Перечень учебников

Учебники онлайн

Интересы России в контексте мирового кризиса

Следует заметить, что начало финансового кризиса в России прошло незамеченным. События сентября 2008 г., когда начался вывод капиталов с российского фондового рынка, были расценены политическим руководством страны, а также большинством представителей бизнеса и экспертного сообщества, как реакция рынка на события августовского конфликта на Кавказе. Реакция рынка расценивалась как достойная сожаления, но предсказуемая, и падение фондового рынка России рассматривалось как неизбежная плата за укрепление внешнеполитических позиций России на Кавказе, в диалоге с НАТО и США. Предполагалось, что в среднесрочном периоде фондовый рынок восстановится, а укрепившиеся внешнеполитические позиции России обеспечат ей определенное лидерство не только в вопросах международной безопасности, но и в строительстве новой архитектуры мировой финансово-экономической системы. Определенные надежды в этом плане возлагались на БРИК. Часть внешнеполитического экспертного сообщества полагала, что в рамках взаимоотношений со странами БРИК Россия не только компенсирует относительную слабость своей экономики новой внешнеполитической активностью и инициативностью, но и, при благоприятных условиях, сумеет выступить неким «голосом» БРИК в вопросах реформирования мировой экономики и финансов, сформирует нечто вроде нового «Движения неприсоединения».

Такое «Движение неприсоединения», в отличие от Движения 1970-х гг., настаивало бы на «неприсоединении» к существующей финансово-экономической системе, контролируемой странами Запада, и направило бы свои усилия либо на реформирование существующей системы, либо на строительство параллельных региональных финансово-торговых систем, более отвечающих интересам растущих экономик Индии, Китая, России и Бразилии. Позитивная повестка дня такого движения четко сформулирована так и не была, но некоторые требования к новой системе были сформулированы в выступлениях президента и премьер-министра России.

Другая часть дискуссии, которая развернулась чуть позже, в последние месяцы 2008 года, касалась собственно российских перспектив нейтрализации кризисных явлений в своей экономике и ситуации, которая сложится в мировой экономике после завершения кризиса.

Позиция политической элиты и денежных властей России в тот момент состояла в том, что Россия пострадает от кризиса в меньшей степени, чем страны ОЭСР, и Россия выйдет из кризиса относительно укрепившейся политически и экономически по отношению к западным странам. Такое понимание ситуации и перспектив ее развитие основывалось не следующих тезисах:

1. Россия накопила огромные золотовалютные резервы, которые обеспечат стабильное экономическое развитие и демпфируют в национальной экономике кризисные явления. Российская банковская система недостаточно интегрирована в мировые финансы, российские банки не работают с западными ипотечными бумагами и их производными, следовательно, банковская система должна сохранить свою устойчивость. У России нет внешнего государственного долга, наоборот, многие страны сами должны ей. Кризис предоставляет удачную возможность для реанимации конкурентоспособности российской экономики путем девальвации рубля, а мировые цены на энергоносители хоть и упадут, но останутся на приемлемом для России уровне, обеспечивая наполнение государственного бюджета и финансирование внутренней модернизации страны.

2. Впервые за последние десятилетия у России есть шанс переформатировать систему мирового управления в направлении, которое даст ей доступ к новым ресурсам для развития. Сегодняшняя мировая политико-экономическая ситуация характеризуется несколькими моментами: - либерализм в мировой политике и экономике начинает свое отступление. На следующем историческом этапе он вернется, но в ближайшие годы и десятилетия мы станем свидетелями возвращения государства как в национальную экономику, так и в мировую экономику.

3. Отступление либерализма как мировой экономической идеологии (Вашингтонский консенсус) вкупе с крупными неудачами международных финансовых институтов в последние десятилетия подорвали легитимность мировых политико-экономических институтов и поставили вопрос об их реформировании - мировая экономика на какое-то время утеряла источники роста. В последние десятилетия ими были: поглощение экономик Советского блока; экспорт политической нестабильности Соединенными Штатами вкупе с военным кейнсианством, а также искусственное стимулирование спроса через систему ипотечного кредитования.

4. В мире произошло деление стран по новому признаку. Если раньше различались страны с развитой и большой экономикой, с малой и неразвитой экономикой, различали быстро растущие и медленно растущие экономики, то сегодня добавилось существенное различие между странами-кредиторами (КНР, Япония, Россия, Тайвань, Ю. Корея, Саудовская Аравия) и странами-должниками: США, некоторые страны Западной Европы. Страны-кредиторы выступают с требованиями перераспределение политической власти в международных финансовых институтах.

Суммируя, можно сказать, что в конце 2008 – начале 2009 гг. политическое и финансово-экономическое положение России рассматривалось политическим руководством страны как достаточно благоприятное и даже выигрышное. Такая оценка ситуации стала политическим обоснованием очередной «газовой войны» с Украиной, Россия выдвинула задачу укрепления своих позиций на постсоветском пространстве путем использования экономических инструментов внешней политики, прежде всего суверенного кредитования. Ставились и более широкие, хотя и менее срочные задачи. Широко распространился консенсус, что августовской войной 2008 г., многочисленными финансовыми и внешнеполитическими инициативами, попытками скоординировать внешнеполитические позиции стран БРИК, решениями о частичном переводе торговли между Россией и КНР на местные валюты, Россия сделала определенную заявку на лидерство среди растущих стран-гигантов. Такое лидерство со временем должно было способствовать формированию новой международной повестки российской политики, нацеленной на повышение мировой политико-экономического статуса страны, обеспечение уменьшения ее зависимости от Бреттон-Вудской финансово-экономической системы. В качестве менее афишируемой цели в повестке дня присутствовала и задача лишить страны Запада – прежде всего США – «несправедливых» экономических преимуществ и способов обогащения, которые давала им существующая финансово-экономическая система, использование доллара в качестве мировой резервной валюты, властная монополия в мировых финансовых и торговых институтах.

В более конкретном виде, российская повестка дня, как она виделась в конце 2008 – начале 2009 гг., содержала следующие политико-экономические задачи:

- усиление российского политического влияния на постсоветском пространстве за счет экономического привязывания наиболее пострадавших от кризиса стран к России, частичный перевод двусторонней торговли и расчетов с некоторыми странами СНГ на рубли:

- перераспределение квот внутри МВФ и Всемирном Банке с учетом растущего влияния стран-кредиторов в мировой экономике;

- при отсутствии готовности развитых стран Запада потесниться, выступление Россией с инициативой создания параллельных международных финансовых институтов, обслуживающих политические и экономические интересы России, КНР, Индии, арабских стран;

- Диверсификация мировой валютной системы, частичный уход от доллара и использования юаня, а в некоторых объемах, и рубля, как региональных расчетных и резервных валют.

В чем заключался смысл проведения подобной политики для России, какие выгоды она должны была принести?

Во-первых, успех на данном направлении дал бы России возможность финансировать свой внешний долг за счет зарубежных стран и при необходимости покрывать дефицит внешнеторгового баланса национальной валютой;

Во-вторых, в случае успеха в России был бы создан региональный финансовый центр, что дало бы российскому бизнесу возможность зарабатывать на финансовых услугах в рублях, российская экономика получила бы расширяющийся внешний рынок;

В-третьих, у страны появилась бы возможность шире использовать финансовые инструменты, в том числе поощрения и санкции, для проведения активной внешней политики;

В-четвертых, снизилась бы привлекательность западной социально-экономической модели, Россия, напротив, стала бы выглядеть более привлекательно как страна и как модель развития.

Как показало дальнейшее развитие событий как внутри России, так и в мире, представления об относительных преимуществах России перед другими странами в ходе мирового финансово-экономического кризиса оказались чрезмерно оптимистическими. Россия оказалась гораздо более глубоко интегрирована в мировую экономику и мировую финансовую систему, чем это представлялось, и пострадала от мирового кризиса ничуть не меньше других стран. Основное внимание политического руководства страны и монетарных властей было переключено на внутриэкономические приоритеты, внешнеполитический аспект действий страны в ходы кризиса оказался отодвинут на второй план.

Вместе с тем, внешняя политико-экономическая повестка дня России не была перечеркнута, в своих основных положениях она остается актуальной и сегодня. Как показал мировой финансовый саммит в Лондоне в апреле 2009 г., политическое руководство России по-прежнему намерено продвигаться к поставленным целям, но намерено делать это без спешки, постепенно продвигая российские интересы в меняющейся мировой финансово-экономической архитектуре.

Поставленные задачи весьма амбициозны, и сегодня трудно надеяться на их реализацию в поставленном объеме в короткие сроки. Вместе с тем, сама постановка таких задач в практическом плане свидетельствует о более глубоком понимании национальных интересов российским политическим классом и о растущей самостоятельности российской политики как в плане формирования независимого мировоззрения, так и в выработке стратеги реализации национальных интересов

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com