Перечень учебников

Учебники онлайн

Масштаб вовлеченности Китая в Центральной Азии

Китай вовлекся в дела региона вскоре после того, как распался Советский Союз, а страны Центральной Азии провозгласили независимость. Это был естественный процесс, направлявшийся рядом факторов.

Географическая близость естественно предрасполагала Пекин к активности в Центральной Азии. Помимо 3000-километровой границы, ни одна страна не граничит с большим числом центральноазиатских стран, чем Китай, и нет другой страны, которая была бы так близка к Центральной Азии, как Китай. У России очень длинная линия границы с Центральной Азией, но это граница только с Казахстаном, а четыре других центральноазиатских страны отделены от нее широкими казахскими степями - она очень далека от сердца региона. Более того, граничащий с Россией северный Казахстан исторически никогда не считался частью Центральной Азии. Непосредственно соседствуют с Центральной Азией Иран и Афганистан, но обе этих страны намного меньше Китая и менее влиятельны. Близость - это уникальный фактор в установлении близких отношений. В нормальных ситуациях близость порождает необходимость во взаимопонимании и связях и ведет к широкомасштабным и зачастую неправительственным контактам. При этом могут возникнуть проблемы, не существующие в отношениях между странами, не имеющими общих границ.

У Синьцзяна множество связей с Центральной Азией - этническая, религиозная и культурная близость, общая история и традиции. Это еще один уникальный фактор в отношениях Китая с Центральной Азией. Синьцзян населяют те же этнические группы, которые живут в Центральной Азии: казахи (1,3 млн), киргизы (более 160 тыс.), а также таджики и узбеки. С другой стороны, в Центральной Азии проживают примерно 300 тыс. уйгуров. Короче говоря, у Синьцзяна и Центральной Азии есть этническое родство. В последние сто лет эти этнические группы жили в Китае и России и испытали разные исторические и культурные влияния. В чем-то они стали иными, но при этом говорят на тех же или сходных языках, верят в Аллаха, остаются родственными по культуре, традициям и обычаям. Все это делает Китай ближе к Центральной Азии. Взаимосвязи между жителями Синьцзяна и Центральной Азии - это часть процесса отношений Китая с этим регионом.

У связей между Китаем и Центральной Азией глубокие исторические корни, которые формируют их взаимные отношения. Тесные связи между ними установились в 60 г. до н. э. при династии Хань, когда эти края были известны в Китае как Западные земли. Это выражение можно использовать в широком или узком значении. В узком значении он относится к областям, расположенным к западу от крепостей Юймэньгуань и Янгуань, Дунхуана (провинция Ганьсу) и области к востоку от Памира. В широком значении он обозначает области

к западу от Памира11. С тех пор Китай на протяжении двух тысячелетий постоянно поддерживал контакты (политические, экономические, культурные и исторические) с Центральной Азией. Этот опыт стал неотъемлемой частью исторической памяти Китая и вошел в его историю и культуру. В новое время - после присоединения к царской России - Центральная Азия перестала существовать как независимое политическое, культурное и географическое образование и как географический центр. Утрата политической независимости разрушила традиционные исторические связи региона с Китаем. Но самое прошлое стереть не удалось, и многое быстро восстановилась, как только Центральная Азия вновь обрела независимость и восстановила историческую память о связях с Китаем. Историческая память оказывает глубокое влияние и на отношение и представления Китая о Центральной Азии; она оказалась уникальным фактором, ускорившим приход Китая в Центральную Азию.

Короче говоря, географическая близость и культурное родство (этническое, религиозное, языковое) являются решающими факторами отношения Китая к Центральной Азии. И они оказывают определенное воздействие на политику, хотя и не предопределяют ее. В отличие от других великих держав у Китая есть эти исключительные аспекты взаимоотношений с Центральной Азией.

Если конкретно, возвращение Китая в Центральную Азию началось с решения вопросов о границах. Как уже было отмечено, переговоры о демаркации границ начались еще с Советским Союзом. После распада СССР западные участки китайско-советской границы превратились в границы между Китаем и тремя обретшими независимость странами Центральной Азии. Эти три государства (Казахстан, Таджикистан и Киргизия) решили для продолжения переговоров о границе с Китаем присоединиться к России. Переговоры длились семь лет. Разрешение вопроса о границах было важным условием нового развития отношений с Центральной Азией; это был проект сотрудничества между двумя сторонами. Более того, безопасность границ способствовала установлению тесных контактов. Успешное сотрудничество в разрешении спорных вопросов о демаркации границ напрямую привело к образованию «Шанхайской пятерки», впоследствии превратившейся в ШОС.

