Перечень учебников

Учебники онлайн

10.4. Исламская республика Иран: теократическое государство на Среднем Востоке

На протяжении всей новой истории Иран (до 1935 — Персия), в отличие от большинства своих соседей по региону, сохранял формальную независимость, однако уже на рубеже XIX–XX вв. оказался поделенным на сферы влияния между Великобританией и Россией. Англо-иранский договор 1919 г. практически поставил Иран в положение английского протектората: Лондон получал контроль над армией, нефтью, финансами и внутренней политикой. В 1921 г. в результате государственного переворота к власти пришел Реза-хан Пехлеви, в 1926 г. провозглашенный шахом и ставший родоначальником последней правящей династии в Иране. Реза-шах предпринял ряд реформ, призванных консолидировать страну и минимизировать экономическую и политическую зависимость Ирана от других государств. Во внешней политике Реза-шах пытался сохранять баланс в отношениях с Великобританией и СССР. Стремление ограничить влияние обеих великих держав привело его к сотрудничеству с гитлеровской Германией, что в итоге стало поводом для оккупации Ирана британскими и советскими войсками в 1941 г. и привело к отречению Реза-шаха от престола в пользу своего сына Мухаммеда. В начале 1960-х гг. Мухаммед Реза приступил к поведению масштабных реформ преимущественно в аграрной сфере (так называемая «белая революция»), призванных покончить с крупным землевладением и создать слой мелких земельных собственников. «Белая революция» имела ряд негативных последствий (например, разорение арендаторских семей, оказавшихся не в состоянии выполнять долговые обязательства) и привела к появлению в иранском обществе обширной прослойки недовольных политикой шаха. Разношерстная оппозиция сплачивалась вокруг шиитского духовенства, традиционно играющего особую роль в развитии государства — шиизм был утвержден в качестве официальной религии Ирана в XVI в. Концепция «богоизбранности» Ирана основана на том факте, что последователи Али, зятя Пророка, укрепились именно на территории Персии, и позже шиизм принял форму персидского национализма. На протяжении веков светская верхушка тесно взаимодействовала с верхушкой духовенства — политика Мухаммеда Резы, направленная на усиление центральной власти, вызвала протест у духовных деятелей страны, пользовавшихся значительным авторитетом у народных масс. Наибольшей популярностью пользовался харизматический лидер аятолла Р. Хомейни, сумевший консолидировать антимонархическую оппозицию, включавшую в себя исламистские, марксистские и либеральные элементы под руководством шиитского духовенства. При попытке шаха провести референдум по вопросу о земельной реформе в 1978 г. народ по призыву Хомейни вышел на демонстрации, что и стало началом исламской революции, ставшую реакцией на попытку светских властей вести самостоятельную внешнюю и внутреннюю политику. 1 апреля 1979 г. Иран был объявлен исламской республикой.

Отныне внутренняя и внешняя политика государства строилась на основе Корана, сунны, шариата и учения Хомейни. При наличии формальных признаков президентской республики (наличие президента и парламента) подлинным лидером государства становился «духовный руководитель» (факих), сосредоточивший в своих руках религиозную, административную, военную и де-факто политическую власть. Первым духовным руководителем стал сам Хомейни, после его смерти в 1989 г. его сменил его близкий соратник по исламской революции А. Хаменеи. Функции парламента (меджлиса) по новой конституции ограничивались Советом попечителей, в обязанности которого входила проверка всех законов на соответствие нормам шариата (исламского права).

Придя к власти, Хомейни начал претворять в жизнь разработанную им и закрепленную в конституции концепцию экспорта исламской революции. В качестве руководящего во внешней политике был принят принцип «не Запад, не Восток, а ислам». Предполагалось сначала распространить идеи революции в мусульманских странах, а затем и во всем мире — завершением этого процесса должно было стать создание «Соединенных Штатов ислама». Этот внешнеполитический курс осуществлялся преимущественно мирными или полувоенными средствами — единственным случаем экспорта исламской революции военным путем стала ирано-иракская война 1980–1988 гг., одно из самых длительных военных столкновений второй половины XX в.

