Перечень учебников

Учебники онлайн

Международно-правовой аспект независимости Косово

International legal aspect of the independence of Kosovo

Ключевые слова: Косово, декларация о независимости, Международный Суд ООН, резолюция 1244, международное право.

Key words: Kosovo, The Declaration of Independence, International Court of Justice, resolution 1244, international law.

Статья посвящена изучению провозглашения независимости Косово от Сербии в одностороннем порядке при поддержке США и ряда стран ЕС. В вопросе о признании независимости Косово рассматривается два противоречащих друг другу принципа международного права, прослеживается создание прецедента для различных непризнанных государственных образований.

The article is devoted to studying of Kosovo unilateral declaration of independence from Serbia supported by the USA and many EU countries. The issue concerning the acceptance of Kosovo independence covers two contradictory principles of the international law. The precedent may occur in different unrecognized state territories.



На сегодняшний день ситуация с Косово продолжает оставаться одной из наиболее актуальных и обсуждаемых проблем в рамках международного сообщества. Прецедент провозглашения независимости края имеет огромное значение, так как по состоянию на 22 июля 2010 года Косово признали 69 государств из 192 стран-членов ООН, в их числе - США и большинство стран Евросоюза но, например, не Испания и не Греция, и тем более не Россия, которая дала понять, что ни при каких обстоятельствах не примет существующий сценарий разрешения конфликта.

Парламент Косово 17 февраля 2008 года единогласно утвердил независимость края, который фактически не подчиняется Белграду со времен натовской военной операции в Югославии. Фактически процесс провозглашения независимости был запущен 15 февраля, когда косовский парламент принял резолюцию, позволяющую принять весь пакет законов, воплощающий в жизнь так называемый "план Ахтисаари". Согласно этому документу, край получает независимость под международным контролем, а сербскому меньшинству Косово предоставляется широкая автономия. Премьер-министр Косово Хашим Тачи заверил мировое сообщество в приверженности плану Марти Ахтисаари и поблагодарил ООН за роль этой организации в решении косовского вопроса. В свою очередь президент края Косово Фатмир Сейдиу заявил, что Косово будет стремиться к вступлению в НАТО и евроинтеграции. Сербия заявила, что ни при каких обстоятельствах не признает решение Приштины и заранее аннулировала декларацию независимости края. С точки зрения сербского руководства, край является неотъемлемой частью Сербии и не может быть отделен. В октябре 2008 года Белград обратился в Международный суд ООН с просьбой признать действия местных властей незаконными. Первым о признании Косово объявил Афганистан. Затем к нему присоединились Албания, США, Австралия, Италия и ряд других стран.

Международный суд ООН 22 июля в Гааге признал законным провозглашение независимости Косово от Сербии. Тем самым был создан важный прецедент для различных непризнанных государственных образований во всем мире, добивающихся признания своего суверенитета. То есть был создан прецедент, способный "сдетонировать" в конфликтных зонах по всему миру. Суд дал заключение по Косово, ослабляющее принцип территориальной целостности государств. Решение по Косово, правда, обязательной силы не имеет.

Декларация о принципах международного права, касающихся дружественных отношений и сотрудничества между государствами называет следующие принципы:

? неприменение силы или угрозы силой;

? мирное разрешение споров;

? невмешательство;

? сотрудничество;

? равноправие и самоопределение народов;

? суверенное равенство государств;

? добросовестное выполнение обязательств по международному праву.

Заключительный акт СБСЕ 1975 г. дополнил приведенный перечень тремя принципами: нерушимость границ, территориальная целостность, уважение прав человека. Соответственно, можно сделать вывод о том, что в вопросе о признании независимости Косово столкнулись два основополагающих и противоречащих друг другу принципа международного права: право на самоопределение народов и право государства на территориальную целостность. В случае с Косово приоритет был отдан не территориальной целостности, а праву народов на самоопределение. Дипломатическое и юридическое значение произошедшего нельзя недооценивать: международное право еще раз подтвердило легитимность отделения провинции от государства-члена ООН. Но при этом решение необязательно к исполнению и не решило одно из основных противоречий публичного международного права: между правом наций на самоопределение и правом страны на территориальную целостность.