«Шанхайская пятерка», а позднее ШОС стали для Китая важным инструментом утверждения своего присутствия и влияния в регионе. «Шанхайская пятерка» началась с нерегулярных совещаний «по случаю» и превратилась в региональную организацию, а ее повестка дня, первоначально ограниченная исключительно вопросами о демаркации границ, развернулась в широкий диалог и сотрудничество в области безопасности, политики, экономики и т. п. Развитие и расширение роли «Шанхайской пятерки», сопровождаемое растущим сотрудничеством Китая и центральноазиатских стран, привели к постепенному укреплению присутствия и влияния Китая. В 2001 г. «Шанхайская пятерка» была преобразована в региональную организацию сотрудничества, ШОС. Создание ШОС ознаменовало существенное изменение внешней политики и стратегическое решение крепить отношения с Центральной Азией. Главной целью Китая было обеспечение безопасности и стабильности на своих северо-западных рубежах и забота о китайских интересах в регионе. С китайской точки зрения ШОС - это инструмент, гарантирующий безопасность региона, и институциональный канал, позволяющий Китаю участвовать в делах Центральной Азии, а также общая платформа для сотрудничества между Китаем и этим регионом. Создание ШОС стало сигналом о достижении стратегического компромисса между Китаем и Россией: две страны договорились о стратегическом балансе, признали взаимные интересы и взяли курс на стратегическое сотрудничество. Стоит отметить, что многие западные наблюдатели увидели в этом совсем иные мотивы: они решили, что ШОС направлена на то, чтобы воспрепятствовать доступу Соединенных Штатов и НАТО к Центральной Азии.

Торговля была одним из самых видных фактором, стимулировавших интерес Китая к Центральной Азии. С начала 1990-х гг. большие объемы дешевых потребительских товаров хлынули из Китая в центральноазиатские страны и быстро заполонили рынки товарами низкого и среднего качества. Дешевые китайские товары насытили эти рынки, а ключевую роль сыграли мелкие торговцы из Китая и Центральной Азии. Центральные и местные власти Китая одобрили и поддержали эту частную торговлю. Не правительство, а мелкие частные предприятия и спекулянты обеспечили колоссальный приток китайских товаров. В сложившейся тогда ситуации гибко действовавшие частники смогли приспособиться, а государственные торговые организации не сумели конкурировать и выжить.

Развитию торговли потребительскими товарами между Китаем и Центральной Азией способствовал еще ряд факторов. После распада Советского Союза и обретения независимости центральноазиатскими странами частные контакты упростились, поскольку обе стороны приняли решение о безвизовом режиме, что открыло условия для свободных перемещений через границу. Это, естественно, открыло двери для частной приграничной торговли. В первой половине 1990-х гг. быстрое развитие приграничной торговли было тесно связано с отказом от виз. Позднее, однако, визовая система восстановилась, и визы потребовались сначала для частных поездок, а потом и для официальных визитов. Тем не менее рядовые торговцы могли легко получить визу для поездок в Казахстан, Киргизию и Таджикистан; исключением были только Узбекистан и Туркмения.

Но даже после введения визового режима объем торговли между Китаем и Центральной Азией не уменьшился, потому что поток товаров переместился на другие рынки региона. Экономическая депрессия, последовавшая за развалом СССР, оставила многих жителей региона без средств к существованию, так что большие количества дешевых китайских товаров оказались хорошим подспорьем для выживания. Китайские товары поступали в таких огромных количествах и по такой низкой цене, что другие страны не смогли с ними конкурировать. Китайское доминирование на потребительских рынках Центральной Азии дало неожиданные политические эффекты - оно стало заметным знаком присутствия Китая в регионе. Изобилие китайских товаров произвело глубокое впечатление на местное население и быстро стало привычной частью жизни. Их политическое и общественное воздействие было столь велико, что Маулен Ашимбаев, бывший директор Казахстанского института стратегических исследований при Президенте Республики Казахстан, заявил, что до 11 сентября 2001 г. эта торговля была основой китайского присутствия в регионе и послужила опорой для его политики установления трехстороннего баланса с Соединенными Штатами

и Россией12.

