Перечень учебников

Учебники онлайн

Место России в глобальной финансовой архитектуре

Вопрос о новой глобальной финансовой архитектуре стал активно обсуждаться международным сообществом уже в октябре-ноябре 2008 г. 15-16 ноября 2008 г. в Вашингтоне проходит саммит «Группы двадцати», в ходе которого была принята Декларация по финансовым рынкам и мировой экономике. В ней дан крайне слабый анализ коренных причин кризиса и сформулированы весьма расплывчатые рекомендации по реформированию мировой финансовой системы: повышение транспарентности и подотчетности, укрепление качественного регулирования, обеспечение согласованности финансовых рынков, укрепление международного сотрудничества, реформирование международных финансовых организаций, приверженность открытой глобальной экономике, пруденциальный надзор, управление рисками и т.д. Уже тогда стало очевидным, что никто всерьез менять сложившуюся мировую финансовую систему не хочет. По оценке М.Гилмана, этот саммит не стал «новым Бретон-Вудсом», он скорее отразил желание европейских политиков показать, что они что-то делают, чтобы противостоять рецессии в своих странах, да еще запоздалую попытку уходящего президента США оставить после себя хоть какое-то позитивное наследство.

На фоне продолжающегося невнятного бормотания о международном сотрудничестве в марте 2009 г. на сайте Президента РФ появился анонимный (никем не подписанный) документ – «Предложения Российской Федерации к саммиту «Группы двадцати» в Лондоне (апрель 2009 года)».

В нем предлагалось принять решение о созыве международной конференции, по результатам которой будут согласованы основные параметры мировой финансовой архитектуры. В этом контексте, в частности, говорилось о необходимости расширения (диверсификации) перечня валют, используемых в качестве резервных, на основе принятия согласованных мер по стимулированию развития крупных региональных финансовых центров, а также о необходимости создания наднациональной резервной валюты, эмиссия которой будет осуществляться международными финансовыми институтами.

В этом и состояла ахиллесова пята кремлевского документа: ведь не может быть мощной глобальной альтернативной валюты без мощного мирового государства. А государства такого не может быть без мощного глобального властного субъекта. Международные финансовые институты могут печатать лишь ничем не подкрепленные и ничего не стоящие бумажки.

Возможно, творцы кремлевского документа хотели стать закоперщиками в деле радикальной перестройки всей глобальной архитектуры, тем более, что с аналогичными предложениями выступили Казахстан и Китай. Однако 24 марта 2009 года президент США Барак Хусейн Обама на пресс-конференции в Белом доме резко осадил всех «реформаторов»: "Доллар сейчас имеет небывалую силу. Я не вижу оснований для появления новой резервной валюты". Он указал при этом на тот спрос, который ныне существует на доллар. А также на то, что инвесторы считают США самой сильной экономикой мира с наиболее стабильной политической системой.

Кроме Барака Обамы, с резкой критикой идеи введения альтернативной мировой валюты выступили сразу две ключевые фигуры - министр финансов США Т.Гайтнер и председатель Федеральной резервной системы США Б.Бернанке. В поддержку же идеи альтернативной мировой валюты выступил Дж. Сорос и лауреат Нобелевской премии по экономике Р.Манделл (интеллектуальный творец евро).

На наш взгляд, если большая часть элиты России и Президент Д.Медведев хотят "перезагрузить" российско-американские отношения, ничего более разрушительного в плане реализации этой задачи, нежели предложение о создании глобальной валюты, альтернативной американскому доллару, быть не может. Присоединившись к этому предложению, Россия моментально оказалась в фокусе недовольства и раздражения США. От Китая они предложение по поводу "смерти доллара" стерпели. Казахстан они просто не заметили. Но России они этого, скорее всего, не простили.

Таким образом, документ Кремля можно охарактеризовать как не только крайне противоречивый и невнятный, но и в целом ряде пунктов просто не отвечающий российским национальным интересам. К счастью, его даже никто всерьез (кроме экспертов) не обсуждал, что само по себе говорит о реальном месте России в мировой финансовой архитектуре. Тем не менее, от идей создания наднациональной резервной валюты, а также создания в Москве национального финансового центра наше руководство не отказалось, что подтверждается в самых последних публичных выступлениях и Президента, и премьер-министра РФ.

Эти же идеи, которые в серьезных финансовых кругах мира даже не обсуждаются, остаются в поле дискуссии отечественных экспертов. Например, на взгляд специалистов близкого к Кремлю Института развития фондового рынка, наиболее целесообразный в нынешних условиях путь - это формирование и развитие в России самостоятельного национального финансового центра. Основой в данном случае должно стать формирование именно в России цены на экспортное российское стратегическое сырье. Причем ценообразование должно осуществляться исключительно в национальной валюте – в рублях.

