Перечень учебников

Учебники онлайн

Место Центральной Азии в китайской дипломатии

Центральная Азия важна для Китая и образует одно из ключевых направлений его внешней политики. Но каково относительное положение этого региона в дипломатии Китая? Ответ на этот вопрос нужен для того, чтобы четко оценить относительное значение этого региона во внешней политике Китая. Китай не публиковал официального документа, намечающего дипломатическую стратегию и дающего систематическое объяснение ее целей, методов и приоритетов. Поэтому нижеследующая оценка положения Центральной Азии в дипломатических приоритетах Китая неизбежно имеет довольно гипотетический характер.

У китайской дипломатии есть свой особый метод анализа. В соответствии с ним страны мира подразделяются на три основные категории: великие державы, соседние страны и развивающиеся страны. Отношения с великими державами имеют главной целью разрешение вопросов, связанных со стратегическим балансом и упорядоченностью международной ситуации. Связи с окружающими странами подчинены решению вопросов, имеющих отношение к ближайшим окрестностям страны (immediate environs). Отношения с развивающимися странами подчинены вопросам, связанным с позицией Китая в противостоянии Севера и Юга, и его отношениям с большим числом малых и средних стран. Такова ордината (вертикальная ось) китайской внешней политики. Есть также абсцисса - стратегические цели и подлежащие решению вопросы. В состав главных стратегических целей входят безопасность, экономические интересы и особая проблема Тайваня. Поддержание международного признания принципа «одного Китая» и создание международных условий для разрешения тайваньского вопроса - это центральная стратегическая цель китайской дипломатии. К тому же, учитывая растущую значимость энергии для экономической безопасности и развития, энергия может сама по себе стать стратегической целью. Короче говоря, безопасность, экономические интересы, Тайвань и энергия - это основные цели китайской дипломатии. По ординате и по абсциссе стратегические цели китайской дипломатии совместимы, но рассматриваются с разных перспектив. Эти фундаментальные оси китайской дипломатии образуют основную систему координат, в которой оценивается относительная значимость любой страны.

Что же касается общей схемы китайской дипломатии, существует несколько главных сфер - Северо-Восточная Азия, Юго-Восточная Азия, Южная Азия, Россия и Центральная Азия. Главными являются южное и восточное направление, а северное и западное образуют стратегический тыл. Причиной такого разделения является сфокусированность Китая на южных и восточных регионах как наиболее развитых и значимых. Самую большую экономическую отдачу Китай получает именно на этих направлениях. Восточные и южные регионы - это также главные политические и экономические партнеры Китая. Эти регионы обеспечивают Китаю главные контакты с Соединенными Штатами, Японией, Кореей, странами Юго-Восточной Азии, Россией (отчасти) и Европой. В то же самое время с юга и востока идут основные вызовы стратегическим интересам Китая. Эти два региона также граничат с океаном, через который осуществляются основные связи с внешним миром. Развитие авиации не может уменьшить огромной роли морских маршрутов для международных перевозок.

Измеренные по ординате китайской дипломатии, страны Центральной Азии - это малые или средние страны, а потому не принадлежат к категории великих держав. Ранг Центральной Азии соответствует китайской концепции «периферийной дипломатии», одной из основных концепций ее внешнеполитической стратегии. У этой концепции есть три значения. Во-первых, она относится к соседним странам, имеющим общие границы с Китаем. Во- вторых, она относится не только к смежным, но и к близко расположенным государствам, таким как Япония и Южная Корея. Это второе значение расширяет содержание этой дипломатической концепции, но она все еще опирается на географические реалии. В-третьих, по мере развития китайской дипломатии она наполнила концепцию периферии дополнительным содержанием. Это понятие относится к периферийным областям, значимым для безопасности, экономических и политических интересов Китая. И здесь уже основой является не география, а логика дипломатии. Расширенная концепция периферии на практике оказывается довольно многозначной, поскольку допускает неограниченное расширение и может охватить Средний Восток и даже более отдаленные территории. Расширенная концепция периферии используется преимущественно в области теории и весьма редко в дипломатической практике. Не существует соответствующей расширенной периферийной политики.

