Перечень учебников

Учебники онлайн

Мировые войны и их влияние на геополитическую структуру мира в ХХ столетии

ХХ Век стал временем беспрецедентного ускорения темпов социального (и, как следствие, научно-технического) прогресса. Такие темпы развития социума не могли не привести к революциям и войнам, в течение всего века сотрясавшим мировое сообщество. Самым ярким и драматичным явлением общественно-политической жизни стала мировая война, принципиально изменившая масштаб, динамику и характер разрешения противоречий между великими державами. Никогда раньше борьба за передел и лидерство в мире не охватывала сразу несколько континентов, не затрагивала интересы большинства стран мира, не велась с применением такого мощного оружия и не имела такие трагические последствия. Более того, в отличие от прошлых войн, часто возникавших спонтанно, мировые войны были тщательно спланированы и подготовлены не только в военно-политическом, но и идеологическом плане. В основе теоретических предпосылок их возникновения лежали геополитические доктрины, научно обосновывающие необходимость и даже неизбежность насильственного установления нового мирового порядка. Именно геополитике суждено было стать идеологией великих держав, а мировой войне – способом глобального разрешения геополитических противоречий между ними.

одним из основоположников «новой географии» (как тогда называли географию политическую) стал английский географ, директор Лондонской школы экономических и политических наук Хальфорд Маккиндер (1861-1947). В своей работе «Географическая основа истории», вышедшей в 1904 году, Маккиндер утверждал, что, согласно открытому им «закону географической инерции», исходным пунктом в судьбе народов и государств является географическое положение занимаемых ими территорий. Из теории Маккиндера следовало, что этот закон является вечным, не зависящим от воли народов или правительств, при этом влияние географических факторов на ход исторического развития становится всё более и более значительным. Прошло совсем немного времени и жизнь самым жестоким образом подтвердила теорию Маккиндера, а его исследования послужили отправной точкой для зарождения в недрах «новой» (политической) географии самостоятельного научного направления - геополитики.

1910 год. Разобщённая Европа накануне очередного передела своих внутренних границ и колониальных владений. Позади пик могущества Британской империи, США и Российская империя поглощены делами в своих сферах влияния. На этом фоне ситуация в Европе всё более накаляется: отсутствие ярко выраженного лидера континента даёт основания для претензий на эту роль сразу нескольких государств, объединенных в два военно-политических блока: с одной стороны - Англии и Франции (Антанта), с другой - Германии и Австро-Венгрии (Тройственный союз). Вопрос только в том, кто и когда эти претензии предъявит. Именно в это время из-под пера шведского ученого-географа и политика крайне правого толка Юхана Челлена (1864-1922) выходит книга «Великие державы». В ней он впервые вводит термин «геополитика» и излагает достаточно стройную теорию «геополитического устройства Европы», доказывая, что малые страны в силу своего размера и в зависимости от географического положения обречены на подчинение «великим державам», которые также в силу объективных законов геополитики обязаны (!) объединить их в единые «хозяйственно-политические комплексы». Указывая на сложившиеся таким образом «комплексы» вне Центральной Европы во главе с одними великими державами (Британская и Российская империи, США), Челлен, будучи ярым пангерманистом, считал, что формирование большого центрально-европейского «комплекса» («Срединной Европы») является главной задачей другой великой державы - Германии. Необходимость и неизбежность насильственного объединения Европы под эгидой Германии составляло основную идею геополитической доктрины Челлена. Более того, совместно с немецким пастором Фридрихом Науманном, Челлен предложил план «геополитического охвата» Германией всех стран, расположенных между Атлантическим океаном, Балтикой, Персидским заливом и Адриатическим морем.

Последующие события превзошли самые смелые ожидания «отцов» геополитики. Началась Первая мировая война, активное участие в которой впервые приняли все пять известных к тому времени великих держав - Англия, Франция, Германия, США и Россия, а также такие сильные региональные лидеры как Австро-Венгрия и Япония. Инициатором войны выступила Германия, главной целью которой было стремление добиться гегемонии в Европе и захватить колонии своих западноевропейских соперников. Геополитические цели – захват стратегических территорий и формирование обширных зон геополитического влияния (ЗГВ), прежде всего в Европе, преследовали все главные участники Первой мировой войны. Вынужденно вступившая в войну в качестве члена Антанты Россия стремилась укрепить свои позиции на Балканах, а также путём захвата Константинополя и черноморских проливов осуществить свою давнюю мечту - получить выход к Средиземному морю.