Агрессором в данном случае выступил Ирак, президентом которого в 1979 г. стал баасистский политик Саддам Хусейн, — новоиспеченные руководители двух соперничавших гигантов Персидского залива так или иначе должны были решить вопрос о лидерстве в субрегионе. Причиной столкновения стали исторические разногласия из-за плодородного, богатого водными ресурсами Багдадского или Зохабского санджака. Начиная с 1639 г. (Зохабский договор) стороны не раз заключали договоры о разграничении спорных территорий — нарушение Ираном условий последнего из них (Договора о дружбе и границах, 1975) и послужило формальным поводом к началу военных действий. Руководство Ирака, пытаясь оправдать свои действия, заявляло, что нападение на Иран является лишь попыткой предотвратить экспансию Тегерана. Для Ирана же вторжение иракских войск на его территорию означало счастливую возможность осуществить экспорт исламской революции, не прибегая к агрессии, — при этом именно Ирак с его 60-процентным шиитским населением представлял собой идеальный ареал для реализации внешнеполитического курса Хомейни. Война, длившаяся до 1988 г., привела к тяжелейшим потерям с обеих сторон, однако руководству ИРИ она принесла и огромные дивиденды: укрепились позиции шиитского духовенства, что было особенно важно в период становления исламского государства, когда другие партии готовы были оспорить гегемонию исламистов. Иракская угроза создавала предлог для усиления вооруженных сил страны — именно в ходе войны возник корпус «стражей исламской революции», впоследствии составивший военную опору духовенства и облеченный миссией дальнейшего распространения идей исламской революции.

Ирано-иракская война, впрочем, стала едва ли не единственным успехом внешнеполитического курса Хомейни. Мусульманские страны, явно напуганные активностью Тегерана, весьма настороженно относились к перспективе смены власти по иранскому образцу. Из арабских государств Ближнего Востока и Магриба «братскими» по отношению к Ирану могли считаться только Сирия, Ливия, Алжир и Южный Йемен (до 1990), разделявшие не столько исламскую, сколько «революционную» линию в иранской политике. Факторами сближения в данном случае служили либо совместное противостояние сионизму и Западу (Сирия, Ливия, Алжир), либо наличие общих региональных противников (Ирак в случае с Сирией, Саудовская Аравия в случае с Йеменом); при этом «братские» отношения с арабскими никогда не отличались стабильностью. Единственным «бессменным» союзником Тегерана в арабском мире была и остается по сей день Сирия. Официальный Дамаск уже в апреле 1979 г. признал новый режим в Иране и выразил готовность сотрудничать с ним. Иран был одной из немногих стран региона, поддержавшей претензии Сирии на лидерство в арабском мире, после того как Египет, ее основной соперник, утратил ведущие позиции в 1979 г. Дамаск и Тегеран традиционно придерживались сходных взглядов по палестинской проблеме. В ходе ирано-иракской войны Сирия в нарушение принципов арабской солидарности поддержала Иран, поставив себя тем самым в сложное положение как член ЛАГ. САР приложила немало усилий, чтобы доказать партнерам по ЛАГ, что война Ирана и Ирака не является конфликтом персов со всем арабским миром, — эти усилия впоследствии были высоко оценены иранским руководством. Современные Дамаск и Тегеран являются двумя антизападными режимами в регионе, в значительной степени их союз подпитывается совместным противостоянием внешнему давлению со стороны, прежде всего США.