Энергия - это еще один фокус китайских интересов в Центральной Азии, а Казахстан является здесь главным партнером. Это сотрудничество протекает в двух формах. Одна - это участие китайских нефтяных компаний в разведке нефти, ее добыче и сооружении необходимой инфраструктуры в Казахстане. Другая - это казахстанско-китайский нефтепровод для перекачки нефти из Казахстана и России. Энергетическое сотрудничество между Китаем и Казахстаном началось во второй половине 1990-х гг. В июне 1997 г. Китайская национальная нефтяная корпорация Китая (CNPC) приняла участие в приватизации нефтегазового месторождения в Актюбинске и выиграла тендер, получив 60 % акций местной нефтедобывающей компании. С этого момента PetroChina стала активным и крупным игроком на рынке энергоресурсов Казахстана, и начался постепенный рост двустороннего сотрудничества двух стран в области энергетики. Впоследствии она расширила свою долю на нефтяном рынке Казахстана. В мае 2003 г. Комитет по государственной собственности и приватизации министерства финансов Республики Казахстан продал свои 25,12 % акций в Национальной компании КазМунайГаз. CNPC приобрела на торгах этот пакет акций. Таким образом, китайская компания стала собственником 85,42 % акций «Актобе Мунагаз». В 2003 г. добыча на этом месторождении достигла 4,65 млн. т. В 2003 г. компания PetroChina Ltd. приобрела 35 % акций совместного предприятия у саудовской компании Nimir Petroleum и остальные 65 % акций у Chevron Texaco, получив таким образом полные права на разработку месторождения Северный Бузачи (на западе Казахстана). В 2002 г. там было добыто 320 тыс. т. Компания PetroChina планирует в ближайшие годы увеличить годовую добычу до 1 млн тонн.

В августе 2005 г. CNPC инвестировала 4,18 млрд. долл. в покупку компании «Петро- казахстан». Эта международная нефтяная компания зарегистрирована в Канаде, но все ее добывающие активы и мощности по переработке нефти расположены в Казахстане. В год

она добывает более 7 млн т нефти . В октябре 2005 г. собрание акционеров утвердило покупку «Петроказахстана» Китайской международной нефтяной компанией (CNPCI), являющейся дочерней компанией CNPC. Одновременно CNPCI и Казахстанская национальная нефтегазовая корпорация подписали меморандум о взаимопонимании, в соответствии с которым казахстанская корпорация получила часть акций «Петроказахстана», чтобы сохранить государственный стратегический контроль над разработкой природных ресурсов, получить право на участие в управлении нефтеперерабатывающими мощностями «Петрока-

захстана» и на получение части конечной продукции14. В октябре сделка была одобрена канадским судом. CNPC заявила, что считает эту сделку своим успехом, поскольку это был важный шаг в проникновении в энергетический сектор Центральной Азии и крупнейший зарубежный инвестиционный проект в этом секторе.

Другой областью китайско-казахстанского сотрудничества является строительство нефтепровода. Этот важный проект привлек много внимания. В сентябре 1997 г. CNPC официально одобрила проект, предложенный Казахстаном. За 1997-1999 гг. стороны провели все необходимые исследования. Согласно утвержденным планам трубопровод должен идти от порта Атырау (на реке Урал в 45 км от Каспия. - Примеч. пер) в Казахстане на запад через Актюбинский нефтяной промысел (включая Кенкияк), приобретенные CNPC, а потом через весь Казахстан до Алашанькоу на границе Китая и Казахстана. Длина нефтепровода более 3 тыс. км, из которых 2818 км на территории Казахстана и около 270 км на территории Китая. Предположительная общая стоимость проекта 3 млрд долл. Согласно первоначальным планам нефтепровод должен был войти в эксплуатацию в 2005 г. Но по оценкам PetroChina, чтобы стать рентабельным, нефтепровод должен перекачивать не менее 20 млн т нефти в год. При этом в 1998 г. Казахстан добывал всего 25,9 млн т нефти. Если вычесть внутреннее потребление, нефти просто не хватало на выполнение обязательств перед уже существовавшими нефтепроводами и на отпуск 20 млн т через казахстанско-китайскую трубу. В результате стороны решили реализовывать проект по частям.