Поражение германо-австрийского блока, подписание в 1919 году Версальского и Сен-Жерменского мирных договоров («беспримерных по беспощадности к побежденным», как писали газеты того времени) и создание на их основе Версальско-вашингтонской системы завершают первый в истории человечества поистине глобальный геополитический сдвиг. Распадаются побеждённые и образуются новые государства, перераспределяются колонии, формируются новые ЗГВ и политические союзы. Наибольшие потери понесли Германия, Австро-Венгрия (распавшаяся на 3 государства) и Россия, которые выпали из числа не только мировых, но и европейских лидеров. Три страны - Англия, Франция и США, подтвердили статус великих держав. Однако в наибольшей степени усилили своё геополитическое положение США, к тому же разбогатевшие на военных поставках. Никогда ещё их влияние в Европе и в мире не были столь значительными.

Вторая мировая война во второй раз приводит к насильственному изменению глобальной геополитической конфигурации, которое в очередной раз закрепляется юридически, теперь уже решениями Ялтинской и Потсдамской конференций 1945 года. В результате перераспределения ЗГВ снова существенно изменилась расстановка сил во всех стратегически значимых регионах мира. На послевоенную политическую авансцену вышли только две великие державы - СССР и США. СССР создал империю качественно нового типа - мировую социалистическую систему, которая объединила страны на основе единой идеологии. США упрочили своё лидерство в капиталистическом мире. Военно-политический и экономический центр капиталистической системы впервые переместился из Западной Европы в Северную Америку.

Сразу же после окончания Второй мировой войны американцам удалось создать разветвленную сеть крупных военных и военно-морских баз на всех стратегических направлениях. Однако стремительное распространение советского влияния на восточноевропейские страны и быстрая утрата атомной монополии потребовали от США и их союзников разработки новой стратегии, направленной на нейтрализацию «советской военной угрозы» и усиление американских позиций. При этом идеологические противоречия оставались для Вашингтона только поводом, позволявшим ему маскировать истинную причину углубляющегося кризиса в отношениях с Москвой - противоречия геополитические. В качестве теоретической основы новой стратегии были выбраны знаменитая речь Уинстона Черчилля в Фултоне и опубликованная в июле 1947 года в журнале « Foreign Affairs » статья советника американского посольства в Москве Джорджа Кеннана «Источники советского поведения». Главными инструментами обеспечения геополитических интересов американцев в Европе стали план Маршалла и созданный в 1949 году военно-политический блок НАТО. Весной 1954 года США отклонили предложение Советского Союза о его приёме в члены НАТО. Подписание в октябре того же года Парижских соглашений, вступление в НАТО ФРГ (5 мая 1955 года) и образование Организации Варшавского Договора (14 мая 1955 года) завершили исходную расстановку сил в послевоенной Европе.

Создание и последующее противостояние в центре Европы двух мощных военно-политических блоков породили качественно новый тип мировой войны - Холодную войну. Основным политическим содержанием этой войны стало противоборство двух, разделенных по идеологическому принципу, гигантских социально-политических систем, осуществлявшееся на фоне научно-технической революции преимущественно жесткими невоенными средствами [1].

И исход этой войны во многом предрешила экономическая и технологическая мощь США, позволившая им обеспечить решение главной геостратегической задачи по объединению и укреплению трех главных противостоящих Советскому Союзу «центров силы» - США, Западной Европы (НАТО) и Японии. При этом единственным приоритетом во внешней политике Вашингтона даже в отношениях со своими союзниками оставались геополитические интересы США, находившиеся в постоянном развитии.

В то же время в СССР геополитика до последнего времени оставалась «реакционной антинаучной доктриной». Поддержка же тех или иных государств осуществлялась, как правило, по идеологическим признакам, без учёта национальных интересов СССР. Холодная война как политический феномен так и не был до конца понят и осознан кремлёвским руководством. Поэтому ставка в противоборстве с США делалась в значительной степени на развитие военно-промышленного комплекса и военных средств [2], которые, как оказалось, в отличие от невоенных средств невозможно было применить глобальном масштабе.