Однако после лондонского саммита развитие событий пошло по другому варианту. Принятые в Лондоне совместные документы – «План действий по выходу из глобального финансового кризиса», «Заявление об укреплении финансовой системы», «Заявление о направлении ресурсов через международные финансовые учреждения» - вновь подтвердили полное нежелание властителей мира сего чего-либо менять в сложившейся мировой финансовой системе, а тем более - создавать некую «новую мировую финансовую архитектуру». «Большая двадцатка» подтвердила, что от нее можно ждать лишь косметического ремонта существующей системы управления мировыми финансами. Даже Б. Обама, который пришел к власти в Америке чуть ли не с лозунгами революции, не предлагал на саммите ничего революционного и выглядел весьма осторожным реформатором. Да и никто другой – из тех стран, которые обладают реальным экономическим весом (Германия, Франция, Япония, Китай, Индия, Бразилия, ЮАР) - никаких новых механизмов управления миром создавать не собирался и не собирается. Не надо строить иллюзии: все остальные государства присутствуют в «двадцатке» скорей по принципу представительства. Голос же России является далеко не решающим. И те решения, которые были приняты на саммите в Лондоне, вполне могли быть приняты и в формате «большой восьмерки».

Объем помощи мировой финансовой системе, реализованный ФРС и ЕЦБ уже превысил 3 трлн. долл.В эту сумму входят кредитные линии более чем на $120 млрд., открытые Федеральной резервной системой США для развивающихся стран: Бразилии, Мексики, Сингапура, Южной Кореи. Цель проста — не допустить спада производства в этих странах вследствие нехватки оборотных средств. Можно быть уверенным в том, что центральные банки развитых государств будут эмитировать столько денег, сколько потребуется для преодоления кризиса. Россия же, вместо того чтобы заняться собственными проблемами, все больше хочет поучаствовать в глобальной игре, не имея ни устойчивой валюты, ни значительных резервов, ни определяющего влияния.

Поэтому пока нет ощущения, что происходит какое-то прорывное изменение в управлении миром. Скорее, то, что происходит – это попытки закамуфлировать сохранение старой системы управления с помощью некоторых косметических мер. Политическое лидерство Америки в мировом масштабе сохраняется, сохраняется и ее экономическое лидерство. Для того, чтобы произошло революционное изменение, должен появиться субъект этого изменения, то есть, некая сила, которая будет стоять за революцией. Но такой силы пока нет. Ею не готов стать Китай, у которого существуют собственные экономические проблемы. Ею не может стать Европейский союз, который пока децентрализован и не имеет консолидированной внешней и военной политики. А больше никто на то, чтобы столкнуть Соединенные Штаты с вершины мировой экономической и финансовой пирамиды, даже не может претендовать.

США занимают первое место в мире по размерам ВВП – 14,4 трлн. долл., около 22% мирового ВВП (по ППС); третье место по размерам ВВП на душу населения – после Норвегии и Люксембурга; одно из ведущих мест в мире по обеспеченности природными ресурсами. Они – научно-технический лидер современного мира: расходы на науку составили в 2006 г. 342 млрд. долл. (более 30% общемировых расходов); на долю США приходится 44% всех полученных в мире Нобелевских премий в области науки. Америку характеризуют высокие показатели развития человеческого потенциала: 29% рабочей силы имеют законченное высшее образование, расходы на образование составляют 7,7% ВВП, на здравоохранение – 14% ВВП. США занимают первое место в мире по уровню производительности труда, по глобальным индексам конкурентоспособности, одно из первых мест по показателям качества жизни, по объему внешней торговли – 3,9 трлн. долл.; в их экспорте и импорте доминирует продукция обрабатывающей промышленности: в экспорте она достигает 90%; их доля в экспорте мировой высокотехнологической продукции составляет 40%. США являются как крупнейшим международным инвестором, так и кредитором, при том, что ввоз капитала в страну значительно превосходит его вывоз. Стоимость американских активов за рубежом – 17,6 трлн. долл., иностранных в США – 20,1 трлн. долл. В США насчитывается 2369 американских ТНК: 25 из 100 крупнейших ТНК – американские.

Совокупность всех этих факторов, которые не изменит кризис, позволяет сделать твердый вывод о том, что мировой резервной валютой на обозримый период останется доллар, подкрепленный не только самой мощной экономикой мира, но и сильнейшими в мире вооруженными силами (половина всех мировых военных расходов – американские). И эту реальность придется учитывать России, оставив нелепые и смешные фантазии по поводу своих возможностей (они - нулевые) стать «проектировщиком мировой финансовой архитектуры».

Столь же нелепо и смешно мечтать о том, что Москва в обозримом будущем станет «международным финансовым центром». Важно отдавать себе отчет в том, что общий объем валютных операций в день, которые проходят большей частью через Нью-Йорк, Вашингтон, Берлин, Париж, Лондон и Токио, составляет $4 трлн. Доля Москвы в этом обороте составляет 0,1%. О каком центре может идти речь? Кому он нужен? Единственное место, где он может возникнуть – это Пекин, но китайцы делают все, чтобы он там не возник

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com