В консультативном заключении Международного суда говориться, что провозглашение косовскими албанцами своей независимости от Сербии не противоречит нормам международного права. Правда, при вынесении заключения, суд дал оценку только собственно декларации независимости, специально оговорившись, что он не рассматривал в более широком плане вопрос о праве Косово на отделение от Сербии в одностороннем порядке. Суд не рассматривал также вопрос о том, привела ли декларация о независимости Косово к законному созданию государства, также как не рассматривал и вопрос, наделяет ли международное право Косово возможностью заявлять о своей независимости или правом на отделение. Кроме того, в заключение суда не использовало слово "легальное", а использовало только выражение "не противоречит", которое можно интерпретировать по-разному.

Несмотря на такую осторожную формулировку заключения, и на тот факт, что в отличие от решений Международного суда, его консультативные заключения не имеют обязательной силы, произошедшее стало прецедентом международного права. И это может повлечь за собой весьма опасные политические последствия.

Можно смело сказать, что консультативное заключение по Косово является доказательством конца Вестфальской эпохи в мировой политике, конец того международного порядка, в котором приоритет отдавался территориальной целостности государств. Теперь, когда косовский прецедент получил укрепление в международном праве, те государства, которые страдают от этнического или религиозного сепаратизма, будут испытывать еще более сильное давление своих меньшинств. Ведь если Косово имеет право на независимость, то территории добивающиеся признания будут еще более жёстко бороться за свою независимость. Они смогут, ссылаясь на Косово, активно добиваться международного признания. Консультативное заключение суда ООН сможет оправдать отделение Абхазии и Южной Осетии, обоснует претензии на независимость Приднестровья и Нагорного Карабаха. Власти Армении уже пообещали поддержать признание независимости Косово, но с условием, что международное сообщество будет готово признать Нагорно-Карабахскую республику. Премьер-министр сепаратисткой Абхазии Сергей Шамба также заявил, что после такого решения в Гааге международные эксперты не смогут так уверенно говорить о том, что у Абхазии нет права на самоопределение. Также с особой тщательностью документ Международного суда будут изучать испанские баски и каталонцы, турки северной части Кипра и венгры, проживающие на территории Румынии, жители Тибета и Синьцзяня. И всё это говорит о том, что прецеденты есть и их будет ещё больше, если не взяться за всестороннее рассмотрение проблемы, и если конечно так безответственно относится к нормам международного права.

Теперь территориям, желающим отделиться, будет невозможно объяснить, почему то, что разрешено Косово, не может быть разрешено им. Принципы международного права должны оставаться универсальными, и у большого количества непризнанных территорий и национальных меньшинств, несомненно, возникнет искушение использовать пример Косово, как прецедент для отделения от государств, в состав которых они входят. При этом надо понимать, что на самом деле, заключение по Косово совсем не гарантирует идентичное отношение мирового сообщества к другим подобным конфликтам. И вряд ли если завтра в тот же суд в Гааге обратиться Абхазия или Нагорный Карабах, заключение суда по этим непризнанным территориям будет идентично заключению по Косово.

Международное право зачастую трактуется в угоду политическим интересам международных игроков. В реальной политике страны считают главным приоритетом не международное право, и даже не стабильность региона, а собственные политические мотивы. Косовский край не мог бы претендовать на независимость, если бы одним из критериев признания или непризнания была фактическая состоятельность соответствующего государственного образования, его ответственность как пусть и маленького, но вполне самостоятельного политического субъекта. Более того, национальные устремления албанцев уже имеют самовыражение в существовании Албании – самостоятельного государства на Балканах.

Стоит отметить, что Косово является крупнейшим узлом наркотранзита в Европе, власти которого не могут, да и не хотят гарантировать безопасность 120 тысяч сербов, проживающих в Митровице и других районах на севере Косово. При таком положение дел независимость Косово – огромная ошибка, на которую часть международного сообщества закрывает глаза в силу политических причин. Ну, а позиция США и некоторых стран Европейского союза, признавших независимость Косово, служила сразу нескольким целям: предотвращению потока албанских беженцев в Европу, ослабления Сербии, защите албанского населения, страдавшего от этнических чисток при Милошевиче, и демонстрации юридического оправдания действий сил НАТО против Сербии.

Возвращаясь к сепаратистским силам, которые пожелают в будущем использовать прецедент Косово как аргумент в пользу решения о собственной независимости нужно помнить, что рекомендательное решение Гаагского суда не определяет соотношения права наций на самоопределение и права страны на территориальную целостность. Оно необязательно к исполнению и до конца не подтвердило независимость Косово.

Кроме того, в результате Балканских войн 1912–1913 гг. бо?льшая часть территории Косова вошла в состав Сербии (небольшой район на северо-западе был присоединён к Черногории). Тогда же было образовано независимое Албанское государство. Тот факт, что более половины этнических албанцев остались за пределами Албании способствовал обострению албано-славянских противоречий в регионе. Территориальные изменения стали началом нового витка этнических миграций: в Косово стали переселятся сербы из других районов, что поощрялось правительством Сербии, часть албанского населения эмигрировала за пределы страны. В годы Первой мировой войны после поражений сербской армии, захвата и освобождения территории Косово, в результате край вошёл в состав Королевства сербов, хорватов и словенцев (с 1929 года – Югославия). В рамках Югославии албанский вопрос сохранял свою актуальность. Албанские националисты развернули партизанскую войну за присоединение Косова к Албании, в то время как правительство поощряло колонизацию края черногорскими крестьянами. В межвоенный период Косово покинуло несколько десятков тысяч албанцев.

В годы Второй мировой войны большая часть Косова была включена в состав итальянского протектората Албания. В период итальянской оккупации албанские вооружённые формирования развернули борьбу за изгнание сербов с территории края. По сербским оценкам, от 10 до 40 тысяч было убито, от 70 до 100 тысяч человек было вынуждено покинуть Косово. В 1944 году, во многом благодаря усилиям косовских партизан, территория края была освобождена и вновь вошла в состав Югославии. По конституции Федеративной народной республики Югославия 1946 года был образован Социалистический автономный край Косово и Метохия в составе Социалистической республики Сербия. Тито, надеясь на вхождение в состав Югославии Албании, поощрял переселение в Косово албанцев и, наоборот, ограничивал возможности для возвращения сербского населения. Хотя по уровню развития экономики Косово уступало другим регионам Югославии, уровень жизни здесь был существенно выше, чем в соседней Албании, что способствовало притоку беженцев оттуда. К 1960-м гг. соотношение долей албанцев и сербов в крае составляло уже 9:1. Несмотря на постепенное расширение автономии Косова, среди албанского населения усиливались стремление к самостоятельности и ориентация на режим Энвера Ходжи в соседней Албании. В 1968 году по краю прокатилась волна выступлений албанских радикалов. В результате в 1974 году автономия Косова была расширена. Край получил своего представителя в составе Президиума Югославии с правом вето, албанский язык стал одним из официальных, открылась возможность создания албанских средних и высших учебных заведений. Однако Косово по-прежнему оставалось автономным краем в составе Сербии. В 1981 году сербо-албанское противостояние вышло на новый уровень: сербы подвергались дискриминации местными органами власти, участились столкновения на этнической почве, албанское национальное движение радикализировалось, а среди сербов росли антиалбанские настроения. В 1986 году был опубликован первый манифест части сербской интеллигенции, призывавший к «деалбанизации» Косова.

Эти нюансы Международный суд не рассматривал, как не рассматривал он и противоправную и террористическую деятельность косовских албанцев, подавление которой, было названо “этническими чистками”, со стороны косовских албанцев велась открытая война против СРЮ, а само ведение войны, по нормам международного права, тоже является преступлением, если это не освободительная борьба или ответ на вторжение. Освободительной эту войну тоже назвать нельзя, т.к. не было факта вторжения другого государства. Война велась на территории этого самого государства.

Правительство Сербии 14 февраля априори аннулировало одностороннее провозглашение краем Косово своей независимости. Как отмечается в официальном заявлении, данная мера "отменяет все шаги временного переходного правительства Косово по провозглашению независимости, поскольку они нарушают суверенитет и территориальную целостность Республики Сербия, Устав ООН и резолюцию 1244". Одновременно сербское правительство расценило как незаконные и не имеющие никакой силы все решения ЕС послать в Косово свою миссию в составе полицейских, судей и юристов, которые должны следить за соблюдением порядка после независимости и помогать в становлении новых институтов власти. Кроме того, руководство Сербии потребовало созвать чрезвычайную сессию Совета безопасности ООН, в ходе которой "незаконный акт одностороннего провозглашения независимости был бы немедленно аннулирован в соответствии с Уставом ООН и резолюцией 1244". Премьер-министр Воислав Коштуница пообещал, что Сербия не потерпит унижения и создания на своей территории "марионеточного государства". Сербия обвинила лидеров Косово в совершении «серьезного уголовного преступления против конституционного порядка и безопасности Сербии», приняв участие в объявлении «незаконного государства» на сербской территории.

После подписания декларации о независимости руководство Сербии выступило с обращением к нации. Премьер-министр Воислав Коштуница охарактеризовал действия властей Косово как "противоправные" и назвал Республику Косово «лжегосударством на территории Сербии». По словам министра, к появлению "фальшивого государства" привела позиция руководства США, которое, используя "аморальную политику силы", поставило свое мнение выше мнения руководства ООН и вынудило Евросоюз "участвовать в насилии над Сербией".

Все граждане Сербии были призваны поддержать живущих в Косове сербов, но бороться против отделения края исключительно ненасильственными средствами. "Пока существуют сербы, Косово будет Сербией". Президент Сербии Борис Тадич заявил, что его страна будет «всеми доступными дипломатическими и законными средствами добиваться аннулирования одностороннего объявления независимости Косова, но не прибегнет к силе ни при каких обстоятельствах».

Таким образом, косовский прецедент, разбираемый любой международной инстанцией только в рамках “можно-нельзя”, никогда не сможет дать однозначно верного ответа на этот вопрос. Потому что устаревшая система норм международного права просто противоречит самой себе. И если бы международный суд вынес решение о неправомерности провозглашения независимости Косово, это бы ничего не изменило. Это еще раз доказывает, что принятие решения по этому вопросу невозможно, без пересмотра устаревих норм МП, либо без всестороннего рассмотрения вопроса, учитывая все нюансы, которых в этом деле слишком много. По сути, Международный суд “отмазался” от решения вопроса, т.к. его рассмотрение настолько однобоко, и на основании допотопных норм не может называться серьезным рассмотрением вопроса.

Пока государство будет признаваться международным правом приоритетной ценностью, оно будет всегда испытывать посягательства со стороны меньшинств, ищущих в создании новых государств, способ защитить свои права. И эти посягательства будут признаваться, поскольку есть еще одна ценность – права человека. И будет оставаться противоречие. И будут появляться решения, вроде обсуждаемого нами гаагского решения.

И наконец, нужно отметить, что проблема Косово-Сербия была, есть и будет оставаться неразрешенной. Об этом говорят текущие переговоры, которые не привели стороны к какому-либо согласию, и в результате были отложены на следующий год. По словам, исполняющего обязанности президента самопровозглашенной республики Якупа Красничи, переговоры отложены в связи с тем, что для диалога с Сербией, Косово должно иметь стабильную государственную власть. «Решение вопроса Косово – это дело будущих поколений. Сейчас у Сербии просто нет потенциала, как экономического, так и силового, достаточного для того, чтобы вернуть свой край».

Список литературы

1. Гуськова, Е. Ю. Косовский узел. Терроризм как метод достижения независимости. Интервью // Литературная газета. 2008. - № 1 (6153). С. 3.

2. Овчинский, В. С. “Независимость” Косово в зеркале теневой политики: Аналитический доклад. / В.С. Овчинский. – М.:ИНФРА-М, 2008. – 32 с.

3. Отчет о заседании Совета Безопасности от 18. 01. 2008. [Электронный ресурс] // URL:http://www.un.org/ru/documents/ods.asp?m=S/PV.5839 (дата обращения: 21.02.2011)

4. Косов, Ю.В. Прецедент Косово может расколоть мир на два противоборствующих лагеря.

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com