Крушение Советского Союза, несомненно, великой державы, добившейся во второй половине ХХ века равного могущества с США и оставившей свой яркий след в истории цивилизаций, привело к окончанию Холодной войны. Наиболее глубокие изменения произошли в Евразии, где сложилась качественно новая геополитическая конфигурация, впервые в новейшей истории обусловленная практически беспрепятственным доминированием США. Так завершилась длившаяся 45 лет (1946 - 1991 г.г.) Холодная война. Война, которая стала третьей и последней мировой войной в ХХ столетии.

Безусловно, главными геополитическими последствиями Холодной войны стали разрушение Советского Союза и его уничтожение как великой державы, образование единой Германии и новых евразийских государств, а также перераспределение всех (за редким исключением) советских (и традиционно российских) ЗГВ в пользу США и НАТО. Эти события внесли принципиально важные коррективы в расстановку основных сил на мировой арене, создав, по существу, «новую геополитическую реальность». Анализ этапов формирования этой конфигурации позволяет раскрыть взаимосвязь основных геополитических параметров и выявить некоторые тенденции её дальнейшего развития.

К началу нашего столетия кризисные явления, сопровождавшие индустриальную стадию развития Запада на протяжении XIX в., вылились в глобальный кризис, который фактически продолжался всю первую половину XX в. Материальной основой кризиса являлось быстрое развитие рыночных отношений на базе индустриального производства, технического прогресса в целом, что, с одной стороны, позволило западному обществу сделать резкий рывок вперед по сравнению с другими странами, а с другой, — породило явления, грозящие западной цивилизации перерождением. Действительно, наполнение рынков товарами и услугами все более полно удовлетворяло потребности людей, однако расплатой за это стало превращение подавляющей массы трудящихся в придаток станков и механизмов, конвейера, технологического процесса, все более придавало труду коллективный характер и т.п. Это вело к обезличиванию человека, что ярко проявилось в становлении феномена массового сознания, вытеснявшего индивидуализм, личностные интересы людей, т.е. ценности, на основе которых собственно возникла и развивалась гуманистическая западная цивилизация.

По мере развития индустриального прогресса гуманистические ценности все более уступали место корпоративному, технократическому, наконец, тоталитарному сознанию со всеми известными его атрибутами. Эта тенденция ярко проявилась не только в духовной сфере в форме переориентации людей на новые ценности, но способствовала невиданному усилению роли государства, превращавшегося в носителя общенациональной идеи, заменявшей идеи демократии.



Последствия первой мировой воины

Поводом к войне послужил трагический выстрел в Сараево, истинные же ее причины коренились в сложных противоречиях между странами-участницами.

Латвии, Литвы, Польши, Финляндии и Эстонии. Первая мировая война продемонстрировала кризисное состояние цивилизации. действительно, во всех воюющих странах свертывалась демократия, суживалась сфера рыночных отношений, уступая место жесткому государственному регулированию сферы производства и распределения в его крайней этатистской 1 форме. Эти тенденции противоречили хозяйственным основам западной цивилизации.

Не менее ярким свидетельством глубокого кризиса были кардинальные политические изменения в ряде стран. Так, вслед за Октябрьской революцией в России прокатились революции социалистического характера в Финляндии, Германии, Венгрии; в других странах отмечался небывалый подъем революционного движения, а в колониях — антиколониального. Это как бы подтверждало предсказание основателей коммунистической теории о неизбежной гибели капитализма, о чем также свидетельствовали возникновение Коммунистического 3-го Интернационала, приход Социалистического Интернационала, приход к власти во многих странах социалистических партий и, наконец, прочное завоевание власти в России большевистской партией.

Первая мировая война явилась катализатором индустриального развития. За годы войны было произведено 28 млн. винтовок, около 1 млн. пулеметов, 150 тыс. орудий, 9200 танков, тысячи самолетов, создан подводный флот (только в Германии за эти годы было построено более 450 подводных лодок). Военная направленность индустриального прогресса стала очевидной, следующим шагом явилось создание техники и технологий для массового уничтожения людей. Впрочем, уже в годы Первой мировой войны были произведены чудовищные опыты, например, первое применение химического оружия" немцами в 1915 г. в Бельгии под г.Ипр.