Наибольшей сложностью отличаются отношения Ирана и Саудовской Аравии — двух теократических государств, претендующих на лидерство в исламском мире. Тегеран и Эр-Рияд занимали противоположные позиции по таким вопросам, как участие государств Запада в обеспечении региональной безопасности, использование нефти как рычага давления на нефтеимпортеров, возможность вести диалог с Израилем. Победа исламской революции спровоцировала массовые выступления шиитов в Саудовской Аравии — в ходе одного из них повстанцы захватили Великую Мечеть в Мекке. Саудовская Аравия стала одним из важнейших объектов экспорта исламской революции, в данном случае осуществлявшегося мирным путем, через институт хаджа — ежегодного паломничества в Мекку и Медину. В священные города из Ирана направлялись группы паломников, возглавляемые политическими или религиозными деятелями, которые вели пропаганду среди саудовских шиитов. Подобные действия иранского руководства вызывали резко негативную реакцию Эр-Рияда: власти КСА неоднократно предпринимали меры по ограничению въезда иранских паломников. В 1987 г. попытки саудовских вооруженных сил пресечь волнения, спровоцированные паломниками из Ирана, привели к гибели 400 человек, 275 из которых были выходцами из Ирана. В 1988 г. Эр-Рияд и Тегеран разорвали дипломатические отношения (восстановлены в 1991). Несмотря на то что в начале XXI в. наблюдалось осторожное сближение ИРИ и КСА, напряженность между двумя теократиями сохраняется: так, в 2008 г. по Тегерану прокатилась волна антисаудовских выступлений, участники которых называли саудовского монарха «неверным» за его инициативы в области ближневосточного мирного урегулирования.