Цель китайской периферийной стратегии в поддержании дружеских отношений со всеми смежными или близко расположенными странами, образующими пояс стабильности вокруг страны. Значимость периферийной стратегии определяется тем фактом, что она может помочь в создании дружественного и безопасного окружения, улучшить стратегические позиции Китая, увеличить его дипломатические ресурсы и расширить его международное влияние. Необходимость периферийной стратегии вытекает из того факта, что у Китая есть границы с четырнадцатью странами и общая протяженность его сухопутных границ превышает 20 тыс. км. Поэтому китайская периферия достаточно сложна. Соседние страны очень различаются между собой, и их отношения с Китаем также весьма разнообразны. Все участки границы затронуты исторически возникшими территориальными спорами. В силу этого отношения с этими странами оказывают сильное влияние на безопасность и внешнюю политику Китая, а это, в свою очередь, повышает значимость концепции «периферия» в китайской дипломатии.

Из пяти центральноазиатских стран три (Казахстан, Киргизия и Таджикистан) непосредственно граничат с Китаем, а Узбекистан и Туркмения являются ближайшими соседями. В силу этого Центральная Азия является неотъемлемой частью китайской периферийной политики и ее стремления к созданию дружественного окружения страны. Это объясняет значимость Центральной Азии для китайской дипломатии. В силу положения Центральной Азии как окружающего нас региона она оказывает воздействие на окружение Китая и его политику в отношении периферии. Если Китай не сможет успешно управлять своими отношениями с центральноазиатскими странами, это может обернуться существенным вредом для его периферийной политики и для его цели - создания благоприятного окружения.

Что же касается абсциссы китайской внешней политики, то Центральная Азия важна в ряде аспектов и менее значима в других. Что касается безопасности, сама по себе Центральная Азия не является источником угрозы. Хотя военное присутствие других великих держав в этом регионе может обернуться стратегической угрозой, но такое присутствие может иметь целью только отвлечение внимания, а не прямое нападение. Исходящая из Центральной Азии главная угроза безопасности Китая - это террористические, сепаратистские и экстремистские силы; поэтому для Китая так важно противостоять движению «Восточный Туркестан». Но, по сути дела, проблема «Восточного Туркестана» исходит из самого Китая, и главной силой сдерживания сепаратистского натиска движения «Восточный Туркестан» должен быть сам Китай, а Центральная Азия может играть только второстепенную роль. В любом случае опасность, создаваемая движением «Восточный Туркестан», ограниченна; Синьцзян, основная арена деятельности этого движения, расположен далеко от сердца Китая. Поэтому ненадежность этого региона может причинить значительный ущерб безопасности Китая, но не в состоянии подорвать стабильность страны в целом (если, конечно, нестабильность не сумеет запустить цепную реакцию в других регионах Китая).

Как уже было отмечено, в плане экономических интересов (не учитывая энергоносителей) Центральная Азия не слишком значима. Хотя в будущем объем торговли между Китаем и Центральной Азией может значительно вырасти (с учетом возможного роста закупок энергоносителей), она все равно будет составлять лишь незначительную долю внешней торговли Китая. Короче говоря, абсолютная значимость Центральной Азии достаточно велика, особенно для северо-запада страны, но, если иметь в виду ее общее экономическое развитие и внешнюю торговлю, этот соседний регион не может оказать значительного влияния на макроэкономическое развитие Китая.

Центральная Азия важна для основных целей китайской внешней политики (включая решение тайваньского вопроса). Китайская концепция стратегии исходит из идеи единого взаимосвязанного целого, и каждая из его частей оказывает влияние на другие. Поддержание стабильности в стратегическом тылу жизненно важно для разрешения проблем в основных стратегических областях. Если кризис в Тайваньском проливе развернется одновременно с серьезными неприятностями в Центральной Азии, это стратегически подорвет способность Китая бросить всю свою энергию и ресурсы на решение тайваньского вопроса и принудит действовать на двух или более фронтах. Китай сделает все возможное, чтобы избежать подобной ситуации. Хотя конфигурация замысловата, роль Центральной Азии в тайваньском вопросе важна, но она не является ключевой и решающей.