1 Этатизм — активное участие государства в экономической жизни общества, преимущественно с использованием прямых методов вмешательства.

Последствия войны были катастрофическими для народного хозяйства большинства стран. Они вылились в повсеместные длительные экономические кризисы, в основе которых лежали гигантские хозяйственные диспропорции, возникшие в военные годы. Только прямые военные расходы воевавших стран составили 208 млрд. долларов. На фоне повсеместного падения гражданского производства и жизненного уровня населения шло укрепление и обогащение монополий, связанных с военным производством. Так, германские монополисты к началу 1918 г. аккумулировали в качестве прибыли 10 млрд. золотых марок, американские — 35 млрд. золотых долларов и т. д. Укрепившись за годы войны, монополии все более стали определять пути дальнейшего развития, ведущие к катастрофе западную цивилизацию. Подтверждением данного тезиса являются возникновение и распространение фашизма.

Вторая мировая. В настоящее время у исследователей нет единого взгляда на геополитическое состояние мира накануне Второй мировой войны. Часть историков (марксистов) продолжает настаивать на двух полисной характеристике. По их мнению, в мире имелись две социально-политические системы (социализм и капитализм), а в рамках капиталистической системы мировых отношений — два очага будущей войны (Германия — в Европе и Япония — в Азии). Значительная часть историков полагает, что накануне Второй мировой войны существовали три политические системы: буржуазно-демократическая, социалистическая и фашистско-милитаристская. Взаимодействие этих систем, расклад сил между ними могли обеспечить мир или сорвать его. Возможный блок буржуазно-демократической и социалистической систем был реальной альтернативой Второй мировой войне. Однако мирного альянса не получилось. 'Буржуазно-демократические страны не пошли на создание блока до начала войны, ибо их руководство продолжало рассматривать советский тоталитаризм как наибольшую угрозу основам цивилизации (результат революционных изменений в СССР, включая и 30-е годы), чем его фашистский антипод, открыто провозгласивший крестовый поход против коммунизма. Попытка СССР создать систему коллективной безопасности в Европе закончилась подписанием договоров с Францией и Чехословакией (1935). Но и эти договоры не были приведены в действие в период оккупации Германией Чехословакии в силу противодействующей им "политики умиротворения", проводившейся в то время большинством европейских стран в отношении Германии. страшные итоги Второй мировой войны, поставившие на грань уничтожения цивилизацию, заставили активизироваться ее жизнеспособные силы. Об этом свидетельствуют, в частности, факт оформления действенной структуры мирового сообщества — Организации Объединенных Наций (ООН), противостоящей тоталитарным тенденциям в развитии, имперским амбициям отдельных государств; акт Нюрнбергского и Токийского процессов, осудивших фашизм, тоталитаризм, наказавших главарей преступных режимов; широкое антивоенное движение, способствовавшее принятию международных пактов о запрете на производство, распространение и применение оружия массового поражения и т. д.

Ко времени начала войны лишь, пожалуй, Англия, Канада и США оставались центрами резервации основ западной цивилизации. Остальной мир все более скатывался в пучину тоталитаризма, что, как мы пытались показать на примере анализа причин и последствий мировых войн, вело к неминуемой гибели человечества. Победа над фашизмом упрочила позиции демократии, обеспечила путь к медленному выздоровлению цивилизации. Однако этот путь был весьма непростым и длительным. Достаточно сказать, что только с момента окончания Второй мировой войны до 1982 г. имели место 255 войны и военных конфликтов, до недавнего времени длилось разрушительное противостояние политических лагерей, так называемая "холодная война", человечество не раз стояло на грани возможности ядерной войны и т. д. Да и сегодня мы можем видеть в мире те же военные конфликты, блоковые распри, сохраняющиеся островки тоталитарных режимов и т. д. Однако, как нам представляется, уже не они определяют лицо современной цивилизации

< Назад   Вперед >

Содержание
 
© uchebnik-online.com