеты сети-оболочки наднациональных и транснациональных материальных интересов и связанных с ними отношений взаимозависимости между странами и народами, которое ведет к превращению мира в некое единое целое. Образ целого различался в зависимости от позиции различных участников международного взаимодействия. Руководство США пыталось направить глобализацию в русло процессов, наиболее выгодных для американских интересов.
3. Международные отношения в 1990-е годы переросли в мирополитические, которые характеризуются тремя главными чертами: стиранием грани между внешней и внутренней политикой, превращением внутренних дел государств в предмет международного взаимодействия, появлением инструмента вмешательства во внутренние дела государств - гуманитарных интервенций.
4. Гуманитарные интервенции - операции одного или нескольких государств для предотвращения или прекращения массовых нарушений прав человека в форме силового вмешательства в дела другого государства или в военный конфликт

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com