Энергоресурсы, напротив, - это заметный фактор китайских интересов в Центральной Азии. В сравнении с другими факторами энергоносители из Центральной Азии занимают сравнительно заметное место в общем энергетическом импорте Китая. Поскольку Центральная Азия имеет богатые залежи нефти и общие границы с Китаем, импорт из этого региона является чрезвычайно привлекательной возможностью. Прогноз импорта центральноазиатской нефти очень благоприятен; энергоносители из этого региона могут составить значительную долю китайского импорта энергоносителей и сыграть значительную роль в удовлетворении энергетических потребностей страны. Как уже было отмечено, Средний Восток поставляет более 50 % ввозимой Китаем нефти, а около 20 % ввозится из Африки, второго по важности поставщика. Третьим значительным источником является Азиатско-Тихоокеанский регион, на который приходится более 15 % китайского нефтяного импорта. Центральная Азия, напротив, продала Китаю в 2006 г. всего 3 млн т. После завершения китайско-казахстанского нефтепровода Центральная Азия, как ожидается, сможет увеличить поставки до

10 млн т в год. Таким образом, в будущем Китай сможет импортировать из Центральной Азии около 10 т нефти в год. Чтобы дать представление о пропорциях, стоит заметить, что в 2006 г. Китай ввез около 145 млн т нефти, а к 2010 г. этот показатель может увеличиться до примерно 170 млн т. Короче говоря, если надежда оправдывается, в следующие пять лет среднеазиатская нефть может составить значительную часть китайского импорта нефти.

Если учитывать отдельные страны, то потенциал Центральной Азии покажется еще более поразительным. Среди всех стран, включая страны Среднего Востока, очень немного таких, которые в состоянии экспортировать в Китай более 10 млн т в год. Примечательно, что Казахстан способен экспортировать в Китай 10 млн т ежегодно и в состоянии значительно увеличить объем этого экспорта в ближайшие годы. При нормальном развитии сотрудничества в энергетическом секторе, Казахстан, несомненно, окажется среди крупнейших поставщиков Китая.

Таким образом, Центральная Азия явно важна для китайских интересов, особенно в области безопасности и энергии. В то же время в сравнении с такими странами и регионами, как Соединенные Штаты, Европа, Северо-Восточная Азия и Юго-Восточная Азия он оказывает небольшое воздействие на политическое и экономическое развитие Китая.

Однако приоритет в иностранной политике - это всего лишь статическая характеристика относительной значимости в системе дипломатических взаимоотношений. Он отражает не абсолютную значимость или малозначимость, но всего лишь относительный статус. Абсолютная и относительная значимость - это разные концепции: при определенных условиях отношения динамичны и изменчивы. В силу этого статус Центральной Азии в приоритетах китайской внешней политики может меняться по мере изменения обстоятельств.

За последние пятнадцать лет положение Центральной Азии в китайской дипломатии претерпело определенное изменение. Основным направлением было постепенное повышение, и фактор Центральной Азии стал более независимым. Первоначально Китай воспринимал Центральную Азию как некое продолжение России. Для этого было две причины. Во- первых, Россия и центральноазиатские республики являлись одной стороной переговоров с Китаем о демаркации границ. Во-вторых, за годы независимости регион не приобрел никакой особой значимости. Эта ситуация более или менее сохраняется. Например, в китайских международных исследованиях Центральная Азия рассматривается не как самостоятельная целостность, а как часть российского пространства. В этом отражается традиционное отношение китайской дипломатии к Центральной Азии.

