Перечень учебников

Учебники онлайн

Международное сотрудничество

Истоки международного сотрудничества связаны с окончанием религиозных войн в Европе и установлением Вестфальского мира. Одним из важнейших достижений Вестфальского договора стало формирование основы правовых отношений между государствами, что создало условия для становления, инстигуализании и последующего развития международного сотрудничества. Формирование европейской системы международных отношений (основные параметры которой, и прежде всего ее главный элемент, государство как форма политической организации людей, постепенно распространяются на весь мир) не только дало импульс межгосударственному сотрудничеству, но и надолго определило его основную направленность. Исходными пунктами сотрудничества государств как новых политических единиц становятся взаимное уважение суверенитета и невмешательство во внутренние дела друг друга, а его центральными цепями — сознательное стремление правительств к дальнейшему укреплению национальной безопасности и независимости. В свою очередь, забота о собственном суверенитете заставила государства согласиться с правом сосуществования (подробнее об этом см.:.-С. 1998. Р. 138) и его основополагающим принципом—юридическим равноправием.
Неудивительна следующая закономерность. Право сосуществования вменяло государствам главным образом негативные обязанности: не вмешиваться во внутренние дела друг друга, не нарушать договоры, не вести несправедливые войны, не создавать препятствий для дипломатической деятельности официальных представителей других стран па своей территории. Поэтому теоретический статус проблемы сотрудничества в международно-политической науке оказался неразрывно связанным с анализом противоборства и конфликтов между независимыми государствами. Однако дальнейшее развитие науки привело к расширению содержания понятия международного сотрудничества и его типов.
1. Понятие и типы международного сотрудничества Понятие «международное сотрудничество» отражает такой процесс взаимодействия двух или нескольких акторов, в котором исключается применение вооруженного насилия и доминируют совместные поиски реализации общих интересов. Вопреки обыденному пониманию, сотрудничество это не отсутствие конфликта, а «избавление» от его крайних, кризисных форм. Иллюзия «прозрачности» содержания данного понятия послужила, видимо, причиной того, что попытки его определения довольно редки. Одна из них была предпринята Ж.-П. Дерри- енником, согласно которому «два актора находятся в состоянии сотрудничества, когда каждый из них может быть удовлетворен только в том случае, если удовлетворен и другой, т.е. когда каждый из них может добиться достижения своей цели только тогда, когда этого может добиться и другой... Результатом чисто кооперативного отношения может быть ситуация, в которой либо оба актора удовлетворены, либо не удовлетворен ни один из них» (Оетептс. 1977. Р. 110).
Традиционно отношения сотрудничества включают в себя двустороннюю и многостороннюю дипломатию, заключение различного рода союзов и соглашений, предусматривающих взаимную координацию политических линий (например, в целях совместного урегулирования конфликтов, обеспечения общей безопасности или решения других вопросов, представляющих общий интерес для всех участвующих сторон).
Как уже было показано, развитие сотрудничества между государствами и другими акторами международных отношений вызвало к жизни целую систему межгосударственных и негосударственных организаций глобального и регионального значения. Рост взаимозависимости мира, возникновение и обострение глобальных проблем необычайно увеличили объективные потребности в расширении многостороннего сотрудничества и способствовали его распространению на другие сферы жизни. Сегодня сотрудничество охватывает не только вопросы торговли, таможенных правил, пограничных урегулирований или военно- политических союзов, но и задачи поиска адекватных ответов на экологические вызовы, освоения космоса, совместного использования ресурсов общего пользования, развития коммуникационных сетей, контроля вооружений и т.д.
Отмечая значительные успехи, достигнутые за последнее десятилетие в теоретическом исследовании международного сотрудничества, специалисты особо выделяют два важнейших достижения теории.
