Перечень учебников

Учебники онлайн

2. Критерии и структура национального интереса

Выше уже отмечалось, что следствием неоднозначности понятия «национальный интерес» является то, что его аналитическая и практико- политическая роль далеко не абсолютна. Вместе с тем нельзя отрицать то, что рассматриваемая категория очень важна для понимания сущности тех событий, явлений и процессов, которые происходят в сфере международных отношений.
Например, без учета культурно-исторических традиций и национальных ценностей понимание внешней политики того или иного государства и международных отношений в целом было бы неполным, а потому и неверным. Но скорее всего, ближе к истине не те, кто противопоставляет национальную идентичность национальному интересу, а те, кто считает первую неотъемлемым элементом второго (см.:. 1961. Р. 3-12).
В основе всякого интереса лежат объективные потребности, нужды субъекта или социальной общности, обусловленные экономической, социальной, политической и т.д. ситуациями, в которых они находятся. Процесс познания социальных потребностей — это процесс формирования интересов людей (см. об этом: Поздняков. 1976. С. 112—124). Таким образом, интерес — категория объективно-субъективная. Причем объективным в своей основе может быть не только истинный, но и ложно понятый интерес. Десятилетиями на Западе существовало мнение о советской военной угрозе и о том, что наращивание вооружений служит коренным интересам демократических государств в деле защиты от нападения со стороны тоталитарного режима. И хотя в действительности Советский Союз не был заинтересован в нападении на западные страны, его поведение как во внешнеполитической области, так и внутри страны давало им основания для недоверия к нему. В свою очередь, внешнеполитическая стратегия США давала лидерам СССР повод считать, что усиление обороноспособности советского государства — важнейшая составляющая его национальных интересов. По существу же, гонка вооружений не отвечала потребностям безопасности, благосостояния и развития ни одной, ни другой стороны.
Существуют также мнимые и субъективные национальные интересы. Примером мнимого национального интереса может служить такая ситуация, когда идея становится национальным мифом, овладевает умами людей, и доказать им эту мнимость чрезвычайно трудно (см. об этом: Государственные, национальные и классовые интересы... С. 70). Хрестоматийный пример субъективного интереса — поступок Герострата, добившегося бессмертной «славы» поджогом храма. Пример субъективного «национального интереса» в современных международных отношениях — мотивы, которыми руководствовался Саддам Хусейн при вторжении Ирака в Кувейт в 1991 г. (декларации о необходимости присоединения к Ираку «исконно принадлежавшей ему провинции» были лишь предлогом для попыток решить внутренние трудности иракского режима путем «небольшой победоносной войны»).Наряду с основными (коренными, постоянными) и неосновными (второстепенными, временными), объективными и субъективными подлинными и мнимыми интересами различают также интересы совпадающие и взаимоисключающие, пересекающиеся и непересекающиеся и т.д. (подробнее см.: Увалов. 1990. С. 19—20).
Исходя из сказанного, понятие «интерес» можно определить как осознанные потребности субъекта (социальной общности), являющиеся следствием фундаментальных условий его существования и деятельности. Но интерес — это и отношение потребности к условиям ее реализации. Соответственно, национальный интерес — осознание и отражение в деятельности его лидеров потребностей государства. Это относится и к многонациональным и этнически неоднородным государствам: фактически под национальным интересом подразумевается национально-государственный интерес.
Р. Арон (и ряд его последователей), как уже говорилось, считал понятие национального интереса слишком многозначным и потому малооперациональным для анализа целей и средств международных отношений. Б. Рассет и X. Старр предложили выйти за рамки «туманного восприятия национального интереса», а К. Холсти использует в этой связи понятие «внешнеполитические задачи».