Превращение Ирана в исламскую республику обострило его отношения не только с ближневосточными, но и с западными странами, прежде всего с США. Поскольку активное вмешательство американцев в дела Ирана началось еще в 1950-е гг., революционные события 1978–1979 гг. в Иране имели ярко выраженную антиамериканскую составляющую и фактически превратили Тегеран в оплот противостоянии экспансии Вашингтона в регионе. После падения монархии в Иране США предоставили убежище шаху — ответом Тегерана стал захват в ноябре 1979 г. 66 заложников в здании посольства США в Тегеране (их удерживали в плену более года). Эти события послужили поводом для разрыва дипломатических отношений между ИРИ и США. В 1995 г. США включили Иран в список государств, поддерживающих мировой терроризм. Внешнеполитические итоги первого десятилетия существования исламской республики были неутешительны: Тегеран оказался в международной изоляции, утратив доверие не только Запада, но и своих региональных соседей, опасавшихся стать жертвами экспорта исламской революции. После смерти Хомейни в 1989 г. начался постепенный отход от агрессивного навязывания мусульманским странам своего видения их государственно-политического устройства, но ощутимое смягчение внешнеполитических установок произошло лишь в 1997 г., когда пост президента ИРИ занял либеральный политик Мухаммед Хатами (1997–2005), получивший прозвище «аятолла Горбачев». В отношениях с Западом Хатами выдвинул концепцию «диалога цивилизаций». В региональной политике он продолжил курс на превращение Ирана в ближневосточную сверхдержаву — в данном случае чрезвычайно полезной для Тегерана оказалась кризисная ситуация вокруг Ирака. Наряду с Сирией Иран стал самым активным противником американского вооруженного вмешательства в дела его соседа по Персидскому заливу. После свержения режима Саддама Хусейна Тегеран первым признал Временный управляющий совет Ирака, а в 2004 г. между бывшими соперниками были восстановлены дипломатические отношения. В совместном заявлении, принятом на ирано-иракском саммите в декабре 2006 г., наличествовал пункт о невмешательстве в дела друг друга; кроме того, было принято решение о выводе с территории Ирака проиранских группировок и об облегчении пограничного контроля. Вполне очевидно, что Иран рассчитывает, опираясь на иракских шиитов, превратить соседнее государство в своего младшего регионального союзника — американское присутствие в Ираке, усилившее позиции шиитов, в данном случае оказалось лишь на руку Тегерану. В 2005 г. на посту президента ИРИ Хатами сменил неоконсерватор Махмуд Ахмадинежад, получивший скандальную известность благодаря своей антиамериканской и антиизраильской риторике. Ахмадинежад, в отношениях с Западом кажущийся полной противоположностью Хатами, в действительности стал продолжателем его курса на превращение ИРИ в азиатскую сверхдержаву. В последние годы Иран значительно активизировал свои внешнеполитические усилия на центральноазиатском, индийском, китайском направлении, стал проявлять живой интерес к налаживанию устойчивых контактов с региональными международными организациями (ЕврАзЭС, ОДКБ, ШОС); иранско-сирийские и ирано-иракские отношения не утрачивают своей динамики, заданной еще при Хатами; президент Ахмадинежад является одним из наиболее заметных лидеров Движения неприсоединения. В своей внешней политике Тегеран все более явно делает ставку на «шиитскую карту»: речь в данном случае идет об иранском влиянии не только в Ираке, но и в Сирии, где существует значительная шиитская прослойка, Саудовской Аравии и Ливане, где поддержкой Ирана традиционно пользуется шиитская организация «Хизбалла». Одной из «визитных карточек» современной внешней политики Ирана является иранская ядерная программа, начатая еще до революции и носившая первоначально исключительно мирный характер. Шахский Иран подписал Договор о нераспространении ядерного оружия, подписал соглашение о гарантиях с МАГАТЭ и заключил контракт с немецкой фирмой «Siemens KWU» соглашение о сооружении в Бушере двух энергоблоков. После прихода к власти Хомейни сотрудничество с ФРГ прекратилось, а более чем наполовину построенные реакторы оказались сильно повреждены во время ирано-иракской войны. Хомейни изначально относился к ядерному оружию скорее негативно, считая его «антиисламским», однако угроза со стороны США и особенно Ирака, применявшего в ирано-иракской войне химическое оружие, заставила Тегеран возобновить прерванную ядерную программу. В 1992 г. было подписано российско-иранское Соглашение об использовании атомной энергии в мирных целях, а в январе 1995 г. между производственным объединением «Зарубежатомстрой» и Организацией по атомной энергии Ирана был заключен контракт на завершение строительства первого блока АЭС «Бушер» (введен в строй в 2010). В том же 1992 г. зародился ядерный альянс Тегерана с Пекином: в соответствии с протоколом о сотрудничестве в области атомной энергетики КНР обязывалась поставить оборудование в ядерный центр в Исфахане. Мирный характер иранской ядерной программы, однако, вызывал серьезные сомнения у США. В 2002 г. американская разведка получила от представителя оппозиционной партии информацию о строительстве в Натанзе центрифужного комплекса: инспектора МАГАТЭ в ходе проверки обнаружили там частицы высокообогащенного урана. В результате ИРИ было предъявлено обвинение в незаконном обогащении урана с целью получения ядерного оружия. В 2006 г. ядерное досье Ирана было передано в Совет Безопасности ООН, который предпринял против Ирана четыре пакета санкций в 2006, 2007, 2008 и 2010 гг. (последние, наиболее жесткие санкции были введены с согласия России и Китая, которые вплоть до 2010 выступали против усиления принудительных мер в отношении ИРИ). Кроме того, в одностороннем порядке санкции против Ирана вводили США, ЕС, Канада Австралия, Южная Корея и Япония. Попытки разрешения иранской ядерной проблемы путем диалога неоднократно предпринимались в формате так называемой «шестерки» (Иран, Россия, Великобритания, ФРГ, Франция, Китай, США), однако Тегеран не выказывает готовности идти на уступки в ходе переговоров, настаивает на том, что его программа носит мирный характер, тем временем продолжая обогащать уран (в 2009 был обнаружен второй завод по обогащению урана в г. Кум). Эксперты называют различные сроки получения Ираном ядерного оружия, ряд российских специалистов склоняется к мнению, что опасения по поводу иранской ядерной программы сильно преувеличены — как бы там ни было, успешно осуществляемая ядерная программа еще более приближает ИРИ к заветному статусу регионального лидера на Ближнем и Среднем Востоке.

Вопросы

1. Перечислите типы зависимых государств на территории Ближнего Востока.

2. Приведит.е примеры светских и теократических государств на Ближнем и Среднем Востоке

3. Перечислите конфликтогенные факторы в регионе.

4. Каковы итоги Шестидневной войны?

5. Что такое интифада?

6. Перечислите основные достижения ближневосточного мирного урегулирования.

7. На какой стадии интеграции находятся Лига арабских государств и Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива?

8. Каковы итоги ирано-иракской войны для руководства Ирана?

9. Перечислите «братские» по отношению к Ирану государства.

10. В чем отличия внешней политики М. Хатами и М. Ахмадинежада?

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com