Перечень учебников

Учебники онлайн

Кыргызско-китайские отношения в советское время

Октябрьская революция 1917 года стала важнейшим событием во всей истории ХХ века. Революция, свергнув царскую власть, стала основой, фундаментом формирования новой, великой империи – Союза Советских Социалистических республик, куда вошла и Киргизская ССР.

Основным, и наиболее важным аспектом кыргызско-китайских отношений в советское время оставалась та же проблема по поводу «граничной межи». Выше названные документы по пограничному размежеванию, составленные между царской Россией и Китайской империей, особенно описание пограничного размежевания и приложенные к ним карты, не отличались большой точностью и ясностью, из-за незнания членами и уполномоченными разграничительных комиссий реального строения поверхности приграничных земель, действительного местоположения горных хребтов, их вершин, рек и их направлений. Таким образом, было зафиксировано упрощенное описание линии границы. Например, как уже было сказано, участки границы, протяженностью в 500 км отмечены всего лишь несколькими строками. Понятно, что столь общее описание линии границы, не отражающее в полной мере сложный характер высокогорной местности, естественно вызывало впоследствии различную ее интерпретацию заинтересованными сторонами.

В результате между Россией и Китаем сложились две версии линии границы. Одна - договорная, прохождение которой фиксировалось пусть и несовершенными, но признаваемыми обоими государствами двусторонними документами, другая - фактически охраняемая, отличающаяся от договорной тем, что в двустороннем порядке никогда не признавалась. К тому же в первые годы существования КНР вопрос о границах остро не стоял. Пограничные претензии официального Пекина усилились с конца 50-х годов с обострением советско-китайских отношений.

В XX век Советский Союз и КНР вошли с условно проведенными границами, маркированными только на доступных перевалах. В результате географических исследований "белые пятна" в высокогорной части Центрального Тянь-Шаня стирались. И на картах не только изменялись общие черты местности, но и появлялись новые перевалы, вершины, речные долины и хребты. Близ условной пограничной линии они приобретали характер спорных территорий. Требовались уточнения, но оба государства вступили во времена больших перемен и вопрос о границах казался второстепенным: границы между братскими странами становились все более условными. Действующие пограничные заставы ликвидировались или переносились в глубокий тыл на расстояние сотен километров от реальной границы, где остались лишь посты Иркештам и Торугарт. На всем ее протяжении свободно перемещались чабаны, различные экспедиции - противочумные, землеустроительные... Малоизвестными тропами пользовались контрабандисты, в основном торговцы опиумом, местные жители навещали "за бугром" своих родственников.

Противоречия между СССР и Китаем начались в 60-х годах, когда две милитаризованные страны стали показывать друг другу зубы. Тогда же вновь поднялся вопрос по точному установлению граничной линии. Один за другим вспыхивали пограничные конфликты на всем протяжении китайско-советской границы. Дело доходило до вооруженных столкновений. Обе предоставляли карты своего понимания прохождения государственной границы, обвиняя друг друга в оккупации чужих территорий.

Переговорный процесс по пограничному урегулированию между СССР и КНР, начавшийся в 1964 году, выявил 25 «спорных участков», площадью более 3400 тысяч кв. км, на которые видение двух сторон о договорной линии советско-китайской границы не совпадали, в том числе пять участков - на кыргызской части границы общей площадью около 3750 кв. км: около 450 кв. км в районе пика Хан-Тенгри; около 250 кв. км в районе перевала Иркештам; 180 кв. км в местности Жаны-Жер; в бассейне реки Узенгу-Кууш около 2840 кв. км в 5 км от перевала Бедель; 12 кв. км в местности Бозайгыр-Ходжент.

Переговоры шли трудно. Конфронтация нарастала, каждая сторона укрепляла спорную территорию, если смогла до нее добраться первой. Возобновилось освоение брошенных застав и началось строительство новых. Пограничники вернулись на Майда-Адыр, построили заставы Эчкилиташ, Каинды, Сары-Таш, Алай-Куу, начали строительство дорог, мостов и застав на Уч-Чате и Узенгу-Кууше.

Чтобы как-то закрепиться на спорных и труднодоступных участках, власти создавали и организовывали искусственные производственные объекты: в районе Джаны-Джера и Джангарта осваивались сезонные пастбища, самолетами и вертолетами забрасывали корм для животных и оборудование для ферм. В Узенгу-Кууше работала геологическая партия. И здесь же пасли яков китайские животноводы и "толкали" друг друга советские и китайские пограничники. Если пограничники скрывались из виду, то обитатели "межгосударственных" юрт вместе пили чай и судачили о политике - те и другие были кыргызами.

Все эта стоило огромных денег. Содержание застав, кошар и дорог стоило огромных денег. Да и геолог из "политической" партии, стучащий молотком по пустым породам, выглядел смешно. А на дальних подступах создавалась видимость "границы на замке". Даже хребет Терскей-Ала-Тоо нельзя было пересекать без пограничных пропусков, да и весь Иссык-Куль был закрытой территорией для иностранцев. Все эти посты и заставы создавали сложности работающим в погранзоне, мешали чабанам и геологам, работающим на Сары-Джазе, в Учкошконе или Кумторе.

Эти «несогласованные участки» на линии прохождения государственной границы явились следствием несовершенства ранее принятых договоров, также смещения охраняемой границы односторонними действиями СССР и КНР в целях обеспечения своей безопасности путем строительства оборонительных укреплений и хозяйственным освоением территорий. Причем на переговорах такие действия обоюдно признавались как нарушение норм международного права.

Пограничные переговоры с Китаем продолжались с перерывами более чем три десятилетия. Состоявшиеся в 1964 году консультации советско- китайских представителей по пограничным вопросам в Пекине так и не привели к какому-либо конкретному результату. В то время стороны практически приступили к рассмотрению "спорных участков" на западной части советско-китайской границы. Не было понимания двух сторон и на последующих пограничных переговорах, которые возобновились в 1969 году после встречи Председателя Совета министров СССР А. Косыгина с Премьере Государственного Совета КНР Чжоу Эньлаем, хотя продолжались до 1979 года. Стороны, оставаясь на своих позициях, так и не подошли к конструктивном рассмотрению пограничных вопросов. Между тем обстановка на границе продолжала оставаться нестабильной и напряженной.

Только на советско-китайских переговорах, возобновившихся в 1987 году, была достигнута договоренность об уточнении прохождения линии границы на основе имеющихся русско-китайских договорных документов о границе, в соответствии с нормами современного международного права, принципами справедливости и рациональности, взаимного понимания и взаимной уступчивости. Во время первой советско-китайской встречи в верхах в мае 1989 года в Пекине эти принципы были зафиксированы в совместном итоговом коммюнике.

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com