Во-первых, несмотря на то что дискуссии продолжаются и сегодня, в научном сообществе достигнуто согласие относительно понятия «межгосударственное сотрудничество». Вслед за Р. Кохэном многие ученые сегодня понимают сотрудничество как ситуацию, «когда одни акторы регулируют свое поведение в соответствии с фактическими или ожидаемыми предпочтениями других, через процесс [взаимной] координации политик» (цит. по: МИпег. 1992. Р 467). Другими словами, Межгосударственное сотрудничество предполагает наличие трех элементов: общих целей государств-партцеров, ожидание ими выгод от ситуации и взаимный характер этих выгод. «Каждый актор не обязательно помогает другому, но делая это, он ожидает улучшения своейсобственной ситуации, что ведет к взаимной координации государственных политик» (там же).
Такое понимание важно, ибо позволяет не просто найти границы между сотрудничеством и соперничеством (или конфликтом), границы, в рамках которых ведется деятельность с целью уменьшения выгоды других или же деятельность, направленная на недопущение осуществления их интересов. Помимо этого, подобное понимание «межгосударственного сотрудничества» дает возможность отличать сотрудничество от не-сотрудничества, т.е. от одностороннего поведения, в котором акторы не учитывают последствия своих действий для других, а также от бездействия, т.е. от поведения акторов, которое не предотвращает отрицательные последствия для политик других сторон (там же. Р. 468)'.
Наличие консенсуса относительно содержания понятия «межгосударственное сотрудничество» дает возможность создания первичной классификации кооперативных ситуаций. С этой точки зрения могут быть выделены следующие типы межгосударственного сотрудничества: переговоры, предметом которых является распределение выгод государств от их взаимодействия (это одновременно и путь к сотрудничеству, и показатель его существования, например: Токийский раунд ГАТТ, отмена тарифных барьеров); сознательное, достигнутое в результате обсуждения согласование политик (формальные договоры и соглашения о деятельности); неявное сотрудничество, осуществляющееся без прямых связей и/или формальных соглашений, не предполагающее заключения договоров (такое сотрудничество возникает из совпадающих ожиданий акторов); навязанное сотрудничество: более сильная сторона заставляет другую корректировать ее политику, но одновременно корректирует и свою собственную; создание специализированных институтов (например, институтов ООН), осуществляющих регламентации, экспертизы, субсидии.
Во-вторых, еще одним важным достижением последних исследований в области межгосударственного сотрудничества стала разработка гипотез относительно условий, при которых сотрудничество между государствами становится наиболее вероятным. Эти гипотезы не составили комплексной теории межгосударственного сотрудничества. Они предложили серию переменных, каждая из которых делает сотрудничество более вероятным. Анализ и эмпирическая проверка этих гипотез способны продвинуть вперед дело создания комплексной теории, а значит, и развитие теории международных отношений в целом. X. Милнер выделяет и анализирует шесть таких гипотез. Во-первых, это «гипотеза взаимности», основным содержанием которой является ожидание государствами выгод от сотрудничества и опасение потерь и даже наказаний в случае уклонения от него. Во-вторых, это «гипотеза о количестве акторов», с точки зрения которой перспективы сотрудничества возрастают с уменьшением числа взаимодействующих государств. В-третьих, это «гипотеза итерации», исходя из которой возможности вступления государств на путь сотрудничества связаны с длительностью их взаимодействия. В-четвертых, это «гипотеза о международных режимах», т.е. о нормах, принципах и процедурах принятия решений, совокупность которых представляет собой центры межгосударственного сотрудничества. В-пятых, это «гипотеза эпистемических сообществ», описывающая ту роль, которую играют в развитии межгосударственного сотрудничества профессиональные эксперты, разделяющие общее понимание проблемы и вырабатывающие общие пути ее решения. Наконец, в-шестых, это «гипотеза асимметрии силы», которая имеет сходство с так называемой гегемонической теорией стабильности и с позиций которой сотрудничество является более вероятным, если в наличии имеется сильное и заинтересованное государство- гегемон.
Основной недостаток указанных гипотез X. Милнер усматривает в том, что они не уделяют внимания внутренним источникам межгосударственного сотрудничества. В этом смысле позиция X. Милнер близка к позициям некоторых представителей социологического подхода. Однако прежде, чем подробно анализировать вклад социологического подхода, стоит кратко рассмотреть особенности исследования межгосударственного сотрудничества в рамках существующих в между на- родно-политической науке теоретических направлений и парадигм.

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com