Перечень учебников

Учебники онлайн

Кавказский конфликтный узел: Чечня, российско-грузинские отношения и «пятидневная война» августа 2008 г.

Каковы были гуманитарные аспекты ситуации вокруг Чеченской Республики в международных отношениях Российской Федерации?
2. Как «чеченский вопрос» отражался в комплексе российско-грузинских отношений?
3. Как развивался военный конфликт вокруг Южной Осетии в 2008 г., и каковы обстоятельства дипломатического признания Россией независимости бывших грузинских автономий?
1. Во второй половине 1990-х годов происходило обострение отношений России с европейскими правозащитными институтами - Советом Европы и его Парламентской ассамблеей - по поводу нарушений прав человека в Чеченской Республике. Проблема возникла сразу после того, как осенью 1991 г. в Грозном к власти пришел режим Д. Дудаева, после чего из республики начали изгоняться представители всех нечеченских групп населения (русские, армяне, украинцы, евреи). В ноябре 1994 г. президент России Б. Н. Ельцин отдал приказ о подавлении вооруженного мятежа в Чечне. Операция была проведена неудачно. В августе 1996 г. в Хасавюрте были подписаны соглашения между представителями федеральной власти и местного чеченского правительства об урегулировании ситуации на основе «общепризнанных принципов и норм международного права», в соответствии с которыми предполагалось согласовать условия вывода федеральных сил из Чечни и заключения будущего политического соглашения между Москвой и Грозным. Эти соглашения были интерпретированы чеченскими властями как признание российским правительством независимости Чечни де-факто. В мае 1997 г. между тогдашним президентом Чечни Асланом Масхадовым и президентом РФ Б. Н. Ельциным в Москве был подписан «Договор о мире и принципах взаимоотношений», в котором стороны зафиксировали отказ от применения силы в отношениях между федеральной властью и чеченской администрацией. «Договор» не содержал упоминания Хасавюртских соглашений и представлял собой рабочий документ - протокол о намерениях двух ветвей власти Российской Федерации (федеральной и региональной) придерживаться определенных принципов сотрудничества в нормализации ситуации в Чечне. Ратификации он не подлежал. Урегулирование не состоялось. Федеральные войска с территории республики были выведены, но вести переговоры о независимости в Москве отказались.
Между тем, еще с весны 1995 г. в Москве, а затем и разных городах России начались террористические акты (подрывы жилых домов, взрывы в общественном транспорте, местах скопления людей, захваты заложников, автобусов, больниц и т.п.), организованные чеченскими террористами. В Чечне сформировался центр террористической активности, который при поддержке из-за рубежа стремится к расширению зоны своего контроля на Северном Кавказе. В августе 1999 г. вооруженные формирования чеченских террористов попытались расширить контролируемую территорию за счет сопредельного Дагестана, но получили вооруженный отпор. Российское правительство начало антитеррористическую операцию в Чечне.
Нарушения прав человека в Чечне, как правило, фиксировались в связи с 1) проведением федеральными силовыми структурами в населенных пунктах республики «зачисток» с целью выявления среди чеченского мирного населения участников незаконных террористических групп; 2) насилиями чеченских боевиков против мирного русского и иного нечеченского населения; 3) бедственным положением беженцев из Чеченской Республики в лагерях беженцев в Чечне или на территории сопредельной Ингушетии.
Россия присоединилась к Совету Европы только в 1996 г. после трех лет его отказа рассматривать ее заявку на вступление из-за ситуации в Чечне до подписания Хасавюртских соглашений. Вступление в Совет Европы предусматривало принятие на себя Россией обязательства подписать Европейскую конвенцию по правам человека 1953 г. и принять совокупность ее контрольных механизмов, включая право граждан обращаться непосредственно в Европейский суд по правам человека.