Положения Арона о так называемых вечных целях любого государства, по, существу, совпадают с традиционным реалистическим пониманием национального интереса. С точки зрения Р. Арона, вечные цели могут проявляться как абстрактным (стремление к безопасности, силе и славе), так и конкретным образом (жажда расширения пространства, увеличения территории, занимаемой той или иной политической единицей, увеличения количества людей (населения государства) и завоевания человеческих душ (распространения идеологии и ценностей данного политического актора) (Агоп. 1984. Р. 82—87). В свою очередь, содержание «основных внешнеполитических задач» государства, — понятия, которым К. Холсти предлагает заменить категорию «национальный интерес», — фактически совпадает с содержанием этой категории. Действительно, Холсти определяет внешнеполитические задачи как «систему представлений о будущем положении дел и будущих условиях, которых правительства стремятся добиться посредством действий отдельных политических деятелей, используя свое влияние за границей и изменяя или поддерживая действия других государств»-При этом основные задачи он связывает с выживанием государства, его суверенитетом, территориальной целостностью и благосостоянием граждан. Среднесрочные задачи отнесены Холсти к сфере развития межгосударственного сотрудничества во имя прогресса экономики; тогда как долгосрочные задачи затрагивают правила организации международной системы и правила взаимодействия государств (НокИ. 1977. СЬ. 4, 5).
В основе традиционного понятия коренного национально-государственного интереса лежат географические, культурные, политические и экономические факторы. Национально-государственный интерес включает следующие основные элементы: военная безопасность, пред-, усматривающая защиту государственного суверенитета (национальной независимости и целостности), конституционного строя и системы ценностей; благосостояние страны и ее населения, подразумевающие экономическое процветание и развитие; безопасное и благоприятное международное окружение, предполагающее свободные контакты, обмены и сотрудничество в регионе и за его пределами.
Исходя из этого, Дональд Нойхтерляйн говорит о том, что долгосрочные составляющие американских национальных интересов обусловлены следующими потребностями: 1) защиты США и их конституционной системы; 2) роста экономического благосостояния нации и продвижения американских товаров на зарубежные рынки; 3) создания благоприятного мирового порядка; 4) распространения за рубежом американских демократических ценностей и системы свободного рынка (КиесЫег1ет. 1991. Р. 15—17). С учетом степени остроты указанных потребностей и их проявления в связи с конкретной проблемой или кризисом автор строит следующую «матрицу национальных интересов» США (там же. Р. 18):
Данная матрица положена в основу методики определения интересов и степени их важности, разработанной в Военном колледже армии США. Определяя национальные интересы как «потребности и желания, воспринимаемые нацией в контексте международной обстановки», авторы классифицируют их по четырем категориям (защита родины; экономическое процветание; пропаганда ценностей; благоприятный мировой порядок) и трем степеням важности (жизненно важный; важный; периферийный). В свою очередь, такая классификация предваряет следующий шаг — процесс стратегической оценки, с учетом которой определяются приоритеты национальной политики и военной стратегии государства (см.: Yarger, and Barber. 1997).
Указанная классификация отражает содержание официальной Стратегии национальной безопасности США (см.: НГ. 1999. 10 февр.). Национальные интересы США подразделяются в этом документе на три категории: «Первая включает жизненно важные интересы, то есть те, которые имеют первостепенное значение для выживания, безопасности и жизнеспособности нашей страны. Речь идет о безопасности — в физическом плане — нашей территории и территорий наших союзников, безопасности наших граждан, нашем экономическом благополучии и защите жизненно важных элементов инфраструктуры...
Вторая категория предполагает ситуации, в которых затрагиваются важные национальные интересы. Эти интересы не определяют наше выживание как нации, но они влияют на наше национальное благосостояние и на характер мира, в котором мы живем. В таких случаях мы будем использовать свои ресурсы для отстаивания наших интересов, если цена этого и сопутствующие риски соизмеримы с интересами, которые поставлены на карту...
Третья категория — это интересы в гуманитарной и других областях. В некоторых обстоятельствах наша страна может предпринимать те или иные действия, так как это необходимо, исходя из наших ценностей» (там же).