Этот нефтепровод был разбит на три участка. Первый участок нефтепровода соединяет нефтепромысел Кенкияк с портом Атырау. Его длина 448 км, и все на территории Казахстана. Этот нефтепровод может связать нефтяное месторождение Кенкияк, находящееся в собственности CNPC, с российскими трубопроводами, через которые можно перекачивать эту нефть в черноморский порт Новороссийск. У этого участка нет проблем с количеством нефти, а потому он был выделен в качестве первого этапа строительства. В 2002 г. CNPC и КазМунайГаз открыли финансирование проекта, а уже в марте 2003 г. нефтепровод был введен в эксплуатацию. Его пусковая мощность составила 6 млн т, и предполагается ее довести до 15 млн т.

Второй участок нефтепровода начинается в небольшом городе Атасу в центре Казахстана и идет до Алашанькоу в Синьцзяне. Его длина составляет 988 км, а предполагаемые расходы 850 млн долл.

В ходе визита китайского президента Ху Дзиньтао в Казахстан в июне 2003 г. была подписана декларация о стратегической значимости сотрудничества Китая и Казахстана в энергетическом секторе. Стороны договорились крепить сотрудничество в нефтегазовом секторе и принять меры для своевременного успешного выполнения начатых проектов. Они также договорились продолжить исследования по проекту строительства китайско-казахстанского нефтепровода, по соответствующим нефтедобывающим проектам, а также изучить возможность сооружения китайско-казахстанского газопровода. Казахстан поддержал участие

Китая в разведке и разработке месторождений нефти на континентальном шельфе Каспия15. Это означает, что правительства Китая и Казахстана намерены восстановить строительство китайско-казахстанского нефтепровода. В ходе того же визита CNPC подписала соглашение с КазМунайГаз и министерством финансов Казахстана - Соглашение о совместной оценке капиталовложений в поэтапное строительство нефтепровода между Китаем и Казахстаном. В мае 2004 г. CNPC и КазМунайГ аз подписали Договор об основных принципах строительства нефтепровода из Атасу в Казахстане до Алашанькоу в Китайской Народной Республике. В июне 2004 г. страны достигли соглашения о создании на паритетных началах совместной нефтяной компании, «Китайско-Казахстанский трубопровод».

Сооружение второго участка китайско-казахстанского нефтепровода началось в сентябре 2004 г. и завершилось точно в срок, в декабре 2005 г. Первоначальная мощность тру-

170 бопровода 10 млн т в год. В июле 2006 г. сырая нефть достигла нефтеперерабатывающего завода в Душандзи в Синьцзяне. Нефтепровод вошел в эксплуатацию. Если соединить этот трубопровод с тем, который идет через Атасу из Омска, потом через Казахстан и Узбекистан в Чарджоу, в Туркмении, то можно будет по нему поставлять сибирскую нефть в Синьцзян. Строительство трубопровода Омск-Чарджоу началось еще в советские времена и было закончено в 2004 г. С завершением строительства нефтепровода Атасу-Алашанькоу появится возможность перекачивать российскую нефть из Атасу в Синьцзян.

Третий участок нефтепровода идет из Атасу в Кенкияк. Он соединит два первых участка этого нефтепровода. Этот участок (протяженностью 1340 км) планируется завершить в 2011 г. Когда он войдет в строй, сеть нефтепроводов протянется от Атырау на реке Урал до Синьцзяна в Китае. Его годовую мощность можно заметно увеличить, и это станет заметным достижением в области китайско-казахстанского сотрудничества.

Китай также проявляет активность в нефтегазовом секторе Узбекистана и Туркмении. В мае 2005 г. CNPC и Узбекнефтегаз подписали соглашение о сотрудничестве, по которому CNPC вложит 600 млн долл. в 23 нефтепромысла в Узбекистане. В июле 2005 г. в ходе визита китайского вице-премьера By Й в Узбекистан китайская государственная нефтехимическая корпорация «Синопек» и Узбекнефтегаз подписали соглашение, по которому «Сино- пек» в следующие пять лет вложит в Узбекистан 100 млн долл., из которых половина будет истрачена на разведку нефтяных запасов, а другая половина - на модернизацию действующих нефтепромыслов. Дочернее предприятие «Синопек» создаст совместное предприятие с Узбекнефтегаз.

Другой важной сферой экономической деятельности Китая в этом регионе является транспорт. Китай естественным образом заинтересован в этом: транспортная инфраструктура необходима для развития его связей с Центральной Азией и для расширения двусторонней торговли. Кроме того, маршрут в Европу через Центральную Азию почти на 1000 км короче, чем через Сибирь, а это означает соответствующую экономию времени и расходов. К тому же это крайне необходимо странам Центральной Азии, которые замкнуты внутри континента и нуждаются в транспортных связях с внешним миром. Все это возбудило сильнейший интерес Китая к строительству автомобильных и железных дорог в Центральной Азии.

Сегодня Китай и Центральную Азию связывают пять автомобильных и железных дорог. Это дороги, идущие через пограничные КПП Ала-шанькоу и Хоргоз (в Казахстан), Торугарт и Иркештам (в Киргизию) и через Каласу (в Таджикистан). Из этих пяти первая (через Алашанькоу) - это железная дорога, а все остальные - автомобильные. Уже действует Евразийская железная дорога, связывающая Китай и Центральную Азию (Алма- Ата-Урумчи-Пекин-Шанхай. - Примеч. пер.). Кроме того, Китай открыл более пятидесяти международных грузовых маршрутов в Центральную Азию. Подавляющая часть грузопотока между Китаем и Центральной Азией идет из Казахстана.

Строительство транспортной инфраструктуры останется ключевым аспектом китайско-центральноазиатского сотрудничества. Ряд крупных проектов уже в стадии реализации. Что касается железных дорог, вторая магистраль между Китаем и Центральной Азией (которая свяжет Китай, Киргизию и Узбекистан) уже строится. Она пойдет по маршруту Кашгар-Торугарт-Джалал-Абад (Ош). Китай и Казахстан ведут подготовку к строительству новой Евразийской железнодорожной магистрали с международной шириной колеи 1435 мм, что резко повысит ее эффективность. Существующие в Казахстане железные дороги используют русскую ширину колеи, которая шире мировой, не стыкуется с железнодорожными сетями Китая и Европы, а потому менее эффективна. Что касается автомобильных дорог, Китай разрабатывает план китайско-киргизско-узбекского шоссе (по маршруту Кашгар-Иркештам-Сарыташ-Ош-Андижан-Ташкент). Дорога пройдет по территории Китая (230 км), Киргизии (280 км) и Узбекистана (450 км). Она будет иметь большое политическое и экономическое значение. Кроме того, Китай выдвинул план восстановления Великого шелкового пути, который сделает Центральную Азию неотъемлемой частью азиатской транспортной сети. В апреле 2005 г. в Шанхае представители 23 азиатских стран подписали межправительственное соглашение об Азиатской дорожной сети. Эта сеть свяжет капиталы, промышленные центры, порты, туристические места и стратегически важные торговые центры азиатских стран и охватит почти всю Азию, за исключением ее западной части16.

Для развития отношений с центральноазиатскими странами важны также инвестиции и помощь. Китай оказывает помощь через множество ведомственных каналов и специальных программ, из-за чего может возникать известный недостаток координации. Официальные данные о китайской помощи Центральной Азии отсутствуют. Но есть информация об инвестициях: в 2004 г. китайские инвестиции в этом регионе превысили один миллиард дол-

ларов17. Если прибавить вложения в энергетический сектор, получится довольно внушительная сумма. В следующие пять-десять лет инвестиции будут одной из самых главных потребностей Центральной Азии. Хотя Китай является не самым крупным международным инвестором, его возможности и заинтересованность явно растут. В 2004 г. Китай объявил о планах предоставления ссуд на благоприятных условиях странам - участницам ШОС в размере 900 млн долл. Китай предоставляет центральноазиатским странам помощь и через другие каналы и в разных формах. По мере улучшения экономического положения в этом регионе китайские инвестиции и экономическая помощь будут увеличиваться.

Китайское присутствие в регионе распространяется и на область военного сотрудничества. В октябре 2002 г. Китай и Киргизия провели совместные военные учения - это был первый пример участия китайских вооруженных сил в учениях на территории другой страны. В августе 2003 г. Китай присоединился к военным учениям, проводившимся в рамках ШОС. Первый этап учений прошел в Казахстане, а второй - в Синьцзяне.

В сентябре 2006 г. Китай и Таджикистан провели совместные антитеррористические учения в Кулябе (Таджикистан). Таким образом, Китай провел военные учения со всеми тремя соседствующими с ним странами Центральной Азии. Политическое значение этих учений выше, чем военное, потому что они продемонстрировали готовность Китая участвовать в военных действиях, направленных на подавление терроризма в этом регионе

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com