Миссия Совета Европы имела возможность посещать Чечню и на основании собранных материалов представлять Парламентской ассамблее Совета Европы (ПАСЕ) заключения, оценки и рекомендации, многие их которых содержали критику в адрес силовых ведомств и правительства Российской Федерации. В ряде случае Парламентская ассамблея принимала резолюции, содержавшие предложения о введении против России политических санкций вплоть до приостановки ее членства в Совете Европы. Критика в адрес Москвы доносилась и со стороны администрации США. В более конкретном смысле резолюции ПАСЕ предполагали наказание виновных в нарушениях прав человека. Представители парламентской ассамблеи требовали, чтобы российские вооруженные силы в Чечне лучше контролировались гражданской властью, а дисциплина в них поддерживалась на таком уровне, чтобы можно было гарантировать выполнение соответствующих военных и гражданских установлений и конституционных норм, а таюке положений международного права, особенно Женевских конвенций и прилагаемых к ним протоколов. Российская сторона стремилась учитывать мнение европейских правозащитных организаций и вносить необходимые коррективы в действия силовиков для предупреждения случаев нарушения прав человека. Несмотря на вспышки взаимной полемики, в целом отношения между Россией и западноевропейскими странами в связи с положением вокруг Чечни удавалось удерживать в конструктивном русле.
Российская Федерация стремилась к мирному политическому урегулированию в Чечне на основе предоставления Чеченской Республике максимально широкой автономии при безусловном сохранении ее в составе России. Одновременно российское правительство считало чеченских боевиков террористами, а созданные ими при помощи иностранных наемников организации - террористическими, и поэтому подлежащими уничтожению. Российская дипломатия добивалась понимания этой позиции правительствами зарубежных государств.
В 1999 г. власть в Чеченской Республике перешла в руки Ахмата Кадырова, который встал на позицию отстаивания интересов ее мирного развития в составе Российской Федерации. Федеральное правительство действенно поддержало эту политику. После убийства А. Кадырова террористами страну возглавил Алу Атханов, а в 2007 г. линию мирного развития продолжил сын Ахмата Рамзан Кадыров. Положение в регионе стало постепенно стабилизироваться. Активность боевиков и террористов в Чечне резко снизилась, постепенно размываясь по другим северо-кавказским республикам, в частности Ингушетии и Кабардино-Балкарии.
2. Подписанный в 1994 г. российско-грузинский договор так и не был ратифицирован Государственной Думой России, поскольку она не хотела связывать себя признанием территориальной целостности Грузии, в том числе признанием Абхазии - частью Грузии, как то было предусмотрено в тексте. В 2000 г. представители России и Грузии начали подготовку нового российско-грузинского договора о дружбе и сотрудничестве. Работа над ним не была завершена из-за вспышки противоречий между двумя странами.
В Тбилиси были недовольны поддержкой, которую Москва оказывала Абхазии, и настаивали на эвакуации российских баз с грузинской территории в течение трех лет. Россия требовала для вывода баз 11-летнего переходного периода. Но главное, она выдвигала в адрес Грузии претензии в связи с ситуацией в Панкисском ущелье - части грузинской территории, пограничной с горными районами Чеченской Республики, которые оставались под контролем чеченских террористов.
Панкисское ущелье населено чеченцами-кистинцами, которые являются коренными жителями Грузии на протяжении нескольких веков и имеют грузинские гражданство. Они сохранили родственные связи с чеченцами Чеченской Республики в составе Российской Федерации. По российским данным, чеченские сепаратисты, свободно пересекая российско-грузинскую границу на ее чеченском участке, создали на грузинской территории в Панкисском ущелье базы. Правительство Грузии не имело сил для пресечения деятельности чеченских террористов на грузинской территории и было не в состоянии обеспечить режим непроницаемости границы с Россией.
Российское руководство предложило наладить охрану российско- грузинской границы силами совместного контингента российских и грузинских пограничников, который предполагалось разместить в Панкис- ском ушелье. В Тбилиси эта идея была воспринята недоверчиво и была отклонена. К лету 2001 г. российско-грузинские отношения сильно накалились, поскольку после схода снегов чеченские террористы со своих баз в Грузии стали наносить удары по объектам на российской территории. Москва стала в довольно резкой форме требовать от Тбилиси мер для уничтожения баз террористов в Панкисии. Грузинское правительство дало возможность чеченским боевикам уйти из ущелья, после чего они частично скрылись за рубежом (главным образом, в Турции), а частично рассредоточились в других высокогорных районах Грузии или перешли в подконтрольную террористам зону на российской территории.