Изменение места Центральной Азии в китайской дипломатии частично связано с изменениями в самом регионе, а частично - с изменением китайских потребностей. Когда повысился интерес Пекина к Центральной Азии, внешнеполитический статус региона соответственно вырос.

Если судить по последним событиям, этот рост статуса и роли продолжится. Для этого есть несколько причин.

1. Есть усиливающиеся признаки того, что Центральная Азия станет одним из важнейших регионов, в которых великие державы взаимодействуют, сотрудничают и соперничают. Это место, в котором сталкиваются глобальные и региональные державы - явление редкое в других частях мира. Россия, Китай, Соединенные Штаты, Европа и НАТО, Индия, Япония, Иран и Турция решительно расширяют свое влияние здесь и повышают значимость Центральной Азии. Регион превратился в огромную арену взаимодействия великих держав и других стран.

2. Создание американских воздушных баз в Центральной Азии повышает вероятность того, что они здесь обоснуются надолго. Это может означать изменение статуса Центральной Азии как стратегического тыла Китая. В случае серьезного конфликта или конфронтации между Китаем и Соединенными Штатами (по поводу Тайваня или по другим вопросам) Центральная Азия может превратиться из стратегического тыла в стратегический фронт. Это принудит Китай реагировать соответственно и перегруппировать силы для укрепления своих позиций на северо-западе.

3. Центральная Азия превращается в новый фокус китайской дипломатии. Она расположена между Китаем и Россией, граничит с Монголией на востоке, примыкает к Ирану на западе, обращена к Индии и Пакистану на юге. Таким образом, Центральная Азия - это ось, связывающая Северо-Восточную Азию, Западную Азию, Южную Азию, Китай и Россию. Если Китай преуспеет в развитии отношений с Центральной Азией, этот регион может стать важным инструментом превращения Китая в глобальную державу. Вместе с тем Центральная Азия - это подходящий регион, в котором Китай может применить новое дипломатическое мышление. С расширением интересов и потребностей Китая, с ростом его зависимости от международного рынка Китай будет - осознанно или нет - отказываться от традиционного дипломатического мышления, отличающегося консерватизмом и заурядностью, и переходить к более прямой, активной и наступательной внешней политике. И это будет реализовано в Центральной Азии.

4. Важнее всего то, что существенно возрастет роль среднеазиатских энергоресурсов для китайской экономики. Когда вступит в эксплуатацию нефтепровод из Казахстана в Синьцзян, импорт среднеазиатской нефти существенно увеличится. Это будет первый международный нефтепровод, построенный с участием Китая, инвестировавшего огромные средства в разведку и освоение месторождений нефти, в строительство нефтепровода и неф теочистных сооружений. Более того, ожидается реализация и других совместных энергетических проектов с участием Китая и центральноазиатских государств. Со временем значимость Центральной Азии для экономики и экономической безопасности Китая, несомненно, возрастет и, соответственно, повысится его стратегическая роль в китайской дипломатии.

Поскольку Центральная Азия превращается в крупного поставщика энергоносителей, она получает роль в инвестиционных, энергетических и экономических отношениях, а не только в вопросе о противостоянии сепаратистскому движению «Восточный Туркестан». С ростом коммерческих связей трансформация центральноазиатских государств - политическая, экономическая и дипломатическая - будет оказывать большее воздействие на Китай и вызовет усиление внимания Пекина к этому региону. А с расширением китайских стратегических интересов в этом регионе отношения Китая с другими великими державами станут более тесными и сложными, с соответствующим повышением уровня сотрудничества и соперничества.

И, в заключение, с ростом стратегической значимости Центральной Азии для Китая неизбежна переоценка места этого региона в китайской внешней политике. В общем, его роль в обеспечении безопасности Китая станет шире, чем прежде, когда она ограничивалась только вопросами борьбы с сепаратизмом и терроризмом. Центральную Азию ждет роль важного торгового партнера. Ее перестанут рассматривать как мирный стратегический тыл, а увидят в ней направление стратегической активности

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com