Подобным же образом эксперты СВОП считают, что «интересы России в отношении стран бывшего СССР подразделяются на 1) жизненно важные — в защиту которых государство должно быть готово применить все средства, в том числе силовые, 2) важные, и 3) менее важные» (см.: Возродится ли Союз...). При этом к первой категории они относят такие интересы, как обеспечение свободы, роста благосостояния россиян, территориальной целостности и независимости России; предотвращение доминирования, особенно военно-политического, иных держав на территории бывшего СССР; предотвращение формирования в мире враждебных России коалиций, в том числе в ответ на те или иные действия России на территории бывшего СССР и ДР-(см. там же. 5.2.1— 5.2.7). Во вторую категорию авторы включают обеспечение доступа к сырьевым, трудовым и товарным рынкам государств бывшего СССР, особенно к нефти прикаспийского региона; создание для этого необходимых политических, экономических и правовых условий; совместное использование границ, территорий и части военных потенциалов соседних государств (компоненты системы ПВО, СПРН, и т.д.) для предотвращения возникновения военной угрозы России, ее дальнейшей внутренней дестабилизации в результате притока и транзита преступников, наркотиков, оружия, контрабанды сырья, ядерных материалов и изделий «двойного назначения»; использование политического, экономического, военного и иного потенциала государств бывшего СССР для укрепления (в случае налаживания с ними близких союзных отношений) международных политических позиций и России, и этих государств (там же. 5.3.1—5.3.13). Наконец, в третью категорию попадают такие интересы, как: «Обеспечение демократического развития сопредельных государств. Укрепление многосторонних структур СНГ» и т.п. (там же. 5.4.1— 5.4.4).
В отличие от этого документа, официальная Концепция национальной безопасности России не содержит столь четкого разделения основных категорий интересов, которые формулируются с учетом их субъектов и сфер общественной жизни; «Национальные интересы России — это совокупность сбалансированных интересов личности, общества и государства в экономической, внутриполитической, социальной, международной, информационной, военной, пограничной, экологической и других сферах. Они носят долгосрочный характер и определяют основные цели, стратегические и текущие задачи внутренней и внешней политики государства» (www.ng.ru 14 января 2000 г.).
В наши дни составные элементы и содержание национального интереса в целом претерпевают существенные изменения под давлением новых фактов и обстоятельств. Бурное развитие производительных сил, средств массовой коммуникации и информации, новые достижения научно-технической революции, усиливающаяся интернационализация всех сторон общественной жизни, возникновение и обострение глобальных проблем, растущее стремление людей к демократии, личному достоинству и материальному благополучию — все это трансформирует интересы участников международных отношений, ведет к переформулированию целей их взаимодействия.
Крах тоталитарных режимов и продвижение постсоциалистических стран к рыночным отношениям и плюралистической демократии, сопровождающееся трудностями, противоречиями, кризисами и конфликтами, распад СССР и его многочисленные последствия, окончание «холодной войны» между Востоком й Западом — эти и многие Другие процессы, происходящие в современном мире, ставят перед Международным сообществом новые задачи, вносят коренные изменения в условия реализации интересов международных акторов. На гла-зах одного только поколения людей мир как бы сужается, государства и регионы становятся все более открытыми для растущих потоков идей, пересекающих их границы, капиталов, товаров, технологий и людей. Традиционные двух- и многосторонние связи между государствами дополняются новыми, действующими в самых разных областях (транспорт, экономика и финансы, информация и культура, наука и образование и т.д.). На этой основе возникают новые между народные организации и институты, которым государства делегируют часть своих полномочий и которые имеют свои специфические цели и интересы, вытекающие из самой их сущности как субъектов международных отношений. Картина усложняется и по мере усиления мощи и увеличения числа транснациональных корпораций, которые стали значительными и неотъемлемыми участниками международных отношений со своими специфическими интересами и целями, связанными в первую очередь с собственными финансовыми прибылями и экономическим ростом. Однако интересы транснациональных корпораций касаются и стабильности (экономической, политической, военной) страны базирования, а также всеобщей безопасности и сотрудничества, других вопросов глобального характера.
В таких условиях национальный интерес не может быть обеспечен без таких условий существования государства, как внутренняя стабильность, экономическое благополучие, моральный тонус общества, безопасность не только военно-стратегическая, но экологическая, благоприятное внешнеполитическое окружение, престиж и авторитет на мировой арене. Следует иметь в виду, что обеспечение национального интереса достигается лишь при сбалансированности указанных условий, представляющих собой открытую систему взаимозависимых и взаимодополняющих элементов. Полное обеспечение каждого из них возможно лишь в идеале. В реальной же практике нередки случаи отсутствия каких-либо элементов и условий и их недостаточного развития, что компенсируется более интенсивным развитием других. В обеспечении подобного баланса — сущность и искусство международной политики (см. об этом: Кунадзе. 1991). Особое место в структуре национального интереса занимает так называемый бессознательный элемент, содержание которого требует отдельного рассмотрения.

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com