Одновременно, ссылаясь на давление Москвы, грузинское правительство стало активно добиваться сближения с США и НАТО, при этом энергично настаивая на скорейшем выводе российских баз. В Грузии появились американские советники и инструкторы, которые стали заниматься подготовкой грузинских офицеров. Согласно принятым в 1999 г. решениям стамбульского саммита ОБСЕ, Россия до 2001 г. должна была завершить эвакуацию баз из Гудауты (на территории Абхазии) и Вазиани. Фактически была эвакуирована только база в Вазиани. В Гудауте она осталась, как сохранились и базы России в Батуми и Ахалкалаки.
В конце 2003 г. в результате острых внутренних коллизий президент Грузии Э. А. Шеварднадзе был вынужден подать в отставку под давлением оппозиционных сил в грузинском парламенте. Власть фактически перешла к лидеру оппозиции М. Саакашвили, который в январе 2004 г. стал президентом.
В отличие от осмотрительного 3. А. Шеварднадзе, учитывавшего мнение Москвы, новый грузинский руководитель стал проводить линию на форсированное сближение с США. Этот курс сопровождался систематическими антироссийскими акциями, которые носили подчеркнуто демонстративный характер. Новый лидер ужесточил риторику по поводу Абхазии и Южной Осетии, фактически развивавшихся с начала 1990-х годов вне политического, экономического и культурного полей Грузии.
В Москве стремились избежать напряженности в отношениях с Тбилиси. В части политических кругов бытовало ошибочное мнение о том, что новый молодой лидер будет строить более конструктивные отношения с Россией, чем его предшественник - «старый коммунист Шеварднадзе».
В мае 2005 г. между Россией и Грузией было достигнуто соглашение о выводе всех российских баз с грузинской территории до конца 2008 года. В 2006 г. двусторонние отношения резко усложнились, формальным поводом для чего послужили аресты российских военных в Грузии по обвинению в шпионаже. В России были введены санкции против Грузии и грузинской общины. Несмотря на фактический вывод российских баз территории республики к ноябрю 2007 г., улучшения отношений России и Грузии не произошло.
3. В грузинской политике нарастали признаки готовности применить силу для восстановления контроля центрального правительства над территориями Абхазии и Южной Осетии, которые не подчинялись Тбилиси и считали себя независимыми государствами. Амбиции грузинского руководства возросли еще больше после переподготовки грузинской армии при американской поддержке. Теперь армия Грузии была оснащена некоторыми современными видами вооружений (танками, системами залпового огня, средствами ПВО), закупленными у Украины и модернизированными израильскими специалистами.
В июле 2006 г. грузинские силы установили контроль над верхней частью Кодорского ущелья на территории Абхазии. Эта местность населена грузинским племенем сванов, которые говорят на особом языке и имеют собственную идентичность, хотя - в отличие от абхазов - не отрицают свою принадлежность к Грузии. После событий начала 1990-х годов сванская часть Кодорского ущелья оказалась отрезанной от «основной части» Грузии территорией, подконтрольной властям Абхазии, поскольку низовье Кодорского ущелья было прежде населено другим грузинским племенем - мегрелами, большая часть которых в ходе войны в Абхазии была вынуждена покинуть родные места. Абхазские власти понимали деликатность ситуации и де-факто не пытались распространить свой контроль на земли сванов, довольствуясь позициями в нижней части Кодори, которая, таким образом, оказалась зажатой между позициями грузинских войск к юго-западу от нижней части Кодорского ущелья и сванской частью Кодори на северо- востоке. Сваны сохраняли собственную систему управления, соблюдали мир с абхазами, но признавали над собой символическую власть Тбилиси.
Летом 2006 г. между главой администрации сванской части Кодорского ущелья Эмзаром Квициани и правительством в Тбилиси возник конфликт. Глава администрации был отстранен от власти, но отказался подчиниться распоряжениям из столицы. Для подавления его оппозиции в июле 2006 г. грузинские силы смогли успешно осуществить молниеносную операцию по переброске в Верхний Кодори дополнительного контингента, с помощью которого Тбилиси восстановил свой контроль над этой территорией. Вместе с тем, в тылу Абхазии появился плацдарм, с которого усилившаяся теперь группировка грузинских войск могла проводить боевые операции. Российская Федерация не заявляла протестов по поводу событий в Кодори, признавая их внутренним делом Грузии. Абхазские власти высказывали по поводу случившегося серьезные опасения, полагая, что Тбилиси планирует нападение на Абхазию с Кодорского плацдарма. Грузинское правительство заявило, что разместит в верхней части Кодори так называемое правительство Абхазии в изгнании. Это усугубило возмущение в Абхазии.
Успех в Кодори, по всей видимости, уверил грузинское руководство в результативности силовых методов. 8 августа 2008 г. грузинские войска после артиллерийской подготовки из систем залпового огня по г. Цхинвалу, который является столицей Южной Осетии, начали штурм города. Сопротивление нападению пытались оказать российские и осетинские миротворческие батальоны, а затем - гражданское население осетинских сел и городов. Несмотря на сопротивление, грузинские войска успели почти полностью захватить город прежде, чем ситуация стала меняться.
Российское руководство приняло решение направить на пресечение агрессии регулярные войска. В Москве было заявлено, что российские войска получили приказ осуществить операцию по принуждению Грузии к миру. В течение последующих пяти дней они изгнали грузинские формирования со всей территории Южной Осетии и продвинулись на грузинскую территорию, заняв город Гори, через который проходят главные железнодорожные и шоссейные коммуникации между Восточной и Западной Грузией. Одновременно российские силы блокировали позиции грузинских войск в верхней части Кодорского ущелья и захватили базу грузинских ВВС в Сенаки (Западная Грузия). Корабли Черноморского флота России перекрыли подходы к грузинскому порту Поти, через который в Грузию обычно поступала военная помощь из-за рубежа. Вооруженные силы Абхазии начали наступление против грузинских войск в Верхнем Кодори и почти полностью вытеснили их оттуда.
Президент Грузии издал декрет об объявлении войны России, который на следующий день был одобрен грузинским парламентом.
В ходе серии спецопераций, а также во временно занятых Гори и Сенаки, российские войска целенаправленно уничтожили или взяли в качестве трофеев большую часть объектов военной инфраструктуры, склады боеприпасов, вооружения и технику грузинской армии. В то же время, в ходе войны произошли разрушения гражданских объектов - жилых домов, элементов гражданской инфраструктуры. Человеческие жертвы имелись среди осетинского и грузинского населения. Спасаясь от войны, жители грузинских сел в пределах административных границ бывшей Юго-Осетинской АО покинули свои дома, став беженцами.
После завершения боевых действий российские войска были отведены с «основной территории» Грузии - т.е. передислоцировались в границы бывшей ЮОАО. Эта территория была больше той, которую охраняли российские и осетинские миротворцы до 8 августа 2008 г., так как до нападения на Пхинвал часть территории бывшей ЮОАО с преимущественно грузинским населением контролировались властями Грузии и грузинским миротворческим контингентом. После «пятидневной войны» эта часть Южной Осетии под контроль тбилисского правительства возвращена не была.
Западные СМИ в первые три-четыре дня кампании вели настоящую информационную войну против России, полностью замалчивая все факты, свидетельствующие о том, что Грузия напала на Цхинвал первой. Не имея возможности утверждать обратное, западные информационные агентства делали акцент на том, что Россия как страна намного больше и сильнее Грузии.
Администрация США, которую в России подозревают в оказании помощи Грузии в подготовке нападения на Цхинвал, не отмежевалась от грузинской агрессии, хотя и не подтвердила своей сопричастности ее подготовке. Американские руководители выступили с обвинениями в адрес России, безосновательно обвиняя ее в попытке свержения грузинского руководства.
Страны ЕС в такой ситуации проявили настойчивость и гибкость. Министры иностранных дел Франции и Финляндии вылетели в Тбилиси, где они попытались убедить грузинское руководство пойти на политическое урегулирование конфликта и сделать заявление об отказе от применения силы против Южной Осетии и Абхазии, как того требовала Россия. Затем в переговоры включился президент Франции Н. Сар- кози. Он отправился в Москву, а затем в Тбилиси, пытаясь найти формулу урегулирования. В России ему удалось подписать документ из шести пунктов, которые были предложены грузинской стороне.
В Тбилиси согласились только с частью из них. Грузинская сторона отказывалась дать гарантии неприменения силы против Южной Осетии и Абхазии и требовала «полного вывода российских войск из Грузии», имея в виду и удаление российских миротворцев из Южной Осетии и Абхазии. Хотя российские воска уже начали отходить с собственно грузинских территорий, политическая напряженность не спадала.
Страны ЕС пробовали угрожать России применением против нее санкций, требуя вывода войск из Грузии. Однако далеко не все лидеры Евросоюза понимали тезис о выводе войск так. как его интерпретировали в Тбилиси. В Брюсселе, прежде всего, настаивали на уходе России с земель «основной части» Грузии - задерживаться на которых в Москве и не собирались.
Ситуация стала еще сложнее, когда 26 августа 2008 г. Россия заявила о дипломатическом признании Южной Осетии и Абхазии. Москва сослалась на прецедент Косова, которое имело основания на независимость не больше, чем Абхазия и Южная Осетия, но получило признание со стороны многих стран мира. В ответ Грузия разорвала дипотно- шения с Россией. 5 сентября Абхазию и Южную Осетию признало правительство Никарагуа (президентом которой с ноября 2006 г. снова стал Д. Ортега).
Для обсуждения ситуации в Брюсселе 1 сентября 2008 г. было созвано заседание Европейского совета. Предполагалось, что на нем будет обсуждаться вопрос о введении антироссийских санкций, с предложением о которых выступили Польша и прибалтийские страны. Решения о санкциях принято не было.
Ближайшие партнеры России, как в рамках ШОС, так и по интеграционным проектам в СНГ заняли выжидательную позицию, выступив, в основном, «с пониманием» позиции России. Никто из них независимость Южной Осетии и Абхазии не признал.
Источник знаний
1. Применение силы в Чечне в 1994-1998 гг. и 1999-2002 гг. сопровождалось нарушением прав мирного населения. Эта проблема стала предметом критики со стороны Совета Европы. Правительства ряда западных стран пытались использовать ситуацию для давления на Россию. Россия прислушивалась к рекомендациям западных партнеров, принимая меры для оздоровления ситуации в Чеченской Республике, одновременно отстаивая интересы национальной безопасности.
2. Во второй половине 1990-х годов грузино-российские отношения осложнялись ситуацией в Панкисском ущелье на грузинской территории. В этом районе традиционно проживали чеченцы-кистинцы, на землях которых боевики разместили свои базы. Грузия под давлением России приняла меры для их удаления из Панкисского ущелья. После свержения Э. А. Шеварднадзе в 2003 г. грузинское правительство стало форсировать сближение с НАТО и активнее добиваться вывода российских баз с грузинской территории. Базы были эвакуированы в 2007 г., но российско-грузинские отношения продолжали ухудшаться на фоне взаимных обвинений и военных приготовлений.
3. Военное нападение Грузии в августе 2008 г. на столицу Южной Осетии привело к вспышке напряженности в мире. Российские войска осуществили операцию по принуждению Грузии к миру, а российское правительство пошло на признание независимости Абхазии и Южной Осетии. США, которые фактически помогли Грузии подготовиться к нападению на Цхинвал, выступили с обвинениями России в попытке свергнуть грузинский режим. Страны ЕС предприняли частично успешную попытку выступить посредником между Россией и Грузией

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com