Перечень учебников

Учебники онлайн

2. ИЗМЕРЕНИЕ “МОЩИ” ГОСУДАРСТВ

Большинство бихевиористов оперировали категорией “сила государств" в своих теоретических конструкциях и пытались измерить ее, предлагая различные шкалы, в которых учитывались не только сравнительно легко поддающиеся квантификации физические величины (население, национальный доход и т.д.), но и параметры психологии и социально-политических качеств, на что обращали внимание сторонники Г.Моргентау. Были разработаны различные шкалы, и они стали широко использоваться в работах международников, как бихевиористов, так и "реалистов". Приведем в качестве примеров несколько "шкал мощи" (или силы), взятых из публикаций 1970-1980 гг. Первая из них - наиболее простая пятишкальная таблица "мощи государств", которую приводят Р.Гокс и Х.Якобсон в работе “Анатомия влияния на решения, принимаемые в международной организации" (см. табл. 5).
Итак, первая шкала измеряет экономический потенциал, вторая - уровень экономического развития, третья - демографический потенциал, четвертая - ядерный потенциал, пятая - военно-политическое положение в международной системе. Очевидно, что все пять шкал построены по принципу возрастания индексов "мощи" на базе точно измеряемых параметров при условии надежной статистики для первых трех шкал и надежной информации для четвертой, показатели пятой шкалы обычно достаточно известны. Достоинство подобных схем, максимально упрощенных, но вместе с тем отражающих несколько базовых параметров, состоит в том, что с их помощью возможно быстро ориентироваться в представлениях о потенпиалах государств (см., например, приложение №2). Но для более точной характеристики государств, их положения в международной системе, для количественного анализа в моделировании подобные схемы, вероятно, малопригодны. Более сложную методику определения военной силы государства предложил бывший руководитель Управления разведки и исследований госдепартамента (ставший впоследствии сотрудником Центра стратегических и международных исследований Джорджтаунского университета) Р.Клайн. Он рассматривал проблему определения силы соперников с точки зрения оценки ее государственными лидерами. По его мнению, наиболее общей исходной точкой в составлении измеримых индексов является объем валовых национальных продуктов. Однако Р.Клайн считал, что для определения "национальной мощи" еще необходимы данные о политическом развитии, "поскольку оно не корректируется в прямой зависимости с развитием экономики", о способности государств мобилизовать быстро и эффективно свои ресурсы, "поскольку бывает, что экономически сильные страны не способны на это", а также данные о целях государства в использовании силы. В итоге приводится нечто вроде полной "формулы мощи государства":

Р = (С + Е + М) x (S+W),

где Р - мощь государства, С - “критическая масса" населения и территории, Е - экономический потенциал, М - военный потенции, S - стратегические цели, W - воля к достижению целей.
Таким образом, мощь государства оценивается как произведение "физического потенциала" и "национальной стратегии и воли". На основе данной методики, которая, по существу, не расшифровывается, У.Джонс и С.Розен приводят индексы силы 10 наиболее мощных государств мира: (см. Табл. 6 в Приложении).
Представляется, что значения во второй колонке, которые могут решающим образом корректировать для ряда стран соотношение их “национальной мощи'', определены достаточно произвольно. Неясно, на основании какого критерия было вычислено двойное превосходство СССР над США по этому показателю, якобы определявшему почти двойное суммарное превосходство советской "мощи". С другой стороны, трудно представить, что США превосходили Францию по суммарной силе всего лишь на 31,4% (что нетрудно рассчитать по таблице), тогда как Япония, Канада и даже Великобритания (!?) уступали "мощи" Ирана (соответственно на 13,3%, 8,2%, 3,1%). Невооруженным глазом видно, что результаты применения данной методики по меньшей мере весьма спорны, если не спекулятивны, что еще раз свидетельствует о трудности квантификации нефизических параметров.
Совершенно иную методику приводит известный американский международник Б.Рассет. Исходя из предпосылки, что мощь и влияние государств зависят от комбинации возможностей, он поставил цель выяснить, как различные "потенциалы-возможности" соотносятся друг с другом, и затем рассчитал корреляции между ними (коэффициент корреляции от +1 до -1). Ниже дана таблица корреляций, рассчитанная Б.Рассетом в работе "Мощь и сообщество в мировой политике". (см. Табл. 7).
В данной таблице, в отличие от предыдущей, не бросаются в глаза очевидные несоответствия расчетов реальности, напротив, многие корреляции совпадают с ожиданиями экспертной оценки. Например, убедительно, что зависимость военных расходов наиболее высока от ВНП, значительно менее зависима от численности населения и размеров территории (соответственно 0,94, 0,77: 0,38). Относительно стран "третьего мира" вероятными представляются отрицательные корреляции между численностью населения и: 1) ВНП на душу населения, 2) грамотностью, 3) уровнем детской смертности (соответственно - 0,14, - 0,26, - 0,25). Однако как всемирный показатель подобные корреляции маловероятны. Трудно представить, чтобы вообще существовали универсальные значения корреляций для всего мира, можно ожидать, что их значения сближаются в группах стран однотипного социально-экономического и культурно-исторического развития.
Патриарх политического "реализма" Г.Моргентау по-прежнему занимал скептическую позицию относительно идеи измерить "мощь" количественно. Он писал по поводу новых методик: "Сила - качество межличностных отношений, которое может быть предметом эксперимента, оценки, приблизительного подсчета, но которое не поддается квантификации... Но если я хочу знать, насколько большой силой располагает данный политик или данное правительство, я должен оставить расчеты на помогающую машину и компьютер ради исторического и... качественного суждения".

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com