Перечень учебников

Учебники онлайн

«Группа восьми»

Участие в “Группе восьми” – одно из важных направлений реализации стратегического курса России на укрепление многосторонних начал в международных отношениях, ускорение интеграции в мировую экономику, создание благоприятных внешних условий для социально-экономического подъема страны и укрепления ее государственности и демократических институтов. Работа в этом формате в последние годы трансформировалась в крупный самостоятельный участок внешней политики, становится все более важным компонентом международной деятельности широкого круга федеральных министерств и ведомств.

В отличие от ООН, «Группа восьми» не представляет собой универсальную и международно легитимную организацию. Это всего лишь неофициальный политический клуб наиболее развитых в экономическом и военно-политическом отношении государств мира, в который входят США, Франция, Великобритания, ФРГ, Италия, Япония, Канада и Россия. Решения «восьмерки» не имеют обязательного характера, зато в целом ряде случаев бывают весьма эффективными, поскольку принимаются путем согласования между первыми лицами этих государств и не отягощены бюрократическими проволочками их ведомств, равно как и длительными процедурными согласованиями, принятыми, например, в ООН. Роль и место «Группы восьми» определяется и серьезным экономическим и военно-политическим весом ее участников. Их совокупная доля в мировом ВВП составляет 45%, а в мировом экспорте – 44%. Члены «восьмерки» обладают правом решающего голоса в таких международных экономических организациях, как МВФ, МББР, ЕБРР, Парижский клуб кредиторов, ОСЭР, ВТО и в ряде других. Сегодня в ее составе четыре из пяти постоянных членов Совета Безопасности ООН и четыре из пяти официальных ядерных держав мира – США, Великобритания, Франция и Россия.

Данный международный механизм стал формироваться в 1975 г. со встречи в Рамбуйе (Франция), посвященной обсуждению последствий для мировой экономики энергетического кризиса 1973-1974 гг. и путей его преодоления. В последующие годы члены «восьмерки» регулярно собирались для обсуждения проблем мировой экономики и мировых финансов. Сегодня, однако, ее повестка дня значительно расширилась за счет включения в нее вопросов глобального изменения климата и охраны окружающей среды, проблем энергетической безопасности, гуманитарных и социальных вопросов, в первую очередь, здравоохранения и образования. В 1999 г. «восьмерка» выступила с так называемой Кельнской инициативой, предусматривающей сокращение долгов беднейших стран мира; в 2001 г. она создала Глобальный фонд борьбы со СПИДом, туберкулезом и малярией, в 2002 г. приняла программу Глобального партнерства в целях нераспространения ОМУ. В «послужном списке» этого неформального механизма и решения по международной безопасности – об укреплении Режима контроля над ракетами и ракетными технологиями (РКРТ) и Вассеннаарских соглашений 1995 г. о порядке над экспортом товаров и технологий двойного назначения, а также ряд международных конвенций по борьбе с транснациональным терроризмом.

Расширение проблематики обсуждаемых в этом международном формате вопросов, стремление придать ему большую легитимность в глазах мировой общественности, заставило его инициаторов искать способы вовлечения в него и России. При этом западные страны руководствовались также желанием повлиять на демократизацию политической системы РФ, на формирование в ней современной рыночной экономики, опереться на нее в деле стабилизации постсоветского пространства. Главное же состояло в том, что по мере расширения повестки дня «восьмерки» становилось все очевиднее, что без помощи России некоторые глобальные проблемы решить невозможно. Это касается вопросов мировой энергетики, стратегической стабильности, нераспространения ОМУ и средств его доставки, противодействия транснациональному терроризму, урегулирования региональных конфликтов, борьбы с эпидемиями, решением глобальных экологических проблем и т.д.

Со своей стороны, Россия стремилась интегрироваться в клуб наиболее влиятельных стран мира, что обеспечивало ей дополнительный политический вес и престиж в мировом сообществе, возможность участвовать в принятии важнейших решений глобального уровня. Россия рассчитывала также в 90-е годы реструктурировать через данный механизм унаследованный ею внешний долг СССР, получить доступ к дополнительным кредитам наиболее богатых западных стран, способствовать демонтажу дискриминационных экономических барьеров времен холодной войны.

Формирование «восьмерки» проходило в четыре этапа: в 1992-1993 гг. ей был предоставлен «гостевой статус» (Президент РФ информировал участников о ходе демократических реформ в России, ей предоставлялась экономическая помощь); в 1994-1995 гг. «политический статус» (Россия привлекается к выработке вопросов международной безопасности, в частности, успешно проводит саммит «восьмерки» в 1996 г. в Москве); в 1997 г. – «полноформатный статус» (она участвует в обсуждении вопросов мировой экономики и финансов); наконец, в 2006 г. она включается в ротационный цикл председательства в клубе и проводит полномасштабный саммит «Группы восьми» в Сакнт-Петербурге.

Саммит в Санкт-Петербурге позволил России наиболее полно реализовать возможности, предоставляемые ее участием в этом многостороннем механизме как для продвижения российских интересов и подходов к ряду приоритетных глобальных проблем, так и для более энергичного разворота самой “восьмерки” к их решению.

Председательство в “восьмерке” позволило нам включить в повестку дня саммита в Санкт-Петербурге действительно важные для всего мирового сообщества проблемы, настоятельно требующие своего решения, такие как обеспечение международной энергетической безопасности, развитие образования, борьба с инфекционными заболеваниями. Прогресс на этих направлениях отвечает фундаментальным целям внутреннего развития самой России.

При российском председательстве сделаны крупные шаги в направлении обеспечения большей открытости и демократичности работы “восьмерки”, включая формат диалога с традиционными партнерами - Китаем, Индией, Бразилией, Мексикой и ЮАР, а также рядом крупнейших международных организаций и межгосударственных объединений, в частности – впервые за всю историю “Группы восьми” – Содружеством Независимых Государств. Их представители активно участвовали в выработке ряда документов саммита на профильных встречах министерского и экспертного уровня.

Саммит прошел с учетом рекомендаций двух важнейших форумов - Всемирного саммита религиозных лидеров и Международного форума неправительственных организаций “Гражданская восьмерка-2006”, что позволило российскому председательству вывести на более высокий уровень диалог “восьмерки” с гражданским обществом, способствовать налаживанию диалога между цивилизациями.

Конечно, реальный незначительный вес России в мировой экономике (2,5% от мирового ВВП, 1,8% от мирового экспорта, 2,3% от мирового населения, 14% от среднего уровня «семерки» по ВВП на душу населения, 0,3% от доли в инновационном секторе мировой экономики и т.д.) объективно не позволял ей стать полноправным членом финансово-экономического механизма наиболее развитых и богатых стран мира. Тем не менее, участие в «восьмерке» в целом позволило России поднять свой политический статус в мировом сообществе, списать около 40% внешнего долга (34,6 млрд. долл.) включиться в решение важных для нее вопросов мировой энергетики, ядерной безопасности, пресечения финансирования транснационального терроризма, предотвращения его доступа к ОМУ и ПЗРК. Характер “Группы восьми” с вступлением в нее России качественно изменился: из эксклюзивного “клуба западных держав” он превращается в более представительный механизм. Объективно характер работы “восьмерки” будет трансформироваться с учетом растущего значения факторов глобализации, что, в свою очередь, будет требовать ее большей открытости и дальнейшей демократизации.

Хотя потенциал «восьмерки» довольно значителен, переоценивать его, конечно, не стоит. Ведь основные проблемы глобальной и региональной безопасности с его помощью решить пока не удалось: уровень управляемости международной системы по-прежнему падает, конфликты множатся, исламский мир радикализируется, транснациональная террористическая напряженность не спадает, распространение ОМУ и ракетного оружия продолжается и т.д. Таким образом, «восьмерка» не адекватна наиболее важным вызовам и угрозам современного мира. В «Группе восьми» заложено фундаментальное противоречие между ее неформальным статусом и задачами, которые она стремится решать, и которые решать невозможно, не опираясь на мандат всего мирового сообщества, имеющийся лишь у ООН. Поэтому, разумеется, “восьмерка” не может и не должна дублировать или подменять ООН, через которую, как и через другие многосторонние структуры, должны проводиться согласованные решения. Она призвана функционировать в поддержку ООН, ее центральной роли в международной жизни, в поддержку многосторонней дипломатии, в целях коллективного образа действий мирового сообщества на региональном и глобальном уровнях.

Как представляется, на данном этапе стратегическая миссия «Группы восьми» могла бы заключаться в решении экономических и финансовых вопросов международной безопасности. К таковым, в частности, относятся перекрытие каналов финансовой подпитки транснационального терроризма, укрепления экономических механизмов экспортного контроля, связанного с нераспространением технологий двойного назначения, оказание помощи беднейшим странам исламского мира, в которых рекрутируются террористы и преступные группировки, инициирование всевозможных программ ликвидации последствий региональных конфликтов, наконец, принятие мер по укреплению мировой финансовой системы и предотвращению валютных потрясений в Азии, Африке и Латинской Америке. Важно продолжать работу по программе Глобального партнерства «Группы восьми» против распространения оружия и материалов массового уничтожения. В области мировой энергетики «восьмерка» могла бы заняться выработкой законодательной базы для инвестиций в эту область, финансированием разработки альтернативных видов энергии, ядерной энергетики. В более же широком плане она могла бы сосредоточиться на разработке своего рода «правил глобализации», которая из идеи партикулярной, выгодной в основном богатым странам, должна превратиться в идею всеобщую, выгоды которой были бы доступны всем. Для этого важно было бы разработать общее видение хода и перспектив наиболее существенных глобализационных мировых процессов.

Если же всерьез трансформировать «восьмерку» в новый глобальный механизм международной безопасности, создавать на ее основе новый эффективный механизм глобального управления, адекватный кардинально изменившейся международной ситуации, а также новым вызовам и угрозам XXI века, то ее следует расширять в первую очередь за счет таких стран, как КНР, Индия, Мексика, ЮАР, Бразилия, Египет, и озаботиться приданием ему должной легитимности (мандата ООН), а также формированием соответствующей глобальной повестки дня. При этом по каждому вопросу такой повестки целесообразно создать отдельный орган. Так, например, в рамках расширенной «восьмерки» можно было бы создать специальную комиссию по глобальному изменению климата со специальным мандатом ООН, которая действовала бы на постоянной и независимой основе. В своих действиях она была бы полностью автономной, занималась, главным образом, мониторингом мировой климатической ситуации, готовила всеобъемлющие ежегодные доклады, содержащие оценки текущего состояния дел в этой области и рекомендации для правительств основных стран мира. Ее решения не носили бы обязательного характера, но, как предполагается, оказывали серьезное влияние на мировое общественное мнение, а также деятельность правительств, частных промышленных предпринимательских структур и других субъектов, влияющих на глобальное изменение климата. При этом:

• Новый орган глобального управления не должен аннулировать или подрывать существующие механизмы, например, Киотский протокол в вопросах изменения климата (он оставался бы «зонтичным документом»).

• Он должен поощрять множественные индивидуальные усилия, направленные на превращение тенденции сползания мира к хаосу; т.е. новый механизм глобального управления должен строиться снизу вверх, а не наоборот.

• Необходимо разработать новую стратегию вовлечения развивающихся стран в процессы глобального управления, касающиеся загрязнения окружающей среды, энергетической безопасности и мировой торговли.

• Новая организация могла бы координировать переговоры по инвестициям в новые энергосберегающие и экологически чистые технологии.

• Она могла бы разрабатывать поручения для других международных органов, таких как МАГАТЭ, ОЭСР, ВТО и